Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Должен ли мужчина платить?

Многих женщин волнует вопрос, должен ли мужчина платить.

Например, в кафе, в театр, за билеты и отель в отпуске, за квартиру и т.д. Про совместную жизнь все более-менее понятно: бюджет обычно общий, и если оба работают, оба и вкладываются, кто сколько может. Насчет декрета женщины тоже все вроде более-менее ясно: если она с ребенком, значит зарабатывает он. А вот как быть в период романтических встреч? И в самом начале совместного проживания, пока о законном браке речи еще не идет?

С одной стороны, интуиция (или что-то еще) подсказывает женщинам, что мужчина платить должен, иначе как-то странно себя приходится чувствовать. С другой стороны какой-то патриархальностью от всего этого веет, а то и чем похуже даже. Если предположить, что мужчина женщине понравился, и она с ним хочет отправиться к нему домой, то получается, что оплата ужина, такси туда-обратно, букетик цветов и бутылка вина для нее, это его плата за секс? Странная какая-то плата. Не говоря уже о том, что откровенно дешево, но это даже и не наличные деньги, которые, например, получает проститутка и может потратить на себя, а не на свидание.

А если предположить, что мужчина женщине не понравился или чем-то понравился, но не настолько, чтобы ехать к нему домой, или женщина вообще не считает, что нужно ехать к кому-то домой до того, как чувство станет крепким, взаимным и очевидным обоим, то тоже не совсем понятно, за что платит мужчина. За то, чтобы иметь робкий шанс? За то, чтобы провести вечер в компании женщины, которой он не очень нравится или нравится "как человек"? За то, чтобы показать, что он - мужчина, то есть существо более сильное и финансово благополучное, чем женщина?

И если мы предполагаем, что в бюджете любого неженатого мужчины заложена такая регулярная, почти ежедневная статья как "ужин с девушками" и "подарки девушкам", то мы должны согласиться, что зарплата у мужчин должна быть больше на тех же позициях, а с этим согласиться никак нельзя, потому что ужин ужином, а одна и та же работа должна быть оплачена одинаково. Но если работа оплачивается одинаково, должен ли мужчина всегда платить? И если да, то почему?

Согласитесь, тема сложная, и хочется в ней разобраться.

Сразу вспоминается Овидий, который в "Науке любви" писал, что это, дескать, издревле в порядке вещей, мужчины покупали расположение женщин за еду: ягоды, орехи и прочий корм. Это сейчас некоторые не очень умные мужчины считают, что женщин в древности просто насиловали, на самом деле люди изначально жили в групповом браке, и изнасиловать женщину было все равно, что подойти к другому мужчине и силой отнять у него еду. Люди не отнимали ничего друг у друга силой, в их первобытном стаде была коммуна, можно почитать об этом Энгельса в "Происхождении семьи", который цитирует многих исследователей первобытных племен (например, Моргана, который кодекс Хаммурапи откопал, и много чего другого полезного сделал).

Те стада, внутри которых были конфликты, быстро вымирали. Выживали только те, которые научились обмену и создали законы, которым строжайшим образом следовали. Закон=бог, и бог - олицетворение закона. Размножились лишь те люди, которые создали или открыли богов. А первым известным богом был протошумерский Ан или Нан, что означает в переводе со многих древних языков - мать. Энгельс пишет, что материнское право - основа древней организации, патриархат зародился намного позже, тогда, когда появилась частная собственность и рабство как способ производства, а пока люди жили коммуной и питались дарами природы, право было материнским.

Семья вскоре стал экзогамной, то есть исключающей любой секс внутри рода, поскольку от близкородственных связей рождались мертвые и больные дети, и опять ни о каком насилии женщин в мирной жизни речи идти не могло. Если чужак попытался бы изнасиловать женщину, ее сыновья, братья и дядья, разорвали бы такого чужака, а свои мужчины женщину вообще не трогали, поскольку за нарушение кровосмесительного табу карались смертью. Кстати, нарушителей табу даже убивать чаще всего не требовалось, они сами умирали, можно об этом у Фрэзера почитать в "Золотой ветви", например, или у Фрейда в "Тотеме и табу". То есть трепет перед законами был велик.

Поэтому расположения женщин и мужчины других родов могли лишь просить. И так люди жили много тысяч лет. С момента возникновения частной собственности, производства и, следовательно, рабства, гаремов (из рабынь) и отцовского права, прошло не так уж много времени, по сравнению с предыдущим периодом истории, поэтому те, кто любят говорить про какие-то "инстинктивные программы" в процессе естественного отбора, должны усвоить, что в "инстинктах" этих могло быть записано только почтение и поклонение женщинам, как источнику жизни, а не что-либо еще.

Но вот насчет того, что древние женщины уже были проститутками по сути своей и отдавались за еду и подарки, Овидий ошибался. Человек в первобытной коммуне не мыслил себя единоличником, все, что было у него, принадлежало всей семье и распределялось строго поровну, поэтому выбирать мужчин по количеству и качеству подарков женщины не могли, выбирали по другим критериям, если вообще выбирали. Проституция зародилась тогда, когда право постепенно стало отцовским, а собственность - частной, и тогда женщины стали делиться на честных жен, которые получают содержание от одного мужа, проституток, которые получают деньги от разных мужчин, и женщин, которые остаются в доме отца, по какой-то причине. Другого доступа к пище у женщин не было. Только через мужчин.

Что мы имеем в настоящее время? В настоящее время женщины получили такое же право на собственность, как и мужчины, однако доступ к материальному богатству у них намного меньше, в силу материнства и некоторых гендерных особенностей, связанных с ориентацией на материнство. Материнство хотя и является "свободным выбором женщины", содержит в себе очень много ловушек, благодаря которым женщины сами отдают свою экономическую свободу. Сама будущая возможность забеременеть уже настраивает (с раннего детства) женщин на то, что они должны иметь детей и хотят посвятить себя этому. У мужчины возможности забеременеть нет, получение ребенка не связано у него с такими ограничениями, это происходит через тело другого человека - жены. Женщина с детства понимает, что она должна стать матерью и это требует от нее от многого отказаться, многое считать несущественным. Радость и важность материнства так велика, что женщины выбирают иметь ребенка, нежели отдать свои силы экономическому процветанию. Те женщины, которые воспринимают материнство как угрозу личному благосостоянию, остаются без детей, и являют собой далеко не лучшие примеры.

Таким образом, сам факт материнства пока включает в себя жертву, и большинство женщин вполне сознательно идут на нее. Но другая половина человечества (мужчины) которые появляются на свет благодаря репродукции и получают потомство, не должны делать вид, что такая жертва - естественный и вечный ход вещей, а должны начать участвовать в репродуктивном труде настолько, чтобы женщины могли реализовать свое право на экономическое равенство, чтобы это право не оставалось чисто бумажным, формальным, которое невозможно реализовать. Нельзя ставить женщину перед выбором "карьера или материнство", большинство женщин выберут (и выбирают) второе и будут правы. Однако это выбор не свободен и кажется таким лишь тем, кто не понимает, что такое свобода и что такое выбор. Подобный "выбор" приводит к тому, что женщины остаются не вполне полноценными людьми и не могут реализовать данные им права, в то время как мужчины остаются неполноценными родителями и почти не участвуют в формировании своих детей. Страдают от этих перекосов все три стороны: и мужчины, и женщины, и дети, тогда как при разделении родительских обязанностей, в перспективе все три стороны могли бы выиграть. Для этого нужно и личное участие каждого мужчины, и осознание женщин, и общественное переустройство, и изменения в культуре. К счастью, многие перемены и в сознании, и в устройстве, можно наблюдать уже сейчас.

Поэтому, когда мы разбираем, чего должны, а чего не должны мужчины, нам нужно учитывать две плоскости: настоящее положение вещей и то, к чему мы хотели бы стремиться. Если игнорировать настоящее положение вещей, то есть объективное неравенство возможностей, и делать вид, что мужчины и женщины уже сейчас совершенно равны, получится несправедливость (как сказал Аристотель "когда неравные ведут себя как равные, получается намного большее неравенство"). Если игнорировать то, к чему мы хотели бы стремиться, неравенство будет сохраняться и закрепляться. Существовать одновременно в двух плоскостях не легче, чем сидеть одновременно на двух стульях, однако, в период перестройки системы - это единственно правильная политика.

Смотрите, что происходит, если объективное неравенство игнорируется. Женщина встречается с мужчиной, и он ведет себя так, будто они полностью равны, тогда как женщина намного более уязвима со всех сторон. Чаще всего, у нее меньше зарплата, почти всегда общественное мнение смотрит на ее внебрачные связи осуждающе, ее тревога, связанная с репродуктивным поведением, обычно выше, бонусов от секса меньше, времени на ошибки и эксперименты меньше, то есть со всех сторон женщина ощущает себя в более слабом положении (в среднем, конечно, в частности зависит от частностей). Всевозможные ритуалы, типа традиционных "ухаживаний" мужчины, обязанностей звонить самому, назначать свидания, галантно открывать дверь, платить за ужин, быть инициатором разговоров и продолжения отношений, весь этот комплекс "настоящего рыцаря" компенсирует слабую позицию женщины, хотя бы отчасти, и она чувствует себя куда лучше. Если мужчина ничего этого не делает, она чувствует себя так, будто выпрашивает расположение этого мужчины, поскольку, сравнивая с другими парами, видит, что он ведет себя так, как ведут себя незаинтересованные в отношениях люди. Все относительно, и то, что в одной культуре - комплимент, в другой - оскорбление, и в нашей культуре, если мужчина не стремится заплатить за ужин, он дает понять женщине, что рассматривает ее как товарища, а не как привлекательную даму.

С другой стороны, если всю эту историю с ухаживаниями и букетами цветов, воспринимать слишком серьезно, а не видеть в этом всего лишь правила приличия и романтический ритуал, можно забыть о том, что целью является все-таки равенство прав, а не укрепление доминирующей позиции мужчины и не устранение женщины от экономической стороны жизни. То есть если мужчина платит за ужин, он как бы дает понять, что готов кормить эту женщину и дальше, если она будет его женщиной, но такое положение дел нас совершенно не устраивает, поскольку женщина, которую кто-то кормит, оказывается отстранена от социальной зрелости, остается в инфантильном и зависимом положении. Это подобно тому, как человеку, поступившему в вуз, предложить сдавать за него все экзамены, а человеку, который устроился на работу, предложить работать за него. Похоже на любовь и заботу, но зачем личности, чтобы другой за нее жил? А она что будет делать в это время?

Получается, что если мужчина не платит за ужин и не рвется окружить женщину символической материальной опекой, она ощущает себя неинтересной ему (пока, по крайней мере, и, по крайней мере, в России) и является по факту не слишком интересной, скорее всего. А если мужчина платит за ужины и за все остальное, в какой момент он должен перестать это делать и перейти на равенство? И не почувствует ли тогда женщина, что романтика резко закончилась и начались суровые будни?

На мой взгляд, идеальной картиной является ситуация, при которой заинтересованный мужчина предоставляет женщине все, что может, то есть предлагает не только платить за нее в ресторане, но и обеспечивать все остальные ее нужды, а женщина... отказывается. Только не нужно думать, что в этом случае мужчины будут предлагать в надежде на отказ, если мужчина вызывает такие серьезные сомнения отказываться нужно тем более, и желательно вообще от всего, от секса в первую очередь. Но самая красивая и стройная картина отношений, когда женщина принимает от мужчины только символическую опеку, но не принимает материальной и другой серьезной. То есть он просит у нее возможности оплатить ужин, но она платит за себя сама. Если он дарит ей подарок, а она принимает, она тоже дарит подарок в ответ, и не берет от него подарки многократно дороже, чем сама может подарить. То есть следить за равенством должна женщина, поскольку это она - отказывающая сторона, а мужчина должен активно стараться дать женщине как можно больше. Когда женщина просит или ждет и намекает, а мужчина не дает или делает вид, что не понимает, картина становится очень тоскливой. Когда и мужчина не дает, и женщина делает вид, что ей не нужно, смотреть тоже грустновато.

Конечно, в ситуации, когда женщине действительно потребуется забота и помощь, она сможет этим воспользоваться, и мужчина, как мне кажется, должен быть рад помочь, однако, это не должно касаться ситуаций, когда женщина может позаботиться о себе сама (а она должна сама о себе заботиться, если она личность). Женщина не должна радоваться возможности проявить свою беспомощность. Ничего радостного в беспомощности нет и быть не может. За любой беспомощностью стоит бессилие, а за бессилием бесправие, и это нужно очень хорошо понимать.

(С)Марина Комиссарова

Tags: Гендер
Subscribe

Posts from This Journal “Гендер” Tag

  • Русские мужчины

    Про наших мужчин хочу написать. Про российских. Часто читаю мнение дам, что, мол, европейские мужики женщин больше уважают, а восточные мужики за…

  • Ссорные лайки

    Кроме явного дефолта и дисбаланса в парах очень часто встречается такая проблема, как "все хорошо, но он смотрит на девчонок", "он лайкает…

  • Исключения из правил

    О чайлдфри в комментариях к прошлому посту речь зашла. К чайлдфри нельзя относить женщин, которые не могут иметь детей по состоянию здоровья.…

  • 172 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 172 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author