Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Либидо самцов и избирательность самок



У подавляющего большинства животных видов самцы проявляют значительно большую половую активность, чем самки.

Большую активность - это значит: прикладывают больше усилий для поиска и соблазнения самки, активно конкурируют между собой, энергетически вкладываются в процесс совокупления.

Неверно думать, что это происходит из-за более сильного либидо самцов или из-за более сильного вознаграждения (оргазма).

Более сильное либидо и оргазм - следствие более высокой мотивации и конкуренции.

Как стремление забить гол в ворота может вырасти от слабого до очень сильного, в зависимости от того, один вы на поле или играете с кем-то или участвуете в чемпионате по футболу, так любая мотивация имеет способность расти при повышении ставок и падать, если ставок нет.

За рост мотивации отвечает ЦНС, которая реагирует на изменение среды, в случае человека - на социальные стимулы.

Этого упорно не понимают доярки (женщины - сексуальные штурманы), считающие, что либидо и оргазм мужчины должны быть заложены в нем "от природы".

Большая активность самцов во всей животной природе - следствие избирательности самок.

Это показал еще Дарвин.

Самки избирательны, поскольку тратят намного больше ресурсов на размножение, и особенно это касается млекопитающих, где самки не только вынашивают детенышей внутриутробно, но выкармливают их. У большинства самцов млекопитающих есть молочные железы, однако нигде самцы не могут выкармливать детенышей грудью.

Избирательность самок проявляется в огромном количестве врожденных и приобретенных стратегий, которыми самки пользуются, чтобы выбрать самого привлекательного самца.

Привлекательность самцов для самок не всегда имеет адаптивное значение, существует много загадок, почему самки некоторых видов предпочитают самцов с неудобными для выживания признаками (например, павлинов с огромными хвостами), однако для самок большинства видов характерно выбирать самых здоровых самцов (по физическим признакам генетического здоровья) и самых надежных (особенно в тех видах, где необходимо участие второго родителя для выращивания потомства).

Для людей это всегда было характерно в полной мере. Женщины влюбляются в самых красивых и умных мужчин (генетические преимущества), но и в самых ответственных и заинтересованных тоже (преимущества совместного воспитания). Некоторые женщины готовы рискнуть надежностью ради красоты и ума, другие предпочитают второе первому, но большинство стараются балансировать между тем и этим. И "расчета" во втором не больше, чем в первом. В первом тоже есть репродуктивный расчет. Известно, что самки многих видов способны прерывать беременность, если было зачатие от недостаточно привлекательного самца, а яйца, которые самки откладывают от самых привлекательных самцов, по размеру больше. И это регулируется именно самкой, хоть и инстинктивно. Для человека характерно то, что большую часть бессознательных импульсов он старается осознавать или рационализировать.

Конкуренция самцов за репродуктивное преимущество у всех видов животных имеет ту же самую схему, что и у людей.

У животных кроме открытой конкуренции (состязаний и драк) всегда есть и скрытая, когда самцы стараются развивать и подчеркивать те качества, которые кажутся самкам привлекательными.

У людей мужчины не вступают в прямую конфронтацию между собой чаще всего, это некрасиво и невыгодно, они просто демонстрируют женщинам свою привлекательную внешность, свой автомобиль, социальный и финансовый статус, а при близком знакомстве - свой интеллект, свои моральные качества и свою заинтересованность именно в этой женщине.

Дарвин писал, что характеристики внешности или поведения, связанные с полом, формируются под влиянием конкуренции с представителями своего пола. Во многих видах самцы выглядят иначе, чем самки, благодаря репродуктивному выбору. То есть мужчины не были бы крупней женщин, если бы женщины не предпочитали более крупных мужчин. Мужчины же, наоборот, всегда предпочитали менее крупных, чем они сами, женщин, поэтому возникла такая разница в размерах. И эта разница не везде одинакова, поскольку на репродуктивный выбор влияют условия жизни. Там, где женщины занимались тяжелым физическим трудом, более красивыми считались крупные женщины, там где нет - более изящные. И этот выбор уже за несколько поколений мог влиять на фенотип.

Кроме докоитальной конкуренции у животных и людей есть еще и посткоитальная конкуренция, не до, а после секса. У животных она проявляется в том, что самец отгоняет от своей самки других самцов, чтобы те не помешали процессу нормального зачатия, беременности и выживанию детенышей. У насекомых есть множество способов конкурировать уже после коитуса. Так другой самец может выпустить в самку вещество, которое блокирует зачатие или вызовет прерывание беременности от предыдущего. Самец может сожрать детенышей, родившихся от другого самца. Поэтому отцам многих видов выгодно оставаться рядом с самкой, пока дети не подрастут, защищая ее и помогая высиживать и выкармливать потомство.

У людей такая конкуренция, начиная с определенного времени, стала выражаться в договоре о девственности до брака и о верности в браке. Потом договор о девственности упразднили, но верность в браке до сих пор считается условием по умолчанию. В ответ мужчины берут на себя симметричные обязательства, выгодные и женщинам, и потомству. Так как и женщины в свою очередь всегда были избирательны, их более чем устраивало такое положение - когда мужчина, которого выбирала она или ее семья ей в мужья, нес обязательства перед общими детьми до конца своих дней, вместе со своими братьями, на случай если с ним что-то случится.

Обратите внимание, насколько эта традиция естественна и базируется на самых основных принципах полового отбора в природе.

Моногамия - необходимое условие для воспитания детей до совершеннолетнего возраста. Моногамия есть у всех видов, детеныши которых рождаются беспомощными и медленно взрослеют. Тем более у людей.

Мужчина и женщина должны быть уверены в верности друг друга, чтобы вкладывать все свои ресурсы в общих детей и общий дом.

Полигамия в виде исключения в некоторых религиях разрешалась для тех мужчин, кто способен обеспечить две-три семьи, не обделив ни одну.

Именно - в виде исключения, для самых богатых, а не как рекомендация, и тем более не как возможность для всех.

Вот это коротко о дефиците на женское тело.

Понятно, каким образом этот дефицит формируется?

С одной стороны - это избирательность женщин до брака, с другой стороны - договор о моногамии в браке.

Женщина (и ее семья) ограничивает доступ к своему телу, тщательно выбирает мужчину, а мужчины предпочитают "порядочных женщин", таких женщин, которые могут гарантировать им порядок - то есть моногамию.

В случае женщины, доступной всем мужчинам примерно одинаково, она лишена главного женского преимущества - избирательности.

Она не просто демпингует, она утрачивает саму женскую сущность.

Если женщина неразборчива, конкурировать за такую женщину невозможно и неинтересно, все равно, что играть в футбол с десятком мячей и с воротами без вратаря. Ты легко забьешь гол, другие легко забьют голы, все забьют голы, но никто не выиграет.

Неразборчивая женщина отменяет сразу два принципа полового отбора: избирательность самок и конкуренцию самцов.

От полового отбора не остается ничего.

С начала так называемой сексуальной революции принято считать, что благодаря контрацепции репродукция и секс больше не связаны.

Но давайте посмотрим, к чему приводит разрыв такой связи.

Несмотря на то, что мужчины не пожирают чужих детей как некоторые животные, все равно родной живущий рядом отец для ребенка лучше, чем приходящий папа или мать-одиночка или отчим. Принято сравнивать матерей-одиночек с семьями, живущими в остром дефолте, в пользу первых, но если сравнивать корректно, то надо сравнивать с благополучной семьей. Очевидно, что хорошая семья лучше, чем ее отсутствие. Иметь сексуальные связи на стороне и сохранить крепкий брак - задача почти невыполнимая. Поэтому моногамия и обоюдная верность в семье с детьми - до сих пор лучшее условие союза.

Но это даже не главное.

Неизбирательность женщин и упразднение мужской конкуренции имеет фатальные последствия.

А именно - уменьшение и даже исчезновение мужской сексуальной активности.

Вот то, о чем бьют тревогу доярки во всех уголках мира, вот этот женский вой, что мужчины не хотят секса, сразу избегают близости или очень быстро теряют к сексу интерес - это последствия массового женского сексуального штурма.

И это будет нарастать.

Дарвин объяснил этот феномен, хотя среди животных доярок не встречается, животными управляют коллективные инстинкты, а не личная прихоть.

Самцы всех видов тратят на процесс сношения во много раз большие энергетические ресурсы.

Секс - это очень затратно для самца.

Спаривание - большее вложение энергии со стороны самца, репродукция - во много раз большее со стороны самки.

Пока секс связан с репродукцией, самки очень избирательны, слишком высока цена спаривания для них.

Но с применением контрацепции все меняется.

Пока самки избирательны, мотивация самцов к спариванию высока. Конкуренция между самцами тоже высока и еще больше подогревает мотивацию к спариванию.

Это тот самый забор Тома Сойера, когда ради того, чтобы поработать, мальчишки выстраиваются в очередь и готовы платить. Но только еще интересней.

Либидо мотивация подогревает в прогрессии. Чем больше сильней и стабильней мотивация мужчины, тем сильней его либидо и больше получаемое им удовольствие от процесса и оргазма. Усилия не только окупаются, но уже и не выглядят усилиями, это исключительный кайф.

А при спаде мотивации запускается обратный процесс: хочется не очень, значит удовольствие в процессе так себе, разрядка вялая, а усилия на все это затрачиваются огромные и ощущаются как тяжкий труд. И значит мотивации для следующей попытки вообще уже нет.

И получается как у Слепакова в песне, где герой затрахался трахаться. Это получается быстро.

Избирательность самок имеет эффект приза. Как футболисты носятся за одним мячом, потому что гол - это счастье и слава, так мужчина готов бегать за женщиной, если другие мужчины бегают, если гол обещает ему удовольствие и славу. Но ему лень пнуть мяч, если вокруг таких же валяется много, если любой может пнуть мяч в распахнутые ворота.

Вот этот вот марш бравых доярок - это самое бессмысленное с социальной и биологической точки зрения шествие.

Женщина может совокупляться много раз подряд, ее энергетическое вложение в секс - очень мало, ей для полового акта не нужно ничего, никакой эрекции, необходимости в обязательной разрядке нет, она перманентно готова и ее потенция не ограничена.

Какой смысл в агрессивном женском сексуальном поведении?

Ведь это мужчинам необходима высокая мотивация. На них бессмысленно наседать, их бесполезно атаковать.

Вот у доярки в последнем примере - типичный имидж для доярок. Очень плохой с точки зрения законов имиджа.



Такое платье смотрелось бы неплохо на худенькой девушке, а не на крепкой бабе с вываливающимся бюстом. А плотной девахе с такой стрижкой и татуировками подошел бы стиль унисекс или спорт, черная футболка или белая рубашка, закрывающие бюст. Огромные дешевые клипсы не идут ни к чему, зато делают грубый образ еще вульгарней. А походка? А манеры? А вся концепция?

Почему доярки вечно сочетают несочетаемое? Потому что они хотят показать, что они сочные телки, но еще и очень активны в сексе, очень женственны, но и мужественны. Поэтому бритая налысо голова, но крупные клипсы и крупные грудные импланты. Они демонстрируют свою сексуальную агрессивность.

Это типичная проекция. Они - сексуально озабочены и им хочется самого резвого секса, активного, бодрого, неутомимого, и они думают, что и мужчинам этого хочется.

А еще они уже привыкли, что мужчинам с ними лень, и сразу демонстрируют, что "все сделают сами", надеясь, что их энтузиазм кого-то привлечет.

Но мужчины обычно разбегаются от таких.

Вот как в клипе мужчины рады, что эта баба уже имела с кем-то секс и их пока не тронет, так и в жизни они радуются тому же.

Или отворачиваются, чтобы их не заметили.

И доярки уже так счастливы, что им перепал вдруг секс, что готовы кричать об этом на весь мир. Вот чудо!

Но в основном горюют, что мужчины на свидании с ними говорят о политике.

Но это закономерно.

Это та самая бегущая на лбу доярок строка - "я хочу секса, я зверски голодна, я пристаю ко всем, я и к тебе сейчас пристану и замучаю".

Хочет ли мужчина тратить энергию, чтобы гонять по полю один из ста мячей?

Нет, он лучше почитает новости. Это куда более интересное занятие, к нему всегда почти сохраняется мотивация.

А к сексу с доярками - нет. Даже кавказцы, упомянутые в той статье, - последний оплот доярок (из-за избирательности кавказских женщи их либидо выше), все чаще подводят.

Друзья, давайте картинки и цитаты про доярок.

Для тех, кто не понимает, что либидо - это прежде всего мотивация, а не гормональный статус-кво, эта тема - разрыв шаблона.

Приводите примеры и иллюстрации к теме.

Tags: Гендер, Границы, Доярки, Имидж, ОЗ, Ресурс секса, СЗ
Subscribe
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 50 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author