Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Письмо. "Отогреваю онегина"

В предыдущем посте мы с вами разбирали способы защиты от женщин выносящих мозг (важнее всего им самим от себя защищаться, это они уходят в минус из-за этого, когда мужчине наконец надоест).

А вот письмо, иллюстрирующее, как, собственно, это все происходит.

Автора мне, честно говоря, даже жаль. Она уже весь мозг мужчине вынесла и съела, но продолжает думать, что "отогревает онегина".

Комментируйте наиболее яркие акты выноса.

А автору желаю как можно быстрей остановиться, накидать мужику побольше шаров и найти себе другого. Иначе можно попасть в большую ловушку, на много лет.

kinky_beach

Эволюция, спасибо! Ваш блог – лучшее, что дал Интернет. Пишу Вам, вдруг повезет. Сокращала, урезала, простите за хаос в мыслях. История на тему “Должна приличная синица уметь держать себя в руках”.

Он старше на 17 лет, в роду итальянцы, чертовски обаятелен, успешен и богат. Играет на эмоциях в суде и актерствует в театральном клубе, где избран президентом. Тут мне должно было стать страшно, но увы, не стало. Копирует стиль Дона Дрейпера, неслучайно тот красовался на его журнальном столике. Много читает. Был 15 лет в браке, два года как ушел, “устал жить в игноре”. Поселился рядом с семьей (развод не оформил), есть два сына-подростка, занимается ими много и охотно. Участвует в благотворительности.

Мне 34, детей нет, близкие остались на родине. Внешность яркая, обаяние недоразвито. Переехала ради любви, но отношения сошли с рельс, я сбежала без друзей и денег. Затем получила местный диплом, влюбилась и сходила замуж на 5 лет. Вначале с трудом искала местную работу (нашла), затем 3 года работу искал муж. Пока оголтело зарабатывала, муж скатился в яму, а я неумело пыталась его увлечь. Скалкой не лупила, но ощущала себя унылой теткой (младше его на 10 лет), он много критиковал и не помогал в быту. На этом фоне под песни родственников “работа есть, пора рожать, тик-так”, прошлой весной собралась с духом и ушла от мужа (урезав круг общения).

Здесь я пропущу два тома подробных рассказов о том, как познакомились и какой он был прекрасный, но в то же время ужасный. Перейдем сразу к тому времени, когда начались конфликты, поскольку автору захотелось жениться. Причина уважительная, однако стратегия крайне плохая.


...Паника сильнее давила на мозг. Я переживала, что мы не развиваемся, недоверие росло. Мы стали ругаться. В одной ссоре он оставил записку с оторванной фразой. Я нашла в мусоре: “Ты неосознанно жестока и ребячлива”. Понимала, что сказка кончилась, пора валить, но оторваться не было сил. Думала, если приложу усилие над собой и перестану истерить, всё получится (ха). Однажды так накрыло, что позвонила ему на работу поговорить про отношения, просто быть услышанной (пожаловаться "маме"). В такие моменты он выключает эмпатию и врубает судебного юриста. Стало совсем горько, я перезвонила сказать, что больше так не могу, люблю его, но нам надо расстаться. Он отказался слушать этот бред и повесил трубку. Тем вечером мы планировали смотреть пьесу в его клубе. Он написал узнать, иду ли с ним. Я ответила невнятное "сорри".

Ожидаемо, тут же отпружинила. Позвонила за час до представления, он не взял трубку. Я подумала: мало слов, нужны поступки – и приехала в клуб. Там пускают по закрытому списку, но его друг узнал меня. Он зашел в зал последним, увидел меня в полутьме, молча протянул коктейль и сел рядом, взяв за руку, затем за талию. Выглядел сдержанно довольным, как человек, который выиграл партию, но не тыкает противника носом (позже обвинил, что явилась без приглашения). После спектакля напоказ флиртовал с женщинами от 20 до 60. Я напомнила, что утром еду на лыжах и скоро уйду.

Он быстро распрощался, мы сели в кафе. Сказал: ты была бы идеальной женщиной для меня, если бы не выносила мозг. В эйфории перемирия предложила ехать к нему, а оттуда я к себе паковать вещи. Он отказался, сославшись на неудобство для меня. Здесь бы пожелать спокойной ночи, но в расшатанном состоянии я влепила: не надо прикрываться логистикой, просто скажи, что не хочешь. И он сказал: не хочу. И посмотрел с любопытством. Тогда я взяла пальто, сказала: идем. Он молча пошел следом. Я взяла такси и сказала: садись. Не бойся, секса не будет. Он сел в машину и всю дорогу сжимал мне руку, а я молча лила слезы.

Когда вышли возле его дома, спросила, ясно ли, зачем я здесь. Он замер: "Зачем? ... вещи забрать?!" Развернулся и резко зашагал в другую сторону. Я, как дура, семенила следом, приговаривая, что не буду всю ночь бегать по городу. Мы сделали круг и вернулись к его дому, обмениваясь злыми репликами. Он сказал: "Иди ты к черту. Я мог бы спать с 25-летними." Я замерла и согласилась: скоро сможешь. Затем я в слезах собирала вещи, а он причитал, что это похоже на плохое кино. Не говорил: останься, не уходи. Один раз молча встал на пути, закрывая выход. Спросил, зачем я это делаю. С пылающим лицом, звенящим голосом я заявила, что не хочу уходить. Что люблю его, хочу быть с ним. Но не на каких угодно условиях. Что вижу, он не хочет и не уважает меня. И удачи тебе с 25-летками. Поцеловала в щеку и ушла. За спиной прозвучал хлопок двери и его вопль: "Это твои последние слова?!" Но следом не вышел, и я зашла в лифт, желая умереть прямо там.

Позже он сказал, что той ночью звонил мне раз двадцать, но я заблокировала номер. Дома получила имейл: "Зачем ты это сделала?" Ответила, что уже объяснила и мне страшно жаль, так хотелось любить его. Он: "Можно подумать, причина во мне." Я написала, что могла бы лежать в его объятиях, и наверное, есть причина. Было тошно.

Ситуация усугублялась тем, что через два дня мы летели в тропический отпуск, который он спланировал и оплатил. Оба молчали. Подруга сказала, я играю в детский сад; если не устраивает, надо уйти без драмы. Вечером написала ему письмо. Высмеяла себя за слив границ: "Давай же отметим примирение, которому ты не рад, сексом, которого ты не хочешь!" Прости за полуночную драму, но верю, что боролась за баланс.

Ответил через пару часов. Извинился, что был истощен (устал, пьян) и не мог прыгнуть в другое состояние и в постель. На нас давит большая картина с нерешенными вопросами, но есть два авиабилета и глупо их не использовать. Я показала, что расстроена, и попросила помочь понять, что значит для нас поездка. Он написал много слов, по сути "ничего не значит", но надеется, мы обсудим, погрузив пальцы в песок. И вдогонку, чтобы не думала, будто он приглашает из удобства, что я "очень особенная", и если приглашение смущает, он поймет.

Представила, что в истеричном минусе лечу отдыхать в его прохладном обществе за его счет, и мне стало страшно. Еще страшнее было, что отпуск окажется раем, который лишит меня остатков воли. Написала, что люблю его и безумно хочу с ним уехать. Но больше хочу его любви и уважения, а он предлагает провести время в теплом климате, ибо заплачено. Что принять это обесценит мои чувства, всё страшно невовремя и мне горько, но я вынуждена отказаться. Наутро бросила в сумку купальник на случай, если до самолета напишет о чувствах (смешно).

Те выходные (14 февраля) я провела одна. Много думала о нем, читала переписку, Ваш блог, и наткнулась на письмо женщины, которой казалось она в минусе после ее болезни и ухаживаний мужа. Я начала ассоциироваться с ней и видеть себя неблагодарной истеричкой. На этой волне разблокировала его и написала, что меня настигло озарение, я поняла свои ошибки. Что вымогать доказательства любви неправильно, я бы тоже закрылась. Что, может, до меня дошло поздно, но рада, что дошло. И если он еще хочет, буду счастлива сделать его счастливым (или умереть в попытках). Он отвечал редко, сдержанно и туманно. Я наматывала круги, как тигр в клетке, уверенная, что на этот раз вытяну (вот накрыло!).

Он сообщил, что уехал кататься на лыжах с другом, и я даже не усомнилась. Рассказов о той поездке не услышала. За три дня прислал фотку в лыжной маске и несколько сдержанных сообщений. Ожидание переплавляло, я прочувствовала магию психоалхимии всем нутром. Если бы он, как ловкий рыбак, подсек меня тогда, отдала бы ему свое тело, бессмертную душу и первенца (если такому суждено родиться). Он садировал ожиданием, я стала злиться и остывать.

Через неделю после ночной ссоры он был готов встретиться, я легко перенесла на пару дней и выспалась. На встрече ждал пламенных извинений, но я была приветлива и спокойна, как танк. Он стал терять контроль, психовать, критиковать, обвинять, разыгрывать комедию в лицах и всячески меня расшатывать. Я сдерживалась, но не могла убрать из глаз улыбку. Повеселил момент, когда он зачитал вслух мои страстные смс (очная ставка!). Предложила говорить конструктивно, но его несло. Когда после ужина я мягко отказалась ехать к нему, он был обескуражен. Перед сном получила смс: "Это был твой шанс спасти отношения, и мы его проимели." Напрягая эмпатию, написала, что не жду особых вложений, просто быть рядом и больше позитива. Он ворчливо успокоился. На следующей встрече я встала на одно колено и надела ему на палец креветку из тарелки с просьбой снова стать моим бойфрендом, он согласился.

Предсказуемо, лучше не стало. В один вечер он придрался, что я погрузилась в телефон на пять минут после ужина. Мы ругались в середине улицы, точнее, он орал на меня и вдруг подошел и сказал на ухо: "Я очень люблю тебя, но больше так не могу, тебе надо быть с другим". И зашагал к своему дому. Я стояла столбом на перекрестке. Он резко вернулся и обнял меня, сказав, что не может проснуться с мыслью, что меня нет в его жизни. Сказала, раз отчего-то ему это важно, прошу прощения за телефон. Он был доволен. Думая, что надо бы уехать, я безвольно последовала за ним и легла в постель как живой труп. Он поинтересовался, не превращаемся ли мы в старую супружескую пару. Я вяло отшутилась. В пять утра заметил, что не сплю, предложил поговорить (о том, за что я люблю его), и секс таки случился.

Тут бы дистанцироваться, но мозг в минусе отказал. Я слала страстные смс и убедила его на встречу. Он опоздал на час (собрание клуба), на вопросы о собрании трижды переводил разговор. Когда пришли ко мне, очевидно, кто был на спине. Я жарко сказала ”люблю”, он повторил. Кончив, стал говорить: "Вау, я просто лежал без движения. Ты всё сделала сама! Я мог быть кем угодно." Я спросила, зачем он меня отталкивает. Он заверил, что не отталкивает и хочет дать приятное в ответ. Может, наличные? Я молча отвернулась. (После вспомнила, что в тот вечер могло активировать его страхи, но скорее ищу оправданий.)

Наутро осторожно спросила, нет ли для меня новостей. Он не сразу вспомнил, что речь о поездке на мой день рождения и что обещал ответ к тому дню. Ожидаемо: не смогу, семейные планы, неделей позже подойдет. Я пару месяцев ждала, пока он решал, не тянула, не давила, летела за свой счет. Расстроилась жутко, говорить не хотелось. Мы дошли до метро, в вагоне я отворачивалась и сдерживала слезы. Он сказал: попробую поторговаться с женой о графике. Я сказала, если он не хочет меня, пусть отпустит, а подачек из чувства вины не приму. Он убежденно сказал: "Я сделаю тебя счастливой". Днем получила его вопрос по датам поездки и "ответь, жопа". Ответила, но радости не было (щипцы). И к вечеру меня вдруг разогнуло.

Он спонтанно пригласил к себе: будет дома непоздно, но пьян (собрание клуба). Я: значит, без секса? Он: значит, без обещаний ;). Спросила, зачем приглашает. "Для объятий с потенциалом". Я пожелала обнимать подушку и хороших выходных (были общие планы). Он удивился, но разбираться некогда, видать что-то изменилось. Припомнила “я мог быть кем угодно”, он притворился, что не понимает. В это время я закрылась в туалете на концерте и рыдала так, что вывихнула плечо(?!). Боль наконец-то отрезвила. Я поняла, что пора стать себе мамой. Довезти до дома, уложить в кровать и гладить по (глупой) голове. Знала, если не поеду к нему, мы можем больше не увидеться. Но тупо не было сил. Написала: "Для меня ничего не изменилось. Проблема в доверии. Я еду домой."

Утром увидела смс, который из-за игры слов мог означать "мне грустно" или "я в синем", и фото в синем смокинге. Написала: хорошо выглядишь. Набрала его - не взял трубку. Написала: "Купи ей завтрак и перезвони, жопа". Спустя часа три спросила, отменил ли планы. Я наматывала круги по дому и привычно лила слезы. Ума хватало не звонить. Болело плечо. К вечеру заставила себя переключиться на знакомого, с кем был классный секс, провела с ним ночь и полдня, чтобы сбить программу. Была уверена, что я всё разрушила и любимого не услышу.

Закрыв за гостем дверь, увидела смс: "Планы пришлось отменить, не хотел разговаривать." Я в смятении молчала. Спустя пару часов новый смс с критикой и обвинениями. Ответила: понимаю, хотела быть сильнее, смелее, терпеливее, быть для тебя идеальной, но пора признать, я не такая. Он ответил, что не искал идеала и НЕ идеален сам, но когда эмоциональные взбрыки диктуют мое поведение, то это боль и стресс, которые ему не следует "добавлять в свою потребительскую корзину". Написала, что прошу прощения за стресс и боль и благодарю за время вместе. Что он был бы идеалом, если бы хотел меня по-настоящему. А теперь дам ему пространство, раз ему это нужно. Прошло три дня.

Утром четвертого прислал смешную картинку, я ответила "не надо". Вечером получила длиннейшее письмо, где он талантливо избегал обещаний, запросов и прямых выражений чувств. (Мы без ума друг от друга, а не "я от тебя"; возможно ли когда-то начать сначала, а не "давай начнем"). Попросила не писать, когда с трудом стараюсь забыть его. Он: значит, не изменишься. Я: "Изменюсь, если изменимся "мы". Но продолжу нас саботировать, если ты держишь дистанцию". Он доказывал, что сделал для нас всё возможное. Я сказала, это слова, а не поступки. Он возмутился, что не ценю времени, эмоций и внимания, вложенных в слова. Сказала, что ценю и не могу продолжать разговор.

Далее я отсиживалась на дистанции, дожидаясь шагов. Получила запрос в друзья на фейсбуке (полгода отношений, Карл! ответила спасибо, может позже), цветы на работу (с запиской: женщины созданы для того, чтобы их любили, а не понимали). И поток требований - внимания, действий, решений, от меня. За цветы я тепло поблагодарила, добавив, что был не обязан. Он был горд собой и написал, что хочет каждый дюйм моего тела, я молчала. Цветы были фалообразные каллы, и после его пингов я отправила фото орхидеи, похожей на женский орган, мол, высылаю благодарственный букет. Оказалось, он скучал по моей "маленькой орхидее" и предлагает познакомиться с младшим сыном в выходные.

Учитывая политическую ситуацию, я зависла. В итоге сказала, если он считает это хорошей идеей и правильным моментом, то с радостью. Далее пошли магнолии, он то отменял, то назначал встречу. И когда я написала, что он не дает ложных надежд, хочет легких отношений, это ясно и спасибо за честность, последовала тирада, что он взрослый мужчина, отвечает за свои решения, увидимся завтра, и пришли фото своей хорошенькой мордашки. Я молчала до следующего дня и, когда он подтвердил планы, отменила под благовидным предлогом. Добавив, буду рада знакомству в менее запутанных обстоятельствах.

Еще атаки, фотки, много его слов. На вопрос, знает ли, каких отношений хочет со мной: "Хочу своего лебедя." (Это он после развода начинает вторую главу, ищет пару на остаток жизни.) Мои реакции сводились к вопросу, что он будет делать. Последовала первая (за 2 недели) просьба о встрече. Я честно выразила опасения, что буду собирать себя по кусочкам и боль от встречи будет больше, чем радость. Он написал, что не понимает, но можно отложить.

На следующий день атака с целью меня расшатать. Мол, он две недели умолял о встрече, гнался ценой самоуважения, он один боролся за отношения, а я убегала. В ответ я заметила, что его тактикой было соблазнять меня на погоню. Что он не обязан был любить меня, я сама решила быть вместе, надеясь растопить его защиты, наверное, слишком самоуверенно. Но прогресса нет и дальше будет хуже. Что он не нуждается в глубокой связи, не сейчас и не со мной. Может, с другой сложится. Ответ: даже если я права и он не умеет устанавливать глубокую эмоциональную связь, я должна видеть, как он старался. Всё было мне предложено, но всего было мало. Если б я любила, имела бы больше терпения и понимания. Закончилось моими словами: звони, когда будешь готов. Он: "И? Ты будешь готова? По-настоящему?" Спустя полдня написала: да.

Улетела отдыхать одна. Получила смс на ДР (ответила "мерси") и пару пингов. Попросила не напоминать о себе, замолчал. Обсессивно гоняла мысли о нем, читала, и через его секс-фантазии (обезличенная оргия и молчаливый секс с незнакомкой) вышла на страх близости и нарциссизм. Было больно читать про “нарциссический корм”. Приняв и осознав (моя СЗ=0), почувствовала себя сильнее и спокойнее. Стала думать, как ему помочь, чтобы отцепиться. Действуя в своих границах, никак. Но он говорит, что не хочет быть старым, больным, одиноким... Решила проверить.

Написала ему: не уверена, стоит ли твоего времени, хотела бы встретиться, заодно забрать пару вещей. Он охотно согласился и поэтапно отодвигал встречу на десять дней. Я уже знала его тактику и не гонялась. Тем временем выведывал, о чем речь, но я повторяла, не уверена, стоит ли это его внимания, так что настаивать не буду. Он пытался разогреть меня флиртом по смс, я сводила к логистике и просила не эскалировать до встречи.

Накануне встречи прислал цитату о мере ответственности за необдуманные решения и пару намеков, мол, надеется, я не поведу себя морально неустойчиво. Я предложила отменить (от страха). Он ответил что-то невнятное. В назначенный день прислал детали встречи. Я извинилась, сказав, что не поняла его и построила свои планы. Как ожидалось, взбесился. Потребовал отменить мои планы. Сказала, не могу, но встречусь в любой другой день. Он сказал, что освободил для меня выходные. Я предложила день субботы или вечер воскресенья. Выбрал вечер.

В первый момент оба были взволнованы, он почти прослезился. Разговор начался мило, он упомянул, что занялся разводом (кхм). Неожиданно поцеловал в губы, тут же извинился. Когда перешли к теме нас, я аккуратно двигалась к его эмоциям, готовая отступить в любой момент. Открыла свои границы: спроси меня что угодно. Спросил, встречаюсь ли я и с кем спала за два месяца. Сказала не встречаюсь, секс был однажды. Он спросил, как это было. Я ответила, хороший секс, и партнер эмоционально открыт, что приятно удивило. Затронули природу нарциссизма. Я пыталась понять, хочет ли он так жить, счастлив ли, а он дергал меня за гордость, ревность, самооценку, сожаления, чувство ответственности и бог знает что. Я оставалась теплой, ровной, несколько раз плакала, несколько раз целовала его, искренне говорила, как он мне дорог. Он: ты можешь измениться? Я: нет, будет копиться негатив. С улыбкой спросил, хочу ли быть друзьями. Я посомневалась: наверное нет, может потом, когда мои чувства пройдут. Добавила, что наверное, тогда ему станет неинтересно.

Заявил, что я очень умна, но память меня подводит, эмоции замутняют мой рассудок, видение искажено. Я наклонилась к его уху и доверительно спросила, он применяет ко мне газлайтинг? Он переспросил, громче и громче, что за слово. Я вышла в туалет, понимая, что приплыли. Когда вернулась, его не было. За это время прислал по смс скриншот словаря. Мой ответ: “да, термин узнала от тебя :)”. (Он как-то спрашивал, знаю ли термин и читала ли я одну книгу про расстройства психики. Когда читала о нарциссизме, всплыло в памяти.) Он вернулся и продолжил отрицать про газлайтинг и ту книгу. Спросил, зачем же со мной встретился, если не любит меня. Я просто ответила: ты часто возвращал бывших, вероятно хочешь секса. Не в сексе дело, в доминировании. Он спросил, почему бы тебе не принять доминирование. Я с грустью сказала, что это его не насытит. И он плохо обращался со мной, память о последнем разе блокирует влечение. Он сказал, один глупый комментарий не стоит такой реакции.

Прошло больше трех часов, а он не мог меня отпустить. Особенно зацепился за слова, что я самая обычная и у нас явный мезальянс. Спорил и доказывал, что я уникальна, и мы не были клише. Взял за руку и отвел в другой бар. Там заявил, что мне остается встречаться с безработными русскими, что он будет счастлив после разрыва, а я нет. Я с улыбкой обещала постараться. Он сказал, что наш опыт подорвал его доверие к миру. Ответила, наоборот, благодарна за опыт и многое узнала о жизни и о себе. Ответ ему не понравился. Встреча была тратой его времени и он не уважает мои мысли. Я посмеялась: ты и раньше не уважал, я ничего не теряю. Он понял, у меня какое-то психическое отклонение, это очевидно. Я лукаво спросила, не затем ли он предлагал дружбу, что с психами веселее. Обняла его, гладила лицу и повторяла, что он очень странное создание и глубоко мне дорог. Бар закрывался.

На улице он прижал меня так, что я чувствовала его эрекцию, и повторял, что мы должны быть вместе. В слезах я ласково повторила, на прежних условиях не получится. Он сказал, что я люблю его как раненую птицу. Я сказала, что люблю его как человека, с его косяками. Что будь он настоящим со мной, никогда бы не ушла. Он стал целовать меня так, что болели губы. Раньше я бы улетела в космос, но было просто приятно. Он держал мое лицо и повторял, как я безумно красива (кстати, так себе выглядела). Я сказала, что постараюсь забыть его, он дрогнул всем телом: как ты можешь! Я заметила такси, он посадил меня и буркнул “удачи”.

По дороге домой получила привычные смс-пустышки, без шаров (“люблю тебя” перестало быть шаром). Стал требовать ответа, ночью звонил восемь раз. Хочет что-то сказать. Растерялась и попросила отложить, я устала, а он может передумать. Он: спасибо, что выставила идиотом, могла бы ответить. На следующий день прислал имейл-пустышку о том, как любил и что я особенная. Обвинил, что устроила встречу, чтобы легче пережить расставание. Еще через день смс, что он был слишком эмоционален, но уже успокоился и пообещал письмо “без защит”. Я ответила спасибо, писем не жду. Он сказал прочти, уважай мои “только слова” хоть раз и если захочешь, дай ответ. Пару дней молчал. Написал, что хочет отправить, но боится критики. Я: не могу сказать, что тебе делать. Придрался к тону. Ответила, мой тон в порядке; поступай как подсказывает сердце.

Второе письмо начиналось здравыми признаниями, например, что не раскрывал жене свои эмоциональные нужды, ждал, что та будет угадывать и злился за неисполнение. Как результат, был одинок в браке и научился отдавать эмоции в аутсорсинг: флирт, театр, т.д. Признал, что расшатал мое доверие скрытностью и колкостями, но я добавила к динамике свои выходки. Закончил словами, что он слушал сердце, но теперь вмешался рассудок. Что он видит отношения как обоюдное усилие, а я уже нет. Обвинил, что не предложила помощи. Я признала часть вины за свои выходки. Ответила, что помощь можно предлагать там, где ее просят. Невозможно спасать против желания. Что он должен был возглавить спасательную экспедицию, это его жизнь и его решения. Но красота ситуации в том, что он не обязан ничего делать. Желаю ему быть счастливым.

Ответ теперь кажется строгим... но он видел мою любовь. В нем будто живут два человека, и пока я отогреваю онегина, печорин будет меня жрать. Продолжаю спрашивать себя, что могу сделать (если могу). Хочу спасти его, потому что люблю. Мешают слабость и плащ супергероя. Спасибо, что прочли.
Tags: evolutiolab
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Письмо: "Перешла на женскую сторону"

    Это занятное письмо. Здесь у автора все нормально, короны на протяжении истории особо нет, в конце растет Спасательница, которой она может…

  • Задачи про корону

    Как корона заменяет самоуважение? Само-уважение состоит из само и уважения. Это уважение себя самим собой. Не из других уважение вытягивается.…

  • Письмо: "Муж загулял"

    Эта автор очень длинное письмо написала, начала издалека и очень тщательно описала своих поклонников и кавалеров. Но основная тут история - про мужа…

  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 55 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author