Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Письмо: "Всегда искал Принцессу, чтобы ей служить"

Любой пограничный баг устроен следующим образом.

Фокус на себе - упоение своей грандиозностью, локус у другого - проецирование на другого нужды в себе.

То есть Штурман упивается своей силой, а другого воспринимает как нуждающегося и даже просящего руководства. Хотя это Штурман нуждается в том, чтобы кем-то руководить, а в его руководстве - никто.

Училка упивается своей мудростью, а другого воспринимает как нуждающегося в обучении. Хотя это она нуждается, чтобы вещать и нравоучать других.

Попрошайка умиляется своей беззащитности, а другого воспринимает как желающего опекать ее. И так далее.

И вот я предлагаю вам разобрать письмо от автора с большой Выскочкой. С грандиозно большой, хотя любой баг - о грандиозности.

Но бывают небольшие Выскочки, а бывают очень большие. Любой баг бывает большим и маленьким. Маленький куда лучше, чем большой.

Выскочки смотрят на себя из внешнего локуса, от лица восхищенной аудитории и поражаются своей уникальностью. Фокус их на своей гениальности, на своем выступлении перед воображаемыми фанатами.

Этот вот сам себе письмо написал, чтобы расписать, какой он необычный человек и объяснить все свои неудачи излишней щедростью и скромностью.

Написал сам себе письмо и прислал в мою рубрику.

kirakin

Добрый день!

Будет ли данное письмо интересно для Вашего блога?

***

Письмо шестнадцатилетнему себе

Привет!

Я – это ты двадцать лет спустя.

У меня сейчас на дворе ноябрь 2019-го. А у тебя сейчас ноябрь 1999-го.

Разумеется, ты не ждёшь моего письма. И вряд ли когда его получишь. Потому что даже если технологии путешествия во времени уже изобретены, то они никогда не будут использованы. Потому что Рэй Брэдберри. Потому что «Эффект бабочки».

Но я пишу. Не столько для тебя того, сколько для тебя, каким ты стал через двадцать лет.

Почему-то считается, что средние люди будущего умнее и мудрее людей средних настоящего и прошлого. Наверное, это из-за идеалистического представления о прогрессе и развитии цивилизации. На самом деле – нет.

Ещё некоторые думают, что люди из будущего обязательно должны подать некий знак, чтобы предотвратить трагедии и катастрофы, которые случатся в будущем, о которых в твоём времени пока даже никто не догадывается… Но этого в письме тоже не будет. Потому что не факт, что предотвращение одной трагедии не повлечёт за собой ещё большую трагедию.

Но я хочу поговорить о тебе.

Тебе пару недель назад исполнилось 16 лет. Ты учишься в 11-м классе элитной школы. Полгода назад ты впервые влюбился: эта девушка окончила школу и сейчас учится в Екатеринбурге. Ты искренне уверен, что поступишь сразу на второй курс университета (не зря же ты ходишь на курсы в вуз!), а через два года переедешь в Екатеринбург. Вы с ней поженитесь, будете счастливы и у вас будет много детей.
Поздравляю! Больше ты с этой девушкой никогда не встретишься. И оно, пожалуй, к лучшему. Через два месяца ты опять влюбишься на всю жизнь. В вожатую в пионерском лагере. Будешь с ней потом несколько лет переписываться. В твоё время ещё живут «бумажные» письма, через 20 лет их уже не будет. А летом 2000-го влюбишься ещё два раза. И тоже будешь долго переписываться. Это природа. Я не говорю, что это не серьёзно: наоборот! Это очень важно для тебя; для того, как потом будут складываться твои отношения с женщинами. Так уж получилось, что ты увлекался натурами чистыми и возвышенными (либо хотел видеть их такими); ты всегда искал себе Принцессу, чтобы ей служить. В начале 2010-х ты поймёшь, что был дураком. А в конце 2010-х поймёшь, что всё-таки был прав.

Знаешь, почему я начал о любви? Потому что в шестнадцать это самая важная для тебя тема.

Вторая – это место в обществе. В конце 90-х было много разных идей, будущее было таким неизвестным и непредсказуемым. И ты тоже будешь искать, как проявить себя. Как служить не только Женщине, но и обществу в целом; как сделать мир вокруг тебя лучше. К счастью, твоё рафинированное воспитание естественным образом будет отторгнуто брутальной внешней средой. И в каких-либо агрессивных или антисоциальных акциях и событиях тебя не замажет.

Это, кстати, будет позитивным фактором: всю твою последующую жизнь ты будешь работать в разных корпорациях, которые относятся к этому вопросу с бюрократической принципиальностью. Да, ты пока с отвращением относишься к самой мысли о том, что будешь, как твои родители, винтиком корпорации.

Через год, осенью 2000-го, тебе предложат работать в газете. Ты проработаешь там год, будешь зарабатывать хорошие деньги (особенно для вчерашнего школьника) и, пожалуй, будешь счастлив. Одновременно, впрочем, до небес взлетят твоё самомнение и гордыня. Они будут с тобой очень-очень долго… Но, пожалуй, ничего страшного не случится. Мне сложно судить, потому что я не знаю других вариантов, как могла развиться твоя жизнь иначе. Я даю оценку с той позиции, в которой нахожусь сейчас. И если ты одновременно получишь письмо от другого тебя, из параллельного пространства вариантов, ты сравни и подумай, какой путь выбрать.

С университетом тебе не повезёт. Тебе вообще нехрен было делать в техническом вузе. Я иногда упрекал себя, на кой чёрт я туда поступил, но тебя я упрекать не могу. В рамках твоего воспитания и отношения с родителями, в силу особенностей твоего характера, – ты просто не мог поступить иначе. Образование давалось попустительски, ты без особых напрягов закончил вуз. Работал в газете. Проявлял себя в каких-то культурно-массовых мероприятиях. Сейчас я удивляюсь тому себе: я терпеть не могу тусовки и дискотеки, но тебя я упрекать не могу. Ты познаёшь жизнь. Откуда ты знал бы своё отношение, если бы не попробовал? Это не относится к наркотикам. К счастью, ты благоразумный парень, и эта дрянь прошла мимо тебя. Впрочем, я не склонен переоценивать твой характер и силу воли (в сети алкоголя и табака ты таки попался) – просто сама жизнь на этом пути развития не дала тебе возможности сделать неверных шагов.

В старших классах школы ты занимался плаванием. Во время учёбы в вузе ты будешь заниматься каратэ два года, потом айкидо два года. Потом, уже в более старшем возрасте, боксом почти три года. И всё равно не научишься драться. С тобой, кстати, в группах будут заниматься будущие крупные руководители администраций и предприятий, но ты был парнем нелюдимым и «хороших знакомств» не завёл. Возможно, зря. Умение драться не стоит воспринимать буквально. Проблема, которую ты осознаешь только через пятнадцать лет, заключается в том, что число ресурсов на земле ограничено. Пока ты искренне убеждён в обратном: «ну, если этот кусок кому-то нужен, пусть забирает, я возьму следующий, получше; то, что на самом деле моё – оно само придёт ко мне, а чужого мне не нужно». Уж не знаю, откуда у тебя такое мировоззрение. Судьба, однако, перестаёт раздавать плюшки к тридцати годам. Ладно, пусть к тридцати пяти. Если не успел ничего ухватить к этому времени – некого винить, кроме себя. Впрочем, потом начинаешь относиться к этому философски: «если умеешь питаться чечевицей, то тебе незачем льстить царям».

Но не пугайся. Чечевицей тебе питаться не придётся. Все последующие двадцать лет ты будешь жив-здоров, красив и удачлив, хорошо одет и при деньгах, жить в красивой квартире и ездить на неплохой машине… Скажи, разве ты мечтаешь об этом в свои шестнадцать?
Впрочем, помню, что ты никогда не хотел быть человеком номер один. Свою миссию ты видел в том, чтобы служить. В любви – женщине. В карьере – лидеру. Вероятно, это страх принять на себя ответственность за свои поступки. Не забрать себе единолично, но внести свой вклад в победу группы, а потом получить причитающуюся тебе долю.

Не знаю, считать это везением или нет, но три лидера, на которых ты работал, будут «сбиты». И по «комсомольской» линии, и по «властной», и по «карьерной». Я не могу это никак прокомментировать. Я не столь высокого мнения о себе, чтобы считать, что это я приношу неудачу. Возможно, неправильно выбирал. Потому что не умею выбирать. Возможно, в силу отсутствия гибкости не смог «перестроиться» - и это тоже упрёк исключительно мне.

Впрочем, вопрос «служить» для тебя всё равно решится: ты будешь не «делать», а асушником – обслуживающим персоналом тех, кто «делает». На вопрос, заинтересован ли ты в продвижении по службе, ты через двадцать лет будешь отвечать отказом. Да, тебе в шестнадцать этого не понять. Но в 36 ты понимаешь, что если тебе задали вопрос, это совсем не значит, что тебя на самом деле повысят…

С женой тебе повезло. И дочка-красавица. Жаль, что только одна – но в этих вопросах остаётся только полагаться на волю Божью. Принимаем, что есть. И не ропщем.

Пожалуй, можно сказать, что ты счастлив… Только, знаешь – на фиг такое счастье.
Tags: evolutiolab
Subscribe
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author