Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Category:

Письмо: "Остается загадкой ее муж"

Вот эта история от типичного мужчины-победителя.

У него и Сокровища корона очень большая, вы с первого абзаца узнаете фирменный стиль онежей маминой-конфетки, и Спасателя корона велика, особенно по отношению к мужу своей возлюбленной, он очень жалеет его из зарослей зеленого винограда, но главная его корона - Победителя.

Обратите внимания, насколько эта корона умеет превращать френдозону в страстную историю любви, безразличие женщины - в ее сексуальный садизм, общительность женщины в ее хищное коварство, а любое ее слово в жирный корм. Корона Победителя умеет кормить сама себя и превращать в свой корм даже воздух.

Вот это уникальное свойство этой короны рассмотрите, пожалуйста, подробно.

Разбирайте письмо самостоятельно.


happy_two

Эта история завершена полгода назад. Месяц спустя я сделал шаг в сторону Лены, на 20 лет младше, которая хотя бы на секунды отвлекала меня в моей аддикции (было ощущение потенциала). Живем вместе несколько месяцев, и мне с ней очень классно (ей со мной, по ее словам и делам, тоже). Сама история практического интереса для меня уже не имеет, но хочется убедиться, что мои выводы верны.

Мне около 50, партнер в международной аудиторской фирме, внимание женщин привлекал всегда. На начало истории был женат почти 25 лет, ушел от жены еще через 1,5 года по причине старого дисбаланса. История была не столько триггером, сколько индикатором того, что смысла пытаться сохранить семью уже не было.

Ольга – коллега, примерно на 10 лет моложе, тоже партнер, но чуть ниже по статусу, доход ниже моего в два раза, ребенок (6 лет). Все ресурсы очень мощно прокачаны, всегда окружена мужчинами. Исключительно жизнерадостна, прямо сияет, людей буквально притягивает. Ее муж – чуть старше нее, доходы еще в 2-3 раза выше моих.

Три года назад во время корпоративного выезда я публично сделал Ольге неожиданный по обстановке комплимент, сказав, что она – очень красивая женщина. Запомнил ее взгляд, который она впоследствии обозначила как «очень внимательно на тебя посмотрела».

Вечером в тот же день мы после пары часов в баре с коллегами возвращались в корпус, в котором оба жили, и обсуждали по дороге романтическую историю ее знакомства с мужем (был повод). Вдруг она сказала: «У нас же у обоих ключи подходят к двери в корпус, тогда, наверное, они и ко всем комнатам подходят. Мне неохота в сумке копаться, ты не мог бы открыть мою дверь своим ключом?».

Прозвучало для меня это как однозначное приглашение. Разве не очевидно, что ключ не подойдет? Но я был ошарашен столь резким переходом. Разумеется, ключ не подошел. Она копалась в сумке, а я стоял, как столб, и повторял себе, что я не изменяю жене (поклялся себе за несколько лет до того). Ну, думаю, если она на меня хотя бы взглянет, я не смогу удержаться – это такаааая женщина. Она не взглянула, пожелали друг другу спокойной ночи, и я ушел к себе два часа бродить по номеру и называть себя то молодцом, то идиотом.

В течение года у меня росла внутренняя необходимость извиниться перед Олей за то, что я не проявил инициативы в ситуации, которая это, вроде, предполагала. А там посмотрим, что из этого выйдет. Сегодня я не верю, что та ситуация была случайной, но собиралась ли она со мной переспать или просто то, что описано ниже, началось бы годом раньше, не знаю. Через год пригласил ее на обед и в конце извинился. Оля, вроде, еле вспомнила тот эпизод, покраснела, извинилась, если случайно создала двусмысленную ситуацию. Я посчитал вопрос закрытым.

Вот только через полчаса она написала, что я вогнал ее в краску, и тут переписка закипела. Причем градус поднимался прямо на глазах – ее усилиями. Я просто обалдевал от того, что происходило. К вечеру я ей написал, что мы друг с другом очевидным образом флиртуем – причем уже явно за той гранью, которую сочли бы допустимой наши супруги. У меня вообще сложилось впечатление, что в отель мы можем отправиться уже со следующего обеда – такой был мощный напор с явной сексуальной окраской. Она как-то очень целеустремленно и со знанием дела бросилась в эти отношения.

Но в отель не направились (более того, она сделала все для того, чтобы мы долго друг до друга даже не дотрагивались), просто переписка быстро становилась все более откровенной. Усилиями Оли в переписке было крайне много и эротики («Для кого я попу качаю?», «Я красиво стону», «Приду ли я к тебе в кабинет со словами «Возьми меня, я вся горю»? Едва ли. Будет ли у нас секс, не знаю» и т.д.), и намеков на что-то более серьезное («Ну со мной бы и ты, наверное, от ребенка не отказался») – ошеломленный, я только успевал подстраиваться. Вскоре стали ежедневно обедать – проводили вместе по 3-4 часа, а то и больше.

Я задавался вопросом: что ей нужно? По развитию, вроде бы, не секс на стороне. Если это неосознанная потребность сменить мужа, то она бы сопротивлялась тяге ко мне, а не сама активно действовала. Получается, что осознанная – первые месяцы вела себя так, как если бы мужа и не существовало вовсе. Говорила иногда, что никогда не разрушит свою семью, но, за неимением другого объяснения, я считал это мантрой – рано ей еще что-то решать, если засосет обоих глубоко, тогда и будет видно.

На третьем месяце общения по пути в отпуск из самолета написал ей: «Я хотел бы сделать тебя очень счастливой». Ответ: «Так я вроде и так счастлива». Подавил инстинктивное желание тут же сказать «тогда до свидания» и… попал. По факту, проявил неуважение – и к себе (понятно же было сказано, что для счастья я ей не нужен), и к ней – поставил под сомнение ее слова. Ведь если не секс, это должна, обязана быть неудовлетворенность текущей семейной жизнью. В результате я лишь задал вопрос: «Тогда что ты делаешь здесь со мной?» - на который она так и не дала вразумительного ответа.

По возвращении за ужином признался, что люблю ее. Она тоже призналась в любви, хотя и под моим давлением: поначалу пыталась рассуждать о любви в очень широком смысле и иносказательно («Ну, почку бы тебе отдала»).

После другого ужина, на котором я очередной раз услышал «Я никогда не разрушу свою семью», я ушел из эфира на вечер со словами, что я не хочу создавать риски для ее семьи, так что спокойной ночи. Отвечать перестал. На следующий день она, как и я, не писала до полудня (когда встретились на корпоративном выезде), чтобы «ты понял, каково это, когда тебе вот так не пишут». Провели ночь вместе, но дальше петтинга заходить не хотела, я не давил. Неделей позже нас спалила, со ссылкой на воображаемую подругу, якобы видевшую нас в баре отеля, моя жена (на самом деле просто получила доступ к моему Телеграмму). Ольга в панике написала, что ее «такой формат не устраивает». Я ответил, что ОК, не устраивает, так не устраивает, до свидания. Через несколько часов она вдруг начала меня штурмовать (долго), а я не понимал, чего она хочет. В конце: «Чего ты хочешь? Ты же меня послала». – «Я тебя не посылала!». Потом общение пошло как обычно.

Динамика развития была полностью утрачена – как в стену на полном ходу: мы просто каждый день обедали, редко целовались (в бизнес-центре знакомых до черта). Здесь как раз аддикция проявилась во всей красе: если говорит, что любит (уже без щипцов), и да, я это вижу, то какого черта ничего не происходит? Это сводило меня с ума. Было даже ощущение близкого инсульта – голова как в горячем обруче. Каждую секунду (буквально) думал о ней – все остальное лишь так, фон.

Задал ей вопрос: почему она не может ко мне уйти? В ответ: «Потому что я не могу представить себе утро без запаха моего мужа». Да, думаю, не врет – действительно его любит. Ни фига не понимаю, как возможно это сочетать. Мотив осознанного желания сменить мужа полетел к черту.

Вечером в первый раз попытался вырваться из этой ситуации, а она этому очень активно сопротивлялась. Кусок переписки:

-- Я: Скажи мне все-таки – если ты и так совершенно счастлива – ты это писала – зачем тебе все это было нужно? Я по-прежнему этого не понимаю (
-- О: Я живая ) И живу)
-- О: И планирую это делать дальше
-- Я: Влюбляться без каких-то планов и идей? Просто, чтобы оно случалось и оживляло эмоции?)
-- О: Ну меня никто не спрашивал ))))
-- Я: Самоконтроль – если влюбилась, люби, но не переноси в реальный мир?)
-- О: Трудно сказать) Наверное)

На следующий день, когда проспался (прервал переписку ровно в полночь, а потом до 4 пил с другом), получил от нее: «Живой?». Ну и все пошло дальше. Рационализировал: не общаться, переболеть вдали – слишком просто, в юности я так уже делал. А ты попробуй разлюбить, находясь рядом.

Продолжал искать мотив. Может, она хочет меня использовать? Но как? Материально? – это просто смешно. Ради влияния в фирме и поддержки? – но она могла быстро убедиться, что мои возможности точно не стоят тех инвестиций времени, которые она делала, проводя со мной больше часов, чем с мужем или ребенком (если не считать времени сна). Может, ей нравится эмоциональный накал с моей стороны – выражение обожания и т.д.? Но если она не особо что чувствует сама, ей бы это очень быстро опротивело.

Я завис. Получалось, что цель – процесс ради процесса (скорей даже статика). От прямого вопроса она всегда уходила, лишь уже после окончания всей этой истории как-то сказала: «Думала, ну будет боковичок, а он вдруг стал становиться чуть ли не основной линией», но такой ответ тоже не особо помог – боковичок-то был зачем?

Я видел много противоречий. Утверждения, что после замужества ни с кем даже не целовалась, и совершенно не соответствующее этому активное поведение. Явная тяга к сексу (почти истеричное в переписке: «Ну почему нельзя относиться к сексу, как к еде? Это же просто как вкусное блюдо!»). Но одновременно «В целом все равно со всеми одна и та же акробатика» и отрицание возможности сексуальной измены («Есть тысячи причин для измены и лишь одна, чтобы не изменять – пока я замужем, я сплю только с мужем, и это мой принцип»).

В то же время Оля впала почти в истерику, когда я ей гипотетически сказал, что было бы, если бы я спал и кончал с ее дальней подругой, с которой начал встречаться (но шланговал, не в силах заставить себя ее даже поцеловать), ведь в конце концов Оля же спит со своим мужем, мне это как бы тоже нужно. Ревновала тогда и после дико. Я ей сказал: «Вот туда и летят все твои рассуждения о вкусной еде». Но и ревность была странной, один раз она эмоционально воскликнула: «Ну и делал бы, мне-то зачем об этом говорить?». Оказалось, ее устроило бы, если бы она не знала. Любопытно, что после этого стало больше хоть какого-то физического общения (в пределах петтинга) – я ее даже спросил, это что, она мне кости бросает, чтобы с цепи не рвался?

В то же время меня самого разрывало от ревности. Ее отношения с одним из клиентов казались очень странными – внутри все трубило тревогу. И куча аномалий, включая нарочито уничижительные высказывания в отношении клиента (явно не соответствовавшие действительности) и иное нелогичное поведение. Не буду приводить остальное, но каждый раз, когда она ужинала с ним (после каждой деловой встречи) и в Москве, и во Франкфурте, где находится штаб-квартира (и из 2,5 часов ужина всегда пропадала из эфира на час с лишним, хотя обычно интервал не превышал 20 минут), меня трясло. В какой-то момент включил ищейку (да уж, та еще увлекательная сволочь), свел все аномалии воедино, а потом прямо обвинил ее.

На самом деле все должно было быть понятно и раньше. Однажды написал ей во Франкфурт: «Меня просто колотит каждый раз, когда ты во Франкфурт летишь. Скажи: мне точно не о чем беспокоиться?». Ответ: «Совершенно не о чем». И полное отсутствие объяснений по возвращении. Сейчас осознаю, что этого должно было быть достаточно: или ей было что скрывать, или ей было глубоко насрать на мои чувства и переживания. Что одно, что другое требует разрыва – конкретная причина даже не важна.

Вызвал невнятные объяснения и бурю возмущения. Сказала, что моя ревность, мои вопросы ее душат, она чувствует себя практически под колпаком. Двумя неделями ранее после очередного полета во Франкфурт она уже говорила подобное (неспровоцированно) при том, что во время поездки я задал лишь один невинный с виду вопрос: Она: «Тут отель в небоскребе!» - Я: «Ого! Что же это за сеть такая, что в небоскребах размещается?». Ответа не последовало.

Сказала мне, что при такой ревности она не смогла бы со мной жить и очень благодарна мужу за то, что тот дает ей возможность жить, не ревнует, что она его предупредила в самом начале, что она всегда окружена мужчинами, что ей это необходимо, и он согласился по этому поводу не переживать (мысль: и вот как ты этим пользуешься, даже со мной). И при этом ему самому общение с другими женщинами не нужно, благодаря чему ей спокойно – не приходится думать, в чем оно заключается. А я, по ее словам, непредсказуем.

Еще противоречие в ее подходе: она многократно мне говорила, что очень хотела бы иметь двух мужей, жаль это невозможно (мне это казалось забавной шуткой). На мое замечание, что тогда и у меня было бы две жены, однако, реагировала очень отрицательно, что меня удивляло – как же с равенством в положении?

Оля ввела меня в круг своих друзей, я близко познакомился с ее мужем, ребенком, даже родителями. Было очень странно после пары часов с ней на каком-нибудь мероприятии привозить ее и передавать с рук на руки ее мужу. Ощущение пиздеца какого-то. Тем более, что ее муж вызывал у меня огромную симпатию и уважение. Мне было за него и обидно – их история начиналась так бурно и, по рассказам Оли и моим наблюдениям, он идеальный обожающий ее муж и отец. Как это вообще возможно, что в результате появляются параллельные отношения, на которые она идет так легко?

Еще на третьем месяце общения Оля рассказала, как когда-то в общей компании увидела парня, и они с первого взгляда влюбились, потом пару месяцев избегали друг друга, а затем встретились, откровенно поговорили и решили, что не стоит в это лезть – он сказал, что пошел бы до конца, но муж слишком ее избаловал (Оля действительно кайфует от того, что получает то, чего хочет, а с ним, как и со мной, ее возможности бы сократились), и еще он очень уважает ее мужа. Ретроспективно понял, что для таких выводов этот мужчина должен был быть вхож в ее круг в качестве друга, чтобы иметь возможность наблюдать и ее привычки, и отношения с мужем. Да и вряд ли они телепатически все поняли и о встрече договорились – значит, тоже кипела переписка.

Вспоминаю ее ответ на мой вопрос в конце: «А на что ты рассчитывала – к чему еще эта наша история могла привести?» - «Ну с [имя ее, а теперь и моего друга] же получилось». Думаю, что это одна и та же история, просто он, в отличие от меня, имел возможность наблюдать и вовремя сориентировался хотя бы по причинам, указанным выше, и общение перешло в дружеское, пусть и с налетом эротики.

Вскоре после моих обвинений Оля сказала мне, что серьезно размышляет о разводе – но не из-за меня, а из-за того, что в браке появились новые вещи, которые ей не нравятся, и что ей надо решить, может ли она их исправить, и если нет, то готова ли с ними мириться. И что решит через полгода. Этот срок я отвел и для себя. Но относился уже не особенно серьезно – на верхнем тонком уровне ей как бы верил, а ниже – на основном слое – вообще нет. По ощущениям, запасся попкорном, уселся поудобней и решил посмотреть, как именно эта история закончится. Скрытно завел пару параллельных сексуальных связей, решив, что не буду больше себя ограничивать (один раз слегка спалился – сказал ей, что только целовался, Олю трясло от ревности).

Как-то Оля сказала мне что-то, что раньше очень сильно подогрело бы мои надежды, и я изо всех сил попытался напялить корону победителя поглубже себе на голову, на время подвесив обеих любовниц. Идея была в том, чтобы поверить в то, что ответ будет «да», а когда услышу «нет», бахнуться как можно сильней, чтобы быстрей отскочить (неправильно истолковав опыт юности, ошибочно полагал, что избавляет болевой шок). Но корона упрямо не лезла – я даже не помню, что именно Оля мне тогда сказала.

За два месяца до срока (когда я ей рассказал о своем скрытном полете во Франкфурт накануне, чтобы проверить одну гипотезу – собственно, это и явилось триггером – до моего рассказа, по ее словам, еще не была готова озвучить свое решение) она сказала, что уже подумала и понимает, что не сможет принять решение уйти от мужа ни в отведенный срок, ни, может быть, никогда. Поэтому, понимая все последствия (потеря эксклюзивности), она мне это говорит, потому что тянуть и держать меня подвешенным было бы нечестно. Конечно, это было не из человеколюбия, просто моя ревность ее уже реально достала, да и опасно стало. Через пару дней я ощутил облегчение (однозначное принятие, что это «нет», что моей значимости просто недостаточно) и готовность искать любовь в другом месте – хотя и продолжил отношения с Олей, но уже не считал себя ничем связанным, да и необходимости не было. Скорей использовал ее как подпорку (ее выражение) на переходный период.

Когда через месяц я резко начал отношения с Леной (тоже коллегой) и сходу придал им очень близкий характер (иначе было нельзя, я выдернул ее из ее собственного треугольника, тут не до конфетно-букетного периода), Оля сначала впала в некоторую истерику: «Стоило мне один раз заболеть и не прийти на корпоратив, и ты сразу… Ты делаешь это демонстративно…». Через три дня сказала, что не может пока писать, а к вечеру вернулась в эфир со словами о том, что все нормально, она нащупала свои границы, можем общаться. С тех пор общение не переходит рамок дружеских (пару раз поцапались, потом договорились не возвращаться в разговорах к этой «истории»). Иногда чувствую какую-то скрытую и неуверенную подоплеку в ее словах, как будто направленную на то, чтобы разбудить во мне ревность или подчеркнуть мезальянс моих новых отношений, но в голову не беру – это не моя проблема.

И еще одна фраза Оли, почти дословно воспроизводящая прочитанное мною у Вас в блоге: «Я знаю своих демонов, я приняла их и приручила». И к этому – постоянная сверхактивная работа по прокачке всех ее ресурсов. Ее имидж великолепен, на работе ее считают ролевой моделью для женщин-профессионалов, отличные результаты, высокий личный доход, прекрасная организация всех процессов дома, обласканные ребенок и муж, забота о здоровье, постоянные встречи со множеством друзей, родителями, театры, кино, караоке, спортивные мероприятия, поездки. И все это она делает в кайф.

Похоже, что я наткнулся на осознанную белоснежку, одну из тех немногих, кому удалось, прокачав другие ресурсы, снизить свою аддикцию к сексу до уровня, когда с ней можно успешно бороться, но не способную избавиться от самой фрустрации – необходимости любить и быть любимой более чем одним мужчиной. Думаю, она точно знала, что она делает и зачем, что именно она хотела получить, а с определенного момента также и то, что я как ее партнер в этих отношениях не смогу получить ничего, что представляло бы интерес для меня.

Единственное, что, кажется, не лезет в эту схему, это то, что, по ее словам, после наших, пусть и ограниченных, сексуальных контактов она долгое время не могла спать с мужем. Вроде у белоснежек не должно быть с этим проблем. Но, думаю, это просто была ложь (мотив был – это было как раз когда я вслух собирался завести параллельную сексуальную связь).

Логически получение возможности контролировать аддикцию к сексу не означает обязательного отказа от секса с теми, в кого она влюбляется. Думаю, она просто избирательна. И при всей палитре возможных объяснений тому, почему она со мной не спала, думаю, правильное заключается в том, что, поступившись своим самоуважением, я утратил часть своей привлекательности, в первую очередь сексуальной. Для того, чтобы она хотела проводить время со мной, ее еще хватало, а для секса – ну она же все-таки замужем, если не очень хочется, то и не стоит – уже нет. Именно поэтому ее «принцип» появился уже после того, как я не послал ее в переписке из самолета и согласился на этот бесполый формат обедов, превратившись в ждуна. Сейчас отлично понимаю, что такой формат сам по себе был для меня унизителен – так же, как и принятие тех костей в виде петтинга, которые она мне бросала (да и многое другое).

Загадкой для меня остается ее муж – если честно, его фигура интересует меня даже больше, чем фигура Оли. Он очень умный и внимательный человек, отнюдь не слабый. И я не верю, что за 10+ лет вместе он не разобрался в ней. По ряду признаков уверен, что и о наших отношениях с ней он как минимум в общих чертах знал. На то, что он под плинтусом в любви, ну очень не похоже (скорей, ощущение, что она перед ним на задних лапках стоит). Да и на казанову он тоже совсем не тянет – не уверен, что интроверсия и казановность вообще совместимы.


Tags: evolutiolab
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 86 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →