Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Письмо. "Сломал несколько девичьих судеб"

Это не письмо, а поэма целая. Длинная опять блин.

Но история очень интересная. Парень размораживал девушку... нет, не как печорин, он совсем не печорин, типичный онегин, гиперответственный. Размораживал он ее почти как сексолог-терапевт, работающий с фригидными барышнями, муторно и постепенно.

Разморозил не до самого конца и бросил. А она его всю жизнь вспоминает. Правда вместо благодарности она его упрекает в том, что он ей сломал жизнь. Ей и еще несколько таким же холодным бревнам. Хотя он даже сексом с ней не стал заниматься из-за ответственности. Но она как была зациклена только на себе, любимой, так зациклена до сих пор.

Очень интересно ваше мнение об этой истории. Я даже комментировать пока не буду.

nameless_dog

Здравствуйте, Эволюция!

Спасибо за ваш блог. Как и все, вам пишущие, надеюсь, что письмо попадет на разбор. Хочется понять, как юная неопытная девушка может уберечься от печорина. Печорин из моего письма сломал несколько девичьих судеб. Меня уберегла случайность (одна фраза, им брошенная и мой вынужденный отъезд)

26 лет назад. Заканчиваю школу. 17 лет. Не целованная. Активистка-комсомолка-спортсменка.

Жду своего Героя (именно Героя, а не Принца. Принц- это кому от рождения даны блага, а Герой –это тот, кто их завоевывает своим трудом. Этим он и интересен). В это время флиртуют одноклассники, парни из спортивной секции, я отвечаю на флирт флиртом. Но никто не подходит на роль героя, хотя с парнями отношения были хорошие, почти со всеми сохраняются дружеские отношения до сих пор.

Мысли на тот момент такие. Первый поцелуй –должен быть только по любви, любви взаимной. За этим должно следовать предложение связать вместе свою жизнь и судьбу. Как узнаю, что это герой? По поступкам в миру. Как узнаю, что я люблю? Это когда жизнь отдать не жалко. Придут фашисты и скажут: ваш любимый в плену, отпустим только ценой вашей жизни. А я в ответ – мне жизнь в радость отдать за любимого, даже если он никогда не узнает. Как я узнаю, что герой меня любит? - Он говорит об этом, хочет связать свою жизнь со мной и говорит об этом, говорит о совместном будущем, планирует его. Ожидаю, что Герой встретится мне в другом городе, куда я еду после окончания школы учиться в институте.

За месяц до окончания школы, на медсестринской практике в больнице (были такие уроки раз в неделю в советское время) к нам с тремя одноклассницами подошел парень, находившийся там после операции. Уверенный в себе, обаятельный, веселый. Типаж Мэла Гибсона в юные годы, прям одно лицо как в фильме «Баунти». Понравился всем нам. Развлекал анекдотами, рассказывал что-то про прочитанные книги. Девушки все - рапунцели, отличницы школьные. Стоим, смущаемся, но разговор поддерживаем, хихикаем.

Потом парень ушел в палату, и тут девчонок заставляют разносить по палатам таблетки. Они мне – зайди к нему в палату, раздай таблетки. Боялись зайти, не знали, как себя вести с флиртующим. Взяла таблетки, зашла. Он сразу ко мне подошел, книжку держит в руках Даниила Гранина «Зубр», рассказывает про книгу, советует прочитать. А я ему в ответ, что прочитала давно уже. И тут же: «Ты мне понравилась. Дай мне свой телефон, я позвоню, пообщаемся». Он мне понравился внешне, понравился голос – южнорусский с мягким «Г». Понравилась его манера говорить и держаться, при том что он был небольшого роста (166см), ниже меня на 3 см. Отметила в голове, что низковат. Даю телефон, он записывает. Я прощаюсь и выхожу из палаты.

Потом пришлось проходить мимо его палаты еще раз, он стоял у приоткрытой двери, поджидал, и увидев меня, попросил зайти в палату. Зашла. Он: «только не говори, пожалуйста, Ларисе (одна из одноклассниц) что я у тебя телефон попросил. Я сперва с ней хотел познакомиться, еще до того, как ты появилась в отделении, у нее телефон просил, она не дала. А тут ты пришла и мне понравилась». Было приятно, что он меня предпочел ей. И обещание выполнила, ничего не рассказывала. Себе объяснила его просьбу тем, что он не хочет делать больно девушке, перекинувшись на ее подругу. А сейчас по прошествии лет думаю, что он надеялся, что и Лариску уговорит, и будет выбирать потом из нас двоих, для этого и нужна была тайна нашей договоренности. И уговорил бы. Одно помешало парню: он надеялся продолжить атаку в следующие дни, но не знал, что мы на практике только один день в неделю. К следующей практике его уже выписали.

Позвонил он на следующий день, вечером. Оказалось, что он курсант военного училища, 3 курс, ему 20 лет. Сказал, что все зовут его А, но настоящее имя другое. И сказал, что будет звать меня Ника (хотя это не мое имя, но близкое по звучанию с настоящим). Это новое имя в последствии дало как бы право, внутреннее разрешение, вести себя не как рапунцель. Я так и жила много лет, как бы переключаясь в голове с одной женщины, строгой и неприступной, на другую, что-то ближе к золушке. На работе, в официальных учреждениях, с одноклассниками я использую основное имя. В поездах, бассейне, дискотеках, кружках по интересам, в разговорах с незнакомцами - я всегда Ника.

Он звонил дня три каждый вечер из больницы, потом сказал, что швы сняли и его выписывают, он возвращается в училище. И приглашает приехать к нему в училище, он выйдет за забор, погуляем по лесу. Спросил, в чем я хочу, чтобы он пришел на свидание: в военной форме или в спортивном костюме? Мне так странно было слышать этот вопрос. Меня никто никогда не спрашивал, как я хочу, не только про одежду, но и вообще во всех вопросах. Это поразило. И направило мысли на визуализацию. Гуляем между березок, что-то обсуждаем.
И тут он: я хочу тебя поцеловать.

Я: нет, не могу.
Он: почему?
Я: я тебя не знаю. ты мне нравишься, но целуются люди, когда есть чувства. (имея в виду любовь).
Он: нравишься – это тоже чувства)). Я тебя тогда в щечку чмокну.

Прижимает меня к себе и чмокает. Мне нравится внимание, нравятся его эмоции и активность. Желания целоваться нет, но и отталкивать от чмоков в щеку не хочу. Он много раз за встречу меня чмокает, я смеюсь, он просит поцелуй в губы, я легонько его отталкиваю, смеемся вместе. Говорит, что, если б не швы после операции, он бы меня поцеловал взасос, а со швами на пузе он не может сопротивление сломить. Зовет на свидание на следующий день. Опять гуляем, он целует в щеку, я его в ответ. Очень нежное отношение к нему. Легонько сопротивляюсь поцелуям. Он мне «грозно» так: «оборву ухи!» («оборву ухи» до сих пор мне говорит по телефону и сразу меня «опрокидывает» в прошлое).

Я хорошо помню свои первые ощущения и начало раздвоенности в голове: он еще не доказал, что герой, я жизнь отдать за него не хочу. Но он так приятен, такой поток эмоций, восхищения, что не хочется отказываться от этого. Но и продолжать, поддаваться на уговоры и разрешить с ним целоваться – это ответственность. Нельзя давать человеку надежду, если сама не уверена. А если он захочет продолжения (в смысле замуж позовет)? И песня в голове «Не целуйся, слышишь, не целуйся. Не целуйся, слышишь, без любви». Любви нет, а целоваться хочется. Дилемма, блин.

Спрашивает, почему не хочу в губы. Я ему: есть такое внутреннее ощущение, что надо сперва захотеть целоваться в губы, а это хотение возникает от любви. Т.е. сперва влюбляешься, потом хочешь этого человека.

Он смеется. Говорит, что сперва возникает желание поцеловать, а потом, в процессе встреч и целований, человек может влюбиться.

Написал мне стих, принес на свидание:

Поцелуй меня, ну пожалуйста
Чмокни в нос, как родимая мать.
Хоть аллаху пойди и пожалуйся
Что не хочешь меня целовать.
Поцелуй, ну чего тебе стоит –
Осчастливишь меня на всю жизнь!
Сразу стану я первым героем!
Слышу снова, увы, -отвяжись!
Я-мужик: не умру, не заплачу,
Приму с честью я твой приговор
И в атаку пойду это значит
Превращу свои ласки в костер!

Уговорилась я быстро, к концу второго свидания милостиво «разрешила» себя поцеловать в губы. Первый поцелуй в губы не принес никаких приятных или неприятных ощущений. В ответ на вопрос каково это, целоваться в губы, я ему: «мокро» (потом увидела фильм «человек дождя», где аутист так же ответил). А. смеялся. Говорил, что я не закрываю глаза, а надо их закрывать. Я стала закрывать, как он просил. Открываю после поцелуя – он смотрит и говорит: «нет у тебя поволоки в глазах, нет особенного взгляда, чувственного». Я в нем этот взгляд видела, замечала разницу. Когда мы целовались, он закрывал глаза, прижимался к моему бедру набухшим членом, иногда совершал движения своими бедрами, потираясь и постанывая.

Открывал глаза – и я видела эту чувственность, его удовольствие. Он хотел увидеть это во мне. И говорил об этом, не скрывая: «ну когда же ты будешь смотреть по другому».

Раздумываю: так как мне понравились поцелуи, и я согласна на них – то я как бы даю надежду на продолжение и усугубление отношений. А вдруг он по-серьезному влюбится, а я нет. С такими мыслями хожу на несколько следующих свиданий, морожусь.

Он снова стих:

Чем вызвана столь дерзкая немилость
И хладный тон, и мраморный ваш взгляд?
Быть может, что-нибудь печальное случилось?
Ответьте, Бога ради, чем я виноват?
Пожалуй, дело в том, что на дворе
Был холод жуткий в час рожденья
Ведь Вы родились точно – в декабре?
Ну надо же, какое невезенье.
Но Вы, мой ангел, не сердитесь,
Ни на меня, ни на судьбу.
Прочтя сие – чуть улыбнитесь,
И все простите Вашему рабу.

Пытаюсь затормозить его пылкость, отказываюсь целоваться. Спросил почему. Я в ответ: боюсь, что ты влюбишься, а я не успею и уеду. Он смеется: «Влюбишь меня в себя? Это было бы интересно, ну попробуй!» Для меня эти слова как ушат холодной воды. Он захотел встреч со мной, захотел поцелуев, назвался моим рабом и заранее знает, что любовь невозможна!!!. Он ведь сам говорил, что люди влюбляются в процессе встреч и целований, но получается: начал целоваться и не рассчитывал влюбиться!!. Как так? На этом месте у меня возник диссонанс в голове: парень декларирует, что не влюбится, а значит он встречается со мной из-за телесных удовольствий и уверен, что дальше этого он не двинется. А мне самой с ним приятно встречаться, но становится страшно вовлекаться в процесс, рисковать привязаться, влюбиться и остаться брошенной. Но в то же время во фразе «влюби меня в себя» что-то от мольбы о помощи. Он хочет влюбиться, но ждет, что ему помогут в этом. А как же «Ваш раб» и т.п.? Я замыкаюсь, превращаюсь в царевну–несмеяну, прекращаю целовать его. В ответ на это А мне на клочке газеты пишет стих:

«Уж коль настолько ты упряма,
И будешь дуться, как пузырь
То вот скажу тебе я прямо
Что путь твой нынче - в монастырь».

Ночь - другую я обмозговывала ситуацию. Парень нравится, но говорит, что влюбляться не собирается. Поматросит и бросит, так говорили. Но ведь это и не герой. Герой не может быть таким. Герой не начнет действия просто ради забавы. Возникает облегчение. Я придумываю себе иллюзию, что у меня есть хороший друг, к которому нежное отношение, у которого ко мне нежное отношение, и мы каждый в процессе поиска своих героев-героинь. Одна часть меня, с настоящим именем, ждет Героя, она готова стать ему боевой подругой, хранить верность, и жизнь отдать при случае. А другая часть с именем Ника может позволить себе целоваться с другом, и может даже попытаться его в себя влюбить, и Ника не несет ответственности за друга (он ведь не собирается влюбляться), может расслабиться. Так начинается раздвоение. Я «летаю» на свидания, я в тонусе, энергия бьет ключом, никакого груза ответственности, все мысли заняты А, и в то же время я думаю о том, что с началом нового учебного года в другом городе я встречу «своего» Героя.

К концу лета А применил целый арсенал действий, непривычных для девушки, у которой не было отношений с парнями:

-писал стихи и милые записочки и рисуночки, записал мне на кассету хорошую группу, которую раньше не слышала (музыка эта с ним стойко связана, не могу слушать и не вспоминать его)
- спрашивал меня «скажи мне что-нибудь теплое» в первые наши разговоры по телефону. Я, как настоящая рапунцель, в недоумении – как можно малознакомому говорить теплые слова? Зависаю в немой паузе, он смеется: «сказала бы костер, или фуфайка». У меня облегчение.
-очень много часто и восторженно говорил: «Моя», «твой раб», «ты прелесть»», «без ума от тебя», «свела с ума», «красавица моя», «оборву ухи»
-приносил на свидания мандаринку и по одной дольке вкладывал мне в рот, целуя после каждой уголок губ.

Смысл был именно в дольках, чтоб по одной – и целовать, и сок пить с моих губ. Можно заменить виноградом, но принести на свидание виноград тяжелее.

-когда сидели на лавочке брал какой-нибудь мой палец и сосал его как леденец и покусывал. Так мог почти все пальцы перебрать.
-ставил меня в лесу на пень, снимал с себя шарф и закутывал ноги, стоял, прижавшись к ним – грел. Или брал мои руки и себе за пазуху засовывал поочередно, чтоб согреть.
-учил меня жевать хвойные иголки, держа один кончик иголки своими губами, так мы приближали наши губы, тянули иголку, получалась милая возня, и целовались потом с хвойным запахом во рту.
-подлавливал момент в людном месте, когда у меня расслаблено лицо и тренькал мне по нижней губе. Звук получался смешной, я злилась и смеялась одновременно.

Видя, что я закомплексована, чтобы снять мои блоки заводил как бы вскользь, мимоходом, разговоры на тему телесности:

-рассказал, как после операции спросил медсестру «посмотрите, не отрезали ли мне ЭТО? Все на месте?»

Медсестра краснела (а я краснела, слушая это).

-показал вырезанное откуда-то из журналов фото спящего подростка (под простыней, непонятного пола), в очень раскидистой позе и спросил, нравится ли? Поза была «гениталии наружу», хотя и под простынкой, и фокус на них.
-говорил, что не понимает почему осуждают целующихся на улице, это прекрасно
-однажды вывернул на людном месте карманы брюк, держит их и говорит: вот слоник, это ушки, а хобот не покажу. Я понимаю, что хобот – это член и краснею на улице, он смеется.
- иногда неожиданно в людном месте прижимался и целовал в губы.
- внезапно на прогулке мог спеть частушку с эротическим подтекстом.

Итог: Я быстро разморозилась от всех его приемов, у меня появилась чувственность и взгляд с поволокой, и сексуальное желание. Мы дошли до раздевания по пояс, с прижиманием бедрами или сплетенными ногами. Как мне казалось тогда, я не стала страдать от расставания в конце лета. Он тоже не сказал, что страдает. Пообещали друг другу поддерживать связь. Обещание выполнили: созваниваемся раз-два в год до сих пор.

А живет в другой стране, бывшей союзной республике. Он стал большим человеком, личным советником руководителя республики. Объездил весь мир. Стал полковником в 40 лет. Стал бы генералом. Но…

Закончив училище, он женился на своей однокласснице, ничем не примечательной (его слова). Я спросила, почему женился на ней. Ответил, что не знает, скорее всего потому, что она его любила со школы и терпеливо ждала. Все эти годы до сих пор он «гулял» очень активно. Соблазнял девушек, а когда они влюблялись – оставлял их под предлогом: «ей замуж надо, детей рожать, а у меня семья». Прочитав ваш блог думаю, что скорее всего расставание возникало при возникновении скалы на пути потока. Он так и не научился пробивать скалу. Он так и ждет, что кто-то его в себя влюбит. Стал выпивать. Пьет пиво или коньяк каждый день вечером. Потолстел на 20 кг, приобрел диабет. Сын стал наркоманом, из-за этого и пришлось оставить высокий пост и мечту вырасти до генерала. Ушел в коммерцию, доходы небольшие. Жену называет другом и помощником.

Для встреч с женщинами имеет второй телефон, который всегда оставляет на работе на ночь.

Я спросила недавно, нравилась ли я ему. Он ответил, что очень, и те чувства до сих пор где-то живы. Спросила, почему он не позвал замуж меня. Ответил: не был уверен во мне, нужны были гарантии (гарантии, что не брошу его, уехав в другой город учиться). На мой удивленный вопрос какие гарантии, ответил –беременность. Потом подумал немного и сказал: «Я ссыкун. Я испугался отношений». На вопрос любил ли он кого-нибудь так, чтоб жизнь готов был отдать, ответил сразу: да, был влюблен в 13 лет, ровесница предпочла другого. Унижение забыть не смог. Боится влюбиться и стать зависимым от женщины.

А у меня до сих пор 2 имени и 2 типа поведения. Начинает отношения с мужчинами всегда Ника. И как только мужчина начинает ей нравиться очень сильно, она вспоминает, что перед ней снова может быть печорин. Как его распознать до того, как она влюбится? Ответа нет. Тогда появляется другая, Рапунцель с паспортным именем и наводит критику. И начинается мороз. Были мужчины, когда призванная на помощь Рапунцель не находила изъянов, тогда Ника сбегала в самом разгаре отношений. У обеих до сих пор желание вернуться в юность на несколько дней: Рапунцель хочет обесценить А, Ника – еще раз почувствовать поцелуй и объятья.
Tags: evolutiolab
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 142 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 142 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author