Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Разборки после ссоры

Спонтанный конфликт для отношений обычно не опасен, тогда как "конструктивное обсуждение проблем", к которому так тяготеют многие люди, нередко крест на отношениях.

Главная причина супружеских дефолтов - привычка одного или обоих к разборкам. Не просто повздорили и помирились, а "сели за стол переговоров" и начали "конструктивно обсуждать", а потом обсуждать то, что наговорили друг другу во время обсуждения.

Сейчас выросло целое поколение людей, которые вместо отношений обсуждают эти отношения.

Они хотят все проговорить и на все свои вопросы требуют ответы.

Вот эта автор время от времени пишет в рубрику письма о прекрасных отношениях с чудесными мужчинами, но каждый из этих мужчин довольно быстро и внезапно исчезает. Автор считает себя такой выдержанной, такой уважительной и подкованной профессионально, но из ее писем и особенно из последнего письма понятно, каким именно образом она выживает из отношений своих прекрасных мужчин.

Вчера вы правильно увидели, как она это делает.

Когда у нее плохое настроение, например, она предупреждает об этом и дает мужчине четкий ориентир, как ему надо действовать. "Немного любви и ласки улучшат ситуацию". Любовь и ласка - спонтанные вещи, но автора это не смущает.

Некоторые Штурманы пишут подробные инструкции и дают ключики от своих сердечек.

"Если я не в настроении, ты должен подойти ко мне сзади, тихонько меня обнять, прошептать мне в ухо несколько нежностей, вручить мне небольшой, но трогательный сюрприз, или предложить вкусняшку. А потом завернуть меня в теплый плед, усадить к себе на колени и выслушать, что у меня произошло".

Помните, как Рапунцель учила сексу Мишу? Вот так же Штурманы учат премудростям в отношениях с ними.

Словами через рот описывают все секретики, которые должны в процессе стать неожиданными сюрпризиками.

Если Глупыша почему-то не следует инструкции, Штурман несколько раз переспрашивает его, что случилось.

Наша автор вчера замордовала мужчину вопросами.

- Что случилось?

- Ты не в настроении? Почему?

- Ты хочешь уйти сейчас или остаться?

- Ты хочешь или не хочешь?

Штурманы всегда очень болезненно воспринимают, когда партнер не хочет отчитываться обо всем, что происходит в его внутреннем мире. Коль уж скоро ему посчастливилось стать партнером, он должен давать полный отчет, он должен постоянно формулировать все, что интересует Штурмана, а потом еще отвечать за свой базар.

То есть партнер не может, например, просто сказать: "Все меня достало".

Нет, Штурман сразу потребует описать, что именно "все", почему "достало" и как с этим следует поступить.

Штурман не понимает, что человек не хочет пока никак поступать, иначе бы поступил, а пока он просто молчит и надеется, что досада его пройдет. Он не хочет это разбирать по косточкам, перетряхивать и обсасывать все вместе со Штурманом, потому что Штурман - не его психотерапевт, а непосредственно часть этого "достало". Человек хочет сам решить, что делать со Штурманом дальше, и надеется, что ничего делать не придется, что все будет нормально.

Штурман мог бы поспособствовать нормализации, если бы не доставал больше и больше.

Но нет, Штурман не привык пускать на самотек внутренний мир партнера. Он считает это своей собственностью, он уверен в своем праве проводить тщательную ревизию всего. И он считает это своей участливостью, как наша автор.

Она настаивала, чтобы мужчина обсудил с ней недовольство ею же. И представляла это обсуждение, наверное, как-то так:

- Что случилось?

- Я чувствую какой-то негатив по отношению к тебе

- Какого рода негатив?

- Я не знаю, может быть это обида, а может быть досада.

- Ты хочешь расстаться со мной?

- Нет, я просто чувствую досаду.

- Ты уверен, что ты не хочешь расстаться? Ведь если ты чувствуешь досаду, значит все у нас плохо?

И так далее. Продолжительный вынос мозга.

Штурманы не дают себе отчет, что единственный мотив их бесед через рот - выщипцевать из другого заверения, что их любят и ими дорожат, под угрозой разрыва.

И Штурманы не знают, что во время таких пыток любовь к ним всегда становится меньше.

Пара вытряхнутых отчетов и вот уже партнер действительно сомневается, что хочет продолжать отношения с Штурманом, он чувствует утомленность или даже изнасилованность.

Психологическое насилие - это прессовать партнера своими допросами, направляя свет ему в глаза.

Но Штурманы уверены, что насилие применяют к ним, когда уклоняются от их допросов.

Такая путаница возникает из-за того, что Штурманы считают внутренний мир другого - своей территорией, особенно в по части отношения к ним. Это ведь ко мне отношение, думает Штурман, поглаживая свою Ищейку, поэтому я имею право все знать.

Автор во вчерашнем письме жаловалась, что "инициатор потепления" всегда она. Скорее всего она имела в виду, что когда она прекращает допросы и начинает вести себя нормально, мужчина тоже теплеет. И у автора остается недоимка и недостача, у нее остаются вопросы, на которые она не получила ответы.

Иногда она, правда, все-таки получает ответы и эти ответы лежат у нее в шкатулке. "Говорит, что никогда так счастлив не был, никого так не любил, что очень много для него значу, гордится мной." Все это мужчина сообщает ей спустя время после ее допросов, восполняя ее недоимку и недостачу. Но автору хотелось бы больше.

Штурманам надо отрефлексировать, что никакой другой цели у их допросов нет. Они делают вид, что готовы услышать правду, но правда - это недовольство их партнера. Обычно этому предшествует какой-то небольшой конфликт, например в случае автора она была кислой и унылой, испортила всем вечер, но имела на то свою причину - тяжелое дежурство. Мужчина посидел бы смурной, но успокоился бы на следующий день и повеселел, поскольку ничего страшного не произошло. Но автор не хочет, чтобы недоимка канула в лету. Она считает, что он должен был оказать ей поддержку, веселить ее и ласкать, тем более она словами через рот попросила у него ласку, а он не дал. И она хочет поговорить о своем разочаровании в нем, хочет, чтобы он оправдывался, хочет провести с ним воспитательную работу, как те горе-педагоги, у Макаренко. То есть она хочет все-таки выбить из мужчины недоимку, но притворяется, будто проявляет сочувствие к нему. Честно это бы звучало так: "Ты сидишь кислый, хотя пострадавшая здесь - я, а не ты. А ну-ка давай выкладывай, что ты меня любишь или давай поссоримся окончательно, раз ты такой".

Когда вы насилуете партнеров разборками после ссор, обычно это именно оно.

И это ваша досада, как это так партнер не светится от счастья рядом с вами. Вы хотите заставить его выложить вам все причитающееся вам, весь корм для вашей шатающейся короны.

А ваш партнер ничего не хочет выкладывать, иначе выложил бы без нажима.

Он ни расставаться пока не хочет, ни признаваться вам в любви.

Он молчит, потому что не доволен вашим поведением, и у вас всего два нештурманских выхода из этой ситуации.

1. Если за вами есть косяк в конфликте, компенсируйте его.

Сделайте что-то приятное для человека. Штурманы это называют "подлизаться" или "подстелиться", некрасивыми словами называют из-за собственной важности, но если это ваш косяк, вы должны его загладить, а человека умаслить. В языке есть для этого точные слова.

2. Если вашего косяка нет, ничего не делайте.

Не усугубляйте ситуацию разборками, ведите себя, исходя из того, что есть, не требуя у человека объяснений.

Он сам их даст, если захочет.

Если вы не знаете, есть косяк у вас или нет, это тоже не повод выносить мозг допросами.

Сформулируйте один конкретный вопрос, который поможет вам понять, есть ли за вами косяк.

Например, уточните ущерб партнера.

В большинстве же случаев стоит исходить из того, что вы видите, и если человек не сообщает вам никаких дополнительных данных, значит это не существенно, исходите из той ситуации, которая вам доступна для анализа. Проанализируйте ее не вслух и сделайте вывод. А вслух озвучьте то, что будет в ваших границах, без мы.

Друзья, понятно, почему постконфликтная разборка - это чаще всего новый конфликт?

Вот автор пишет в конце письма герою.

"- Доброе утро :*
Мне жаль, что мы из-за мелочей вздорим (( я знаю, что ты мне важен, я тебе тоже, и всё равно сейчас как-то грустно. Давай попробуем это изменить? Моя встреча сегодня будет недолго длиться, я могла бы в начале 7 к тебе зайти?"


Она называет мелочами недовольство мужчины, проговаривает за него, что она ему важна, объявляет ему, что ей грустно и что он это должен изменить. Причем не прямолинейно просит, а как бодрый вожак предлагает коллективную активность, как "они", то есть он под ее руководством, будут все менять.

И она не видит, что это такое, ей наверняка кажется, что она делает шаг навстречу.

Но это ее заявка на его шаг и угроза санкций.

А ее шаг - это если бы она ему просто написала, что любит его и была не права вчера.

Это если она действительно любит и считает себя не правой, а если нет, так и сказать значит нечего.

Можно написать "доброе утро" и обсудить погоду.

Понимаете, почему перевод общения на нейтральные темы помогает выйти из большинства мелких и средних конфликтов?

Как вы сами миритесь со своими близкими? Разбор полетов устраиваете?

Tags: Баги, Границы
Subscribe

  • 6 comments
  • 6 comments

Comments for this post were locked by the author