Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Письмо: "Порвала свой паспорт"

Разбирайте это письмо, друзья.

only_forwarddd

Здравствуйте, уважаемая Эволюция!

Помогите мне, пожалуйста. Еще позавчера мне казалось, что я на полных парусах несусь к счастью, любви и процветанию, а сейчас я лихорадочно обдумываю, как спасти то, что еще можно спасти. Нужно как-то попытаться разделить территории с человеком, который значит для меня очень много. И жить дальше. Хотя бы два ближайших года.

Я – Марина, мне 34 года. К этому времени я не создала семьи, не родила детей. Я хочу этого. Материальных и жилищных проблем у меня нет – в собственности есть несколько объектов недвижимости и машина. Кроме того, у меня есть несколько источников дохода, которые в совокупности позволяют не экономить. Помогаю родителям.
Объективно я плохо выгляжу. Я очень мало занимаюсь имиджем. У меня лишний вес, прилично. Если я наряжусь и накрашусь, то смотрюсь мило и даже какие-то комплименты слышу, но не более того. Это мое упущение, особенно в последнее время.

На своей основной работе я работаю 15 лет, а в текущей должности – 10. Выше мне там уже не подняться, выше только CEO, он же учредитель, так что тут без вариантов. За 10 лет я изучила свой функционал вдоль и поперек – я знаю, чем я буду заниматься каждый час каждого дня каждой недели. Скучно. Последние несколько лет наш рынок схлопывается, компания функционирует, но на особое развитие рассчитывать не приходится, это скорее существование по инерции. Двигаться особо некуда. Но 2,5 года назад я нашла себе подработку – ради хоть какой-то новизны и денег, само собой. Благо СЕО достаточно лоялен и не запрещает, хотя и не одобряет.

Одновременно со мной, на моей подработке, оказался И. Нам достался один интересный Проект (не хочу раскрывать суть). И. 42 года. Он достаточно давно в официальном разводе. У него есть дочь-подросток и бывшая жена, которая периодически шпыняет его за то, что он плохой отец. Есть недавно овдовевшая мама, живущая отдельно. И. наведывается к ней раз в неделю. У И. нет в собственности ничего. Нет даже официального стажа. Ему полностью наплевать на быт, может питаться одной колбасой, совсем не следит за здоровьем. Но при этом у него есть черты, которые мне в нем очень нравятся. Он добрый, корректный, очень мягкий, ласковый и заботливый. Он умный и коммуникабельный. И сейчас, работая в Проекте, он просто горит им. За последние два года он очень улучшил себя по экономике и дружбе. Оброс нужными связями, начал неплохо зарабатывать. Ему очень нравится, что он делает и он намерен совершенствоваться в этом дальше. Он очень настойчив в отношении всего, что касается Проекта и научился добиваться своего. А во всем остальном увы, швах – он жесткий тормоз.

Инициатива к сближению исходила от него. Первые полгода знакомства я его вообще никак не воспринимала И. всерьез – с таким-то бэкграундом. И. жил т.н. «гражданским браком» на своей территории, женщина была с ребенком, тянула его оформлять отношения, он увиливал как мог (по его словам). Денег у него не было, с Проектом не ладилось. Поэтому его подкатов я старалась избегать.

Через полгода он окончательно разошелся со своей женщиной, она съехала. А у меня случились кое-какие проблемы со здоровьем. Он меня очень поддержал с лечением утешал, успокаивал. Мы подружились. Стали часто видится, много гулять и общаться. В начале лета 2019 г. мы стали парой. Отношения наши не афишировали перед общими знакомыми. Он выглядел счастливым и сам строил планы на будущее. Писал, что представит меня маме как невесту (мама это супер-важный для него человек). Мог в 7 утра позвонить и спросить – а буду ли я менять фамилию? Мы познакомились с родителями и его мамой. Моя мама сказала (наедине) что я могла бы себе найти кого-нибудь получше. Его – я не знаю… мне было неуютно там находится. Меня не покидало жесткое ощущение, что я очень лишняя. При том, что я ни разу не приехала к ней с пустыми руками – всегда старалась что-нибудь привезти.
2019 год прошел жестко, нервно. Были сложности с Проектом, мы почти не зарабатывали на нем, едва ли не на интерес работали. Особенно большие сложности были у И. летом 2019 г. Не было денег и никакой уверенности, было очень тяжело и нервно. Но даже тогда он умудрялся делать мне подарки, чувствительные для его бюджета. Я их не просила.

Мне было легче – из-за основной работы, я чувствовала себя более уверенно и стабильно, но сильно уставала с Проектом. Наши отношения с И., такие динамичные поначалу, к ноябрю 2019 г. стали проваливаться в болото. Я хотела жить вместе, он тормозил. А я нависала над ним со щипцами и ждала решения или вербального вердикта. Мне так было нужно, потому что я уже не доверяла своим ощущениям. Топила его в слезах. Он был добр, вежлив, ласков, говорил о любви – милый человек, который мне слова дурного не сказал (ни разу за все время), но из реальных действий мог только обнять и погладить меня по голове, с заверением, что все решиться.

Перед Новым Годом я купила ему хороший подарок ценой в среднюю по городу зарплату. Он пользуется до сих пор и до сих пор им доволен. 31 декабря он приехал ко мне днем, без хоть какого-нибудь подарка, и аккуратно издалека завел разговор о том, что НГ будет встречать отдельно. У меня сперло дыхание, я мычала что-то не открывая рта, чтобы не истерить в голос. Он почувствовал видимо, что что-то не то, попытался разговорить и растормошить, и получил от меня бурю. Поскольку все было в моей квартире, спрятаться со своими эмоциями мне было некуда, а он не уходил. Мне было до одури стыдно, но тормознуть себя я не могла. В результате, видимо перепугавшись моей реакции, он сообщил, что НГ мы встретим вместе с его мамой. Так и произошло. Мы вернулись домой после полуночи, выпили по паре шотов виски, посмотрели телевизор и легли спать.

А 2-го января он уехал в свою жизнь. Он сообщил мне что за пару-тройку дней переделает все запланированные семейные и дружеские дела, и мы успеем на каникулах куда-нибудь сходить – в кино, или театр, чтобы я присмотрела себе мероприятие по вкусу. А потом он пропал до конца каникул, даже не звонил и не писал. Позвонил в последний день, сказал, что отвез маму в театр и может ко мне заскочить, хочу ли я? Конечно хочу, ответила я, я хочу, чтобы ты приехал и забрал свои вещи. И. вздыхал и дышал в трубку, называл меня по имени и просил не обижаться. Я повторила требование забрать свои вещи и отключилась. Он не перезвонил. Вещи не забрал. Общение прекратилось полностью, до абсолютной тишины в эфире, вплоть до рабочих чатов.

Встретились мы вживую только через месяц в коридоре офиса. Он потащил меня на разговор, полез обнимать, с мокрыми глазами. Говорил, что виноват и сам все испортил. Я говорила, что так бывает, когда люди не сходятся, просто я не его человек и нет смысла продолжать, со мной все точно будет нормально. Потом он вывел меня на улицу, посадил в свою машину, привез в магазин к витрине с айфонами и попросил показать, какой я хочу. Он хочет подарить мне подарок вне зависимости от будущего наших отношений. Я ткнула пальцем. Через 2 недели он подарил мне его на День Влюбленных – и это тогда было существенно выше его ежемесячных возможностей. А потом, на 8-е марта еще и кое-какую ювелирку, которую присмотрели давно.

Мы обедали по будням в кафе, дарили друг другу подарки. Но он особо не любил что я покупаю ему — это была преимущественно одежда и каждый раз он говорил что чувствует себя альфонсом.

Второй кризис в отношениях случился перед майскими праздниками. Меня беспокоило, что он питается кое-как. Самым простым способом исправить это мне показалось готовить что-нибудь и привозить ему в контейнере. В один из дней я снова привезла ему обед, а вечером со смехом рассказал, что дамы из коллектива спрашивали кто ему готовит, а типа отшутился, что готовит ему тот, кто хочет затащить его в ЗАГС. Он снова получил безобразную истерику от меня. Я не помню смысл претензий, которые я высказывала, помню, что в голове стучала мысль что он воспринимает меня не как любящую его женщину, а как бабу, которая хочет затащить его в ЗАГС. Мы прекратили общение на весь май. Кстати, больше я ему не готовила – с момента той шутки и до сегодняшнего дня.

В конце мая у меня сломалась машина. Он узнал об этом и вызвался оттащить ее на СТО. Мы снова помирились, но это было плохое перемирие. Остапа понесло — прошлая шутка про ЗАГС маячила в моем сознании лютым кошмаром, я выдавала одну истерику за другой по любому поводу — опоздание, отмена встречи. На фоне всего этого у нас почти пропал секс, совместный досуг, и он старался не появляться у меня, в лучшем случае на пару часов, а потом сбегал под каким-нибудь предлогом. По сути, мы только вместе обедали каждый день и за обедом обсуждали дела.

Проект, на этом фоне, как ни странно жил своей нормальной жизнью и наконец то начал развиваться. Появился доход – пусть и небольшой, но с неплохими перспективами.

В июле 2020 мы в очередной раз поссорились – и в этот раз надолго. Все случилось после совместного воскресения. Мы пообедали в грузинском ресторанчике, поехали на пляж, а потом я предложила остаться у меня. Он согласился. Когда я вышла из магазина, где покупала еду на вечер, он огорошил меня новостью что сейчас должен срочно уехать по работе, причем повод оказался очень никчемным. Я отчеканила, что вижу, что ему не нравится ни мой дом, ни мое общество, а другого у меня для него нет. И он может ехать куда угодно, я больше его не жду. Он уехал и общение снова прекратилось, вернее было только по рабочим вопросам. И так до сентября 2020 г.

В октябре я слегла с пневмонией. Это было муторно и хлопотно – обследования, больницы, лекарства. Он не звонил вообще. Переболев, я решила уйти из Проекта. Проект по-прежнему был непонятный, мутный и подвешенный, на горизонте все маячило светлое будущее, которое никак не наступало, а в наличии был только мужик, который от меня отказался. Я решила, что мне нечего терять.

Как ни странно, мое решение уйти спровоцировало существенные изменения как в судьбе Проекта, так и в наших отношениях. После того, как я объявила об уходе, у нас произошел конфликт, в ходе которого я высказала все что я о думаю об И., и что не желаю больше видеть его никогда и пошел бы он к черту.

В течении недели все поменялось. Проект, как оказалось, у нас замечательный и всем-то он нужен и такие вы молодцы и как мы без вас будем? Наконец-то после этого нашего межличностного кризиса он вышел на тот уровень, на котором я его видела. И в него потекли деньги и поддержка.

И. опять вытащил меня на разговор. Он сказал мне что очень хочет иметь со мной хорошие отношения, что он был не прав, недостаточно внимателен. Что теперь он будет везти на себе все в отношениях. А меня просит хотя бы раз в неделю просто с ним встречаться. Ходить куда-нибудь – на выставку или в театр. Я согласилась. На следующий день после этого разговора он привез мне часы известной марки в пару к телефону (я хотела такие, он знал). Мы снова стали встречаться.

Тема совместного проживания снова отодвинулась на неопределенный срок. По сути, у нас опять в который раз, начался конфетно-букетный, с ежедневными обедами в кафе, а также походами в театр, на выставки и спортивные матчи. Все это забирало массу времени и денег, и это опять начало меня подбешивать. Мне хотелось семьи. Но единственным гарантированным способом побыть наедине были кафешки. На словах ему тоже хотелось семьи, но мы никак не двигались в этом направлении. Вместе не жили, практически не ночевали, только тратили километры часов и кучу денег на развлечения. А мне хотелось заниматься бытом, здоровьем, имиджем – а на все это времени не хватало.

Не помню с чего началась очередная ссора, более чем вероятно, что я снова достала щипцы и начала пытать И. Я говорила, что мы безусловно, отличные друзья и настоящие единомышленники, но парой видимо так и не стали. И лучше нам остаться друзьями, пока мы это можем. Он снова начал говорить, что дорожит мной и не хочет терять. Я спросила будем ли мы жить вместе и будет ли у нас семья? Он сказал, что да. Я просила, когда? «Ну мы сейчас это не решим» - протянул И. Я затихла на месяц.

Через месяц, 8 марта я снова психанула и уже приперла его к стенке. Сказала, что я задавала вопросы, на которые он мог ответить и что-то предложить в качестве варианта решения проблемы. И хотя он отмолчался, я для себя ситуацию все равно намерена разрешить. Либо мы женимся, либо расходимся и это точно в последний раз. «Ну может быть поживем сначала вместе?». Я отказала, сказав, что насчет «пожить вместе» я намекала, просила и предлагала почти полтора года, то что он тянул – не моя вина. Он задышал, поерзал на стуле, и согласился. Сказал, что сделает все, лишь бы я не нервничала и не заводилась. Что он не может видеть мои слезы, мои нервы и я его пугаю в гневе.

Дату я выбрала в апреле, он ее оспаривать не стал. Он сам сказал, что все организует и обо всем договориться. Конечно, мы даже не подали заявление, хотя все сроки уже прошли. Я спросила в чем дело. Он сказал, что не может дозвониться по телефону какого-то зама, чтобы нам организовали все в нужную дату. Это смешно — я точно знаю что этот вопрос он мог решить одной смс. Телефон, по которому он при мне звонил и «не мог дозвониться», конечно, оказался левый. Он еще раз задышал, со слезой в голосе сказал, что не может договориться сам с собой и попросил дать ему время.

Я в очередной раз вызверилась и сообщила что времени у него теперь хоть отбавляй, пусть с собой прямо до страшного суда договаривается, а я всю эту канитель прекращаю. Что все свои условия я снимаю, он ничего мне не должен, а чтоб ему не думалось, что я от него чего-то продолжаю ждать, я вытащила из сумки и порвала свой паспорт. Глупый жест, но он был нужен лично мне. Слезть с бесконечных качелей и встать на какую-то точку где все понятно и не надо смотреть ни в прошлое, ни в будущее.

Итак, «нас» больше нет, если «мы» и были когда-то. Но Проект остался. Он наконец-то выглядит так и показывает те результаты, которые я хотела видеть. У нас получилось, именно у нас, вместе. Это наш общий труд, сделанный с уважением к друг другу. У нас не было главного и подчиненного – мы делили обязанности и каждый ответственно делал свою часть. Мы ни разу не поругались по поводу Проекта, по вопросам Проекта. Он давал нам энергию и мотивацию, наполнял жизнь немалым смыслом. И вот теперь нас нет, а он еще есть и дышит, и что с этим делать - непонятно. У нас остались общие друзья, но они не знают, что мы были парой.

Помогите, пожалуйста, не загубить то, что осталось. Хотелось бы понять, как себя вести в такой ситуации. Хотелось бы сохранить проект.

То, что я испортила в наших отношениях все, что могла – это понятно.

Простите что длинно.

Tags: evolutiolab, experiment
Subscribe

  • Письмо: "Вспомнил, что значит 90-60-90"

    Очень много мужских писем с проблемой подобной той, что в письме ниже. Только автор данного письма красиво пишет, в нем есть спонтанность и даже…

  • Письмо: "Золотая середина между ждуном и паровозом"

    Постом ниже я описала, какая настройка нужна для успешных отношений. А вот в письме пример, как выглядит поведение, когда нужная настройка не…

  • Как нельзя отвечать

    Всем участникам курса "Психоалхимия. Траблшутинг", кроме анонимных, я выдам сертификаты, хотя планировала изначально наградить только 10 процентов…

  • 30 comments
  • 30 comments

Comments for this post were locked by the author

  • Письмо: "Вспомнил, что значит 90-60-90"

    Очень много мужских писем с проблемой подобной той, что в письме ниже. Только автор данного письма красиво пишет, в нем есть спонтанность и даже…

  • Письмо: "Золотая середина между ждуном и паровозом"

    Постом ниже я описала, какая настройка нужна для успешных отношений. А вот в письме пример, как выглядит поведение, когда нужная настройка не…

  • Как нельзя отвечать

    Всем участникам курса "Психоалхимия. Траблшутинг", кроме анонимных, я выдам сертификаты, хотя планировала изначально наградить только 10 процентов…