Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Добренькие



В слове "добренький" суффикс намекает на то, что речь идет о фальшивой доброте, притворной, показной.

Когда добренькие люди начинают избавляться от "излишней доброты", дела их становятся еще хуже.

Доброты у них и так никакой нет, на этом месте дыра, а они делают свою дыру больше.

Доброта - это избыток личной силы, щедрость, а у них явный дефицит энергии, голод. Отсюда тревожность и потребность в чужом плече, желание угождать, чтобы их поддержали.

Сколько бы я ни писала о коронах спасателей, многие продолжают думать, что это у них от того, что они стараются быть сильными, хорошими и добрыми.

Не удается мне пока прорваться через защиты многих читателей и убедить, что корона спасателя отрастает не потому, что вы сильными быть искренне стараетесь ("впитав родительские установки"), а потому что зависимость свою и ущербность видеть не хотите.

То есть "спасателям" кажется, что им просто надо перестать на себя лишнее брать, перестать жалеть других, перестать подставлять плечо, и тогда они делают вывод, что им надо самим побольше на других опираться. То, что надо перестать липнуть и висеть на чужих плечах, они не понимают, потому что не видят этого, им кажется, что все наоборот, они - свое плечо подставляют. И они начинают больше виснуть, хотя куда уж больше?

Возьмем типичный пример со спасательницами из писем. Все они как заюшка в лубяной избушке приглашают неприкаянных лисиц к себе в избушку, поскольку жить не могут в одиночестве и нуждаются в слиянии с кем-то большим. Обычно не лисиц приглашают, а лисов, но и лисиц иногда, если речь о подружке (которая им очень нужна). Потом лис учит их находить пятый угол, конечно, и заюшки плачут, ищут петуха. Если петух находится, он выгоняет лиса, и сам принимается заюшку строить в хвост и гриву. То есть заюшка опять пятый угол ищет. Так от лиса к петуху, от петуха к лису, заюшки всю жизнь и зашатаются, потому что никак не могут увидеть причину того, почему у них все так плохо.

А плохо им потому, что они не хотят на себя опираться, все время ищут чужого плеча. И когда они пытаются снять корону спасателя, они решают, что хватит строить из себя сильных и начинают откровенно искать чужого плеча. Вы таких женщин сто раз слышали "хочу себе сильного, а не слабого, устала всех на себе тащить". Давайте посмотрим, как именно и кого она на себе тащит.

Типичная спасательница-заюшка боится "слишком успешных". Они к ней и не пристают, конечно, но она всех вокруг успевает осведомить, что красивые мужчины ей не нравятся, нравятся страшненькие, мускулистых мужчин она не любит, ей нравятся тощенькие, а еще ей нравятся парни маленького роста, феминные, чувствительные, уязвимые, запутавшиеся, гопники, хиппи, маргиналы. Слышали таких? Сами такие? Значит это вы и есть - спасательницы. Вкусы у всех людей разные конечно, кому-то более худые нравятся, кому-то крупней, но если вы ищете и предпочитаете в партнерах то, что считается недостатками, то есть слишком худых или слишком толстых, значит вы пытаетесь за счет уязвимости партнера обеспечить его привязанность к себе. Вы думаете как заюшка "спасу лисичку, она будет вечно моя".

Не будет. Как только встанет на ноги, уйдет или вас выгонит. А может быть не встанет на ноги, так и будет лежать у вас на кровати и вами командовать.

Обратите внимание, лисичка - это не лягушка, это крупный, хищный, пушной зверь, то есть заюшки больше всего влюбляются, когда несчастный - только с виду несчастный, а на самом деле больше их и сильней. Если не материально, то морально. Если бы заюшки опереться не хотели, они бы не искали слияния.

Никто на самом деле не хочет тратиться, все мечтают получать, получать, разинув голодную жадную пасть, но многие боятся, что сильному они не нужны, поэтому ищут слабого с виду, бедного, которого они мечтают присвоить, выходить, расколдовать, долюбить, чтобы с облегчением повиснуть у него на шее.

Никогда не бывает так, чтобы действительно сильный человек помог кому-то и попал бы от него в зависимость. Когда отдаешь от избытка, а не от дефицита (мечтая так разбогатеть), в зависимость не попадаешь, а вот когда стараешься получать, когда привыкаешь на это рассчитывать, вот тогда начинается и зависимость.

Лис лежит у заюшки на кровати, заюшка блины печет, а сам думает: у меня теперь друг есть, большой, красивый, пушистый, рыжий, я теперь не одинок. А еще он блины считает, которые лису уже скормил, и думает, что надо долюбить этого волчонка до хорошего состояния и получить с него компенсацию за все свои старания.

Вот типичная история спасательниц. Приходят к ним мужчины, которые кредитов набрали, с женой разошлись, работу потеряли или заболели. Но мужчины эти всегда перспективные или симпатичные, или кажутся такими. У любой спасательницы всегда не жалость на первом месте, а алчность. Это кошелек, который она нашла на дороге, это ценная вещь, которую почему-то выкинули на помойку, а вот она ее сейчас схватит, притащит домой, отмоет, и будет в ее жизни праздник.

"Люблю мужскую уязвимость," - говорят всегда спасательницы, потому что надеются, что уязвимость позволит им получить власть. Но такие спасательницы всегда ошибаются, потому что не видят своей собственной уязвимости, во много раз большей, чем у того несчастного, в которого они вцепились (а была бы у них меньше уязвимость, не вцепились бы, вцепляется только слабые). Вскоре они оказываются в роли слуги, и пока не отрефлексируют свою зависимость, так и будут думать, что "жалеют" и "слишком добрые".

Вот спасает спасательница мужчину своего, дает ему деньги, покупает водку, слушает про его любовниц, а потом корона ее сползает и ее охватывает гнев. Пошел вон, говорит она, допустим. Мужчина начинает вещи собирать, идет к двери, а у двери оборачивается и глаза его полны слез. Он говорит ей о любви и спрашивает, уверена ли она. И сердце спасательницы обрывается. Она тоже плачет. Мужчина ее обнимает и они решают продолжить совместную жизнь.

Выслушав рассказ об этом эпизоде, подружки делают вывод, что спасательница слишком добрая и сильная и ей надо учиться опираться на мужчин. На самом деле, когда мужчина у двери, ее охватывает страх панический. Он уйдет, думает она, и его не будет, я буду одна, мне страшно, и я столько вложила, я так привязалась, и сейчас все закончится. Нет, надо дать ему еще один шанс, и идет покупать новые фишки в этом казино. От доброты к хозяевам казино играют азартные игроки? Или отыграться хотят от жадности и нежелания принимать факт проигрыша? Здесь то же самое.

Почему так важно отрефлексировать, что вами правит не жалость, не доброта, не иллюзия силы даже, а обычная зависимость и страх потерять? Потому что только отрефлексировав свою дыру, вы можете сделать вывод - не буду цепляться за него, это мою дыру увеличит еще больше, мне надо учиться опираться на себя. Мне надо порвать с моей зависимостью. Мне надо срочно заполнить чем-то мою дыру.

Представьте себе, что ваша рука тянется за сигаретой. Если вы будете думать, что это сигарета вас очень тянет, просит и зовет, вы не сможете нащупать в себе волю и перенести внимание. А если вы осознаете, что сигарете вы безразличны, это вы ее хотите, вы тянетесь к ней, вы нуждаетесь, вы сможете сказать себе, что вам это не нужно и вредно. Не приписывайте тягу другому человеку, не выдумывайте, что это он вас тянет к себе изо всех сил, умоляет, зовет, липнет к вам. Вы нему тянетесь из-за своей дыры, вы сами липнете. Закройте эту дыру, не будете тянуться, и не придется выдумывать, что это он нуждается в вас, а вы спасаете его и помогаете ему из-за своей доброты и духовного света.

Если спасательницами или спасателями были, можете проанализировать мотивы?

У мужчин похожие истории всегда. Вы в письмах много раз видели. Встретит мужик девушку, которая намного более спонтанная, чем он, более востребованная и сильная, и начинает ее спасать как бедняжку. Она не бедняжка, к настоящей бедняжке он бы не прилепился, он выбрал получше и посимпатичней девицу, но чтобы не бояться, решил, что она дурочка, запутавшаяся и пропадающая без него. Ну и бегает за ней, спасает как бы, в своей голове. А она либо ездит на нем верхом, либо голову ему морочит, потому что ей-то он не нужен, она хочет кого-нибудь получше него, он слабак. И никак такой спасатель проблему свою не решит, пока не осознает, что это он прилепился, что он не нужен, что он сам нуждается в девушке этой, а не она в нем, как ему нравится думать.Как только осознает, в одну минуту отстанет. Просто увидит: так ведь я не нужен ей совсем, надо отстать. Ей только жилье мое нравится, моя заюшкина избушка, или мои деньги, или некоторые услуги мои, а я нет, совсем нет. А вот я нуждаюсь в ней, сильно, но надо отвыкать, надо опираться на себя, не липнуть. Только так снимается корона спасателя, а больше никак.
Tags: Границы, Спасатели
  • 57 comments
  • 57 comments

Comments for this post were locked by the author