Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Печорины и онегины

Я все пытаюсь склонить читателей изучать явления, а не пытаться сразу извлечь практическую пользу.

Пытаться сразу извлечь пользу - это все равно что, не рассмотрев пищу, сразу тащить в рот.

И это очень плохие границы. Это значит, что все, попадающее в фокус вашего внимания, вы пытаетесь сразу присвоить и использовать.

Разницу между печориными и онегиными нужно видеть не для того, чтобы онегиным стать печориными.

Онегиным нужно стать нерыбами, онегин-нерыба лучше печорина, а для рыбака и разницы никакой нет, кем он был.

И женщинам надо знать про печориных не для того, чтобы вить какие-то особенные силки для их поимки.

И даже не для того, чтобы строить крепость, защищающую от них.

Ни щипцов не нужно, ни башен, ни ЗВ, ни открытой пасти, пытающейся проглотить симпатичного человека или перенять симпатичные качества.

Ничего этого не нужно.

Нужно изучать явление, чтобы разбираться в нем, в том числе в самом себе, видеть это объемно и с разных сторон.

И применять надо лишь то, что действительно подходит, отфильтровав, адаптировав под себя. Это и будет значить - в границах: не от жадности, не от слепой нужды, а ради осознанного развития.

Мужчинам-онегиным (и КСЖ) нужно рассматривать печориных, чтобы лучше понять себя и увидеть свои слабые стороны, потому что увидеть и измерить что-то, можно только сопоставив и сравнив.

А женщинам нужно рассматривать печориных, чтобы их и онегиных лучше понимать и чтобы отрефлексировать свои реакции на тех и других, избавиться от багов, которые чаще всего вылезают в ответ на онежий или печоринский типы поведения.

Самопознание - цель изучения, ради саморазвития, без стяжательства, без стремления схватить и проглотить, или схватить и натянуть на себя.

Онегин-нерыба по эффективности влияния не уступает печорину, даже превосходит его иногда, но по картине отличается.

Если же сравнивать онегина-рапана и печорина, вот где будет глобальное различие не только по картине, но и по результату.

Когда я не уточняю, какой онегин имеется в виду, я имею в виду рыбу обычно. Надо понимать, что все может быть еще более запущенно в случае рапана, но может быть и куда лучше, в случае нерыбы.

Вчерашнее письмо может быть яркой иллюстрацией отличия онегина от печорина, поскольку, если присмотреться к герою, можно увидеть целый ряд совершенно нетипичных паттернов, которых мы не видим в 99% писем (где женщины описывают своих мужчин или мужчины себя), потому что большинство писем об онегиных и чаще всего о рыбах.

В чем своеобразие вчерашнего героя (в этом и предыдущем письмах автора)?

Почему она так быстро, практически мгновенно зацепилась и влипла?

Социальную ОЗ героя мы не можем оценить, не можем сказать, что все дело в огромной разнице ОЗ. Огромная разница при сближении действует как магнит, но это не тот случай.

Мы знаем про ОЗ героя два факта: он имеет какую-то необычную творческую профессию и он привлекательный внешне.

Но автор наша тоже привлекательна, поэтому огромной разницы тут нет. И вот еще что надо сказать про печориных.

Большинство из них не так уж красивы, онегины нередко куда красивей, но все печорины очень привлекательны из-за яркой спонтанности, как это часто говорят о них - "сильной энергетики".

Обаяние печориных намного выше среднего и поэтому довольно сложно объективно оценить их внешность, они сияют. Даже когда они в меланхолии и мрачны, они мерцают. Это вы можете увидеть даже на кукле в моем сериале. Я сделаю еще одного печорина через сезон и вы увидите то же самое. Это эффект поля, а не физическая характеристика. Чем точней печоринский тип, тем больше в нем сияния. Это то, про что говорят "огонь мерцающий в сосуде" или "обаяние личности". Поэтому если печорин не совсем уж урод, большинство женщин относят их к красивым, а если урод, относят к демоническим. Второе иногда еще больше привлекает, поскольку создает диссонанс: объективно не красив, но почему же нельзя отвести взгляд?

Необычные профессии, творческие или экстремальные часто бывают у печориных, это из-за легкой социопатии, которая им присуща, и некоторой обособленности. Тем не менее это тоже нельзя сбрасывать со счетов, это тоже действует на разрыв шаблона.

То есть типичный печорин - существо немного странное, будто не от мира сего, но при этом очень уверенное и твердо стоящее на ногах. Он не мечется, не ищет поддержки, не пытается произвести впечатление, он выглядит очень автономно. Это очень важный момент, особенно для девушек, которые влюбляются в печориных и голову ломают, почему они так впечатлены. Впечатлены из-за диссонанса. Большинство одиночек ведут себя настороженно или тревожно. Человек стайное животное и когда он один, во враждебной среде, он собран, напряжен, его готовность к самозащите считывается. Расслаблен человек в дружеской среде, когда он чувствует плечо близких, когда он ощущает себя дома. Вот к чему привык наш взгляд и наш бессознательный сканер реальности. А здесь наши ожидания натыкаются на неожиданное противоречие. Печорин обособлен, но спокоен так, будто находится не во враждебной среде, а дома. И этот самый сканер опознает в нем более сильного. Только сильный зверь может идти по враждебным джунглям с таким спокойствием.

Для чего это может пригодиться онегиным? Им не нужно пытаться стать печориными, но им стоит отрефлексировать, почему они производят неуверенное и слабое впечатление. В популярных какое-то время назад книжках о поведении альфа-самцов и высокоранговых особей что-то такое пытались сформулировать, с переменным успехом. Автономность и отсутствие тревоги, расслабленность, независимость - вот что сразу сигнализирует о вашей силе. На это и женщины могут ориентировать себя, это не качество самцов, это качества сильной личности, притягивающие внимания.

Но это невозможно ни сымитировать, ни изобразить, ни продемонстрировать. Для этого нужен нормальный локус и отсутствие короны. Нет короны, нет и качаний туда-сюда в попытках подкормить и поддержать самооценку, нет шарящего взгляда в поисках корма для короны. Нормальный локус - это опора на себя и независимость от других. Это сделает ваш образ сильным и уверенным, и уверенность эта будет читаться во всем.

У онегиных-нерыб то же самое. Они более мягкие и теплые, но точно такие же сильные и производят впечатление не менее ошеломительное. Не такое резкое может быть, но еще более завораживающее в процессе общения. Еще более выигрышное в конечном итоге, из-за доброты.

Профессия может быть самой обычной, но если вы любите свою профессию и уважаете себя в ней, вы будете производить точно такое же впечатление как человек необычной профессии. С первого взгляда не удивите, но симпатия к вам будет нарастать.

То есть если сравнивать печорина и онегина-нерыбу, первый оглушает, второй действует мягче, но в процессе общения даже сильней.

Мне, однако, неохота убеждать онегиных, что они тоже хорошие, если станут нерыбами. Все же я не нянька. Тем более, что онегин не может стать печориным. Разве что в самой ранней юности может перемена произойти, пока конституция пластична, а во взрослом возрасте нет. Это изначально разная структура.

У печорина до рыбака свой путь развития, ему нужно каким-то образом преодолеть свою обособленность и оппозицию между Я и Другие, а онегину, чтобы стать рыбаком, нужно наоборот сформировать границы и начать отличать Я от Других, иначе он все время сливает границы, проецирует свое на других и присваивает чужое.

Но я продолжу про особенности печориных, опираясь на письмо вчерашнего автора.

Испытав первый шок от необычности и высокой энергетичности героя, то есть от потока спонтанности, которым известны печорины из-за хороших границ, дальше она пребывала в состоянии безмятежности.

СЗ плавно растет во время безмятежности, незаметно и быстро.

Онегин-рыба сам мешает росту своей СЗ. Он мешает своими багами и своими порогами.

Пороги и баги - вот что мешает росту СЗ.

Онегин-нерыба растит СЗ так же быстро как печорин. Он чуть меньше ошеломляет в начале, но за счет этого его СЗ вырастает еще более плавно.

А вот онегин-рыба мешает своей СЗ расти. Она все равно растет благодаря его ОЗ (если та больше, чем у женщины) и благодаря короне женщины, но его баги и пороги мешают. Они то и дело выдергивают женщину из эйфории.

Рост СЗ - это состояние эйфории, наслаждения потоком общения и сближения. Это подобно процессу поглощения вкусной еды или даже вина.

Вот вы сели за стол и наслаждаетесь блюдом и запиваете его превосходным вином. Вот на что это похоже.

А теперь представьте, что вас все время что-то сбивает. То соседи за столом мешают, то блюдо кажется не очень свежим или пересоленым, то вино слишком горчит, а то в тарелке вам померещилась муха или даже не померещилась.

Вы раздражаетесь, возвращаетесь от эйфории к себе, ощупываете себя своим фокусом и приходите к выводу, что вам не по себе и лучше уйти. Потом вы решаете остаться и подождать смену блюд, потом снова думаете, не стоит ли вам уйти.

Вот так растет СЗ при общении с онегиным-рыбой. То растет, то падает, иногда растет незаметно на фоне раздражения, перемешивается с ним, конфликтует, вступает в противоречия.

У печориных этого не бывает, потому что нет багов и порогов. Они не грузят женщину, у них нет решета, ни фокуса на себе, ни щипцов.

Это идеально сервированный стол, хотя он может быть очень лаконичный и даже аскетичный. То есть некоторые печорины красноречивы, эмоциональны, а некоторые сдержанны, но первых хочется завороженно слушать, а вторым рассказывать без остановки. Фокус на другом в любом случае открывает вашу спонтанность, поток идет на человека. Несмотря на всю обособленность печориных, если уж они вступают в контакт с кем-то, они дают ему самое лучшее, никогда не сливают отбросы, не говорят с другим как сами с собой, сгружая на него что-то. Они обращаются к Другому. Для тех, кто никогда не общался с нерыбами, это может быть как шок.

Онегины-нерыбы такие же. Отличие лишь в том, что обособленность печорина создает ощущение, будто его поток - эксклюзивный дар. В какой-то мере это так и есть. Печорин общается не просто так, он действительно очень избирателен, и это чувствуется. Онегин-нерыба так же упоителен в общении, но он тепло настроен ко всем, хотя к любимым и теплей, а печорин в основном холоден и когда он открывается кому-то для общения, чувствуется, что это нечто особое.

Если у женщины есть корона, она поймается на это. Ей кажется, что это она такая особенная, хотя это всего лишь воля печорина - открыться ей сейчас, закрыться завтра.

И вот этот страшный крючок с пикой на фоне прежних горячих шаров - он открылся, а потом вдруг закрылся, многие женщины не могут пережить. Они не могут этого понять.

Онегины-рыбы еще более нестабильны, они могут загореться и перегореть в процессе одного разговора, но у них это выглядит не как гром среди ясного неба, а как постоянно переменчивая погода. Онегин не может гореть и вдруг резко захлопнуться, он постепенно остывает и киснет. С онегиными многие рапунцели вообще не замечают, что остыли не они сами. Онегин стал отмораживаться, а рапунцель с фокусом на себе ощущает вдруг, что ей стало скучновато, она убеждена, что онегин до сих пор из кожи лезет, чтобы ей понравиться. Он действительно что-то такое имитирует типа желания, но ему все скучней и скучней. Рапунцель может быть убеждена, что отморозилась первая, а онегин считает, что он. На самом же деле оба хороши.

А с печориным скала вырастает вдруг, на полном ходу. Они не колеблются, принимают решение уверенно, даже слишком резко. Вот только что он искрил и, казалось, пылал страстью. И вдруг "все, прощай". Это настолько не поддается нормальному анализу со стороны женщины (если это не золушка), что версия только одна - он обижен, он чем-то резко разочарован, какой-то фразой или поступком.

Печориных вечно считают бедняжками, а онегиных-рыб абьюзерами. Хотя ведут они себя наоборот. Печорин прямо говорит: пошла вон, не нужна. Онегин долго объясняет, почему его Жук сдох и сдох еще в детстве. Потом онегин вдруг берет свои слова обратно и просит прощения, потом снова начинает арию Жука. А печорин четко прощается, потом спокойно и где-то даже насмешливо слушает мольбы женщины, не беря назад ни одного слова. Удивительно, но печорина начинают жалеть, а онегина почему-то считают садистом.

На самом деле ничего удивительного нет. Это главный секрет печориных. Из-за того, что они никогда не жалеют женщин, женщины все время чувствуют себя сильней. Жалость онегиных к женщинам - это позиция как бы более сильного, онегин все время снисходит, все время хочет как-то помочь, оказать милость. Женщина может то гневаться на это, то соглашаться и требовать вложений. Печорину не жалко женщину и она воспринимает это как признание в ней силы.

Он так жесток, будто перед ним не хрупкое зависимое существо, а некто огромный и мощный. Именно такой чувствует себя женщина с плохими границами и у нее отрастает корона Спасательницы. Печорин всегда Волчонок в ее представлении, озлобленный, кем-то травмированный, возможно даже ею, колючий, но очень горячий и нежный внутри.

Никакой снисходительности у печориных нет. Если печорин снисходителен, это не печорин.

Вот над чем стоит работать онегиным. Им нужно сохранить свою доброту к женщинам, но убрать неуважение к ним и снять свою корону Спасателей. В этом случае они получат лучший комплект качеств. Они будут сильней, чем печорины, потому что те все же слишком жестоки, печориным надо становиться добрей. А онегиным-рыбам, чтобы стать нерыбами, надо убрать вот эту свою грандиозность и привычку смотреть на женщин сверху и испытывать чувство вины.

В этом случае они перестанут липнуть к равнодушным женщинам и перестанут тянуть волынку с теми, к кому сами остыли, и очень хорошо будут рефлексировать то и другое. Они научатся держать в границах и их спонтанность вырастет во много раз.

Уважение к другому - вот главное, что отличает нерыбу, то есть человека с сформированными границами.

А печорин это или онегин-нерыба, не так важно. Лучше всего - рыбаки, а у рыбаков нет типов, разве что условные, в прошлом.

И последнее важное отличие. Не последнее, но на нем пока остановимся.

Смотрите, в том письме, автору померещился шанс, ей показалось, что печорин смягчился, когда она слилась ему под ноги и умоляла хотя бы о капле внимания. Когда печорин видит женщину в позе рабыни, он всегда почти это подкрепляет. Не всегда приближает ее, но всегда почти говорит ей что-то поощрительное.

И все почти онегины-рыбы считают, что в этом проявляется алчность печорина и желание доминировать. А на самом деле нет. Печорин независим, он не хочет доминировать (иначе бы сливался). Он реагирует на то, что женщина, которая только что заходила сверху и пыталась лезть в его границы, вдруг отлипла от его границ и показала уважение к его субъектности.

Прочитайте внимательно последний диалог.

Что подкрепляет печорин? Уважение к себе. Он не может не подкрепить то, что считает объективно хорошим. Он живет в мире, где люди не уважают друг друга и видит это постоянно. Женщины при знакомстве ему хамят, сами не замечая этого. Он как человек с очень хорошим слухом вынужден слушать все время очень фальшивое исполнение песен, отвратительное по звучанию, и вдруг он слышит чистые ноты. Он видит, что женщина обращается к нему деликатно и вполне уважительно. Она говорит как автор того письма: "Извини, что я что-то строила из себя, я сразу не поняла, что нужно быть очень честной с тобой". И он удивлен, он рад, что она так говорит. Он подкрепляет это встречной честностью.

Если вы не любите человека, но видите, что он делает что-то очень хорошее с вашей точки зрения, вы скорее всего скажете ему какие-то добрые слова.

Поэтому печорины и подкрепляют такие тенденции.

Но ничего из этого не выходит. Потому что никогда, ни в одном случае, сливающимися женщинами не движет реальное уважение. Они бы не липли к ступням печорина, если бы действительно почувствовали уважение, увидели в печорине очень сильного и самодостаточного человека. Нет, они видят Волчонка, они показывают, что будут осторожны, деликатны, нежны, послушны, удобны, но не потому что уважают его границы, а потому что считают Волчонка бедняжкой, чувствительным, обидчивым, закрытым, ранимым, требущим особого подхода. Они все равно хотят его присвоить и пытаются или ждут, когда он откроется.

Поэтому слив рабынь выглядит всегда так.

- Позволь мне просто приготовить тебе ужин.

- Я подумаю.

Потом он может согласиться поужинать, поскольку почему бы и нет, если ей так хочется и она поменялась. На ужине или вскоре после он видит, что не поменялось ничего. Шлет ее подальше. А она опускается ниже, решив, что он хочет ее нагнуть и в ответ на это откроется ей больше.

И когда она превращается в тихую и покорную рабыню, он может быть где-то рядом, почти не замечая ее. Ведь она клялась, что хочет тихонечко быть рядом и приносить ему пользу, что для нее это важно и приятно, ну вот он и дал ей такую возможность.

Кто же виноват, что она врала и надеялась с помощь рабства подобраться к нему поближе, чтобы съесть?

Периодически женщинам кажется, что они очищаются и возвышаются в рабской роли, они находят в ней какие-то преимущества, рационализируют свой слив, но дистанция психологическая чаще всего растет, потому что они то и дело пытаются приблизиться и их приходится отодвигать подальше, очерчивать границы жестче.

Я помню рассказы Саши и Нины о поклонницах своих мужей. Оба мужа - типичные печорины, один помягче, другой пожестче.

У Максима и после свадьбы были десятки поклонниц, которые не нарушали условие, не приставали к нему, не флиртовали даже, но продолжали преданно любить и служить. Однажды Саша спросила одну, зачем она так много времени тратит на обожание Максима, ведь он женат.

"Ты его жена, - сказала поклонница. - Но ты и половины не имеешь того, что имею я от него. Ведь я его люблю по-настоящему и понимаю его. А ты просто пользуешься его телом и не знаешь его до конца".

Представляете себе уровень присвоения? При том что физически она держалась на деликатной дистанции.

А поклонницы Димы все время восхищались его гениальностью и Нина не относила их к поклонницам даже, считала, что это нормальные ценители его творчества и любила их. И вдруг однажды одна подвыпившая поклонница попыталась его поцеловать в губы, он ее оттолкнул и она сказала:

"Неужели за все это время я не заработала это?"

Нина поняла, что уважительная дистанция для этой поклонницы и многих других - это "работа", с помощью которой они хотят заслужить право быть допущены ближе к телу.

Ну а печорины этого не видят чаще всего, а если бы даже видели, им было бы все равно. Чужие мотивы - не их дело, им главное, чтобы не лезли в границы, вели себя уважительно, а что там за мотив - все равно.

Когда печорин становится рыбаком, он существенно сокращает хороводы и избавляется от женщин в сервис-зоне, тем более от рабынь. У него появляется социальная ответственность, без онежьего невротизма, но и без печоринской холодности. Настоящая доброта, на основе силы, а не страха.

Друзья, что-то понятно? Про идеальный баланс качеств, про то, над чем должны работать онегины и что должны учитывать женщины печориных?

Разбирайте эту тему, на основе вчерашнего материала, на основе сериала и на других примерах, онегиных и печориных,

Tags: Границы, Рыбалка
Subscribe
  • 13 comments
  • 13 comments

Comments for this post were locked by the author