Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Письмо. "Где граница в отношениях с мамой?"

У выросших детей с родителями тоже бывает дефолт.

Я даже так скажу. Почти всегда он бывает с родителями. Редкие супружеские пары живут в балансе, а уж в балансе с родителями находятся люди еще реже.

Тема сложная, освещать буду в разных постах. Основная сложность в том, что родителей не пошлешь, и они тоже послать не могут. Замену им тоже не найдешь, как опостылевшему супругу. Отсюда в дефолте с родителями ощущение тупика. А иногда даже ада. К счастью, из ада можно выбраться, и даже тупик разрулить понемногу. Давайте разбираться, как это все делать.

Начну с письма.

dezgra77

Здравствуйте, уважаемая Эволюция! Не знаю, подойдёт ли моё письмо к тематике evolutiolab: всё-таки Вы больше пишете о романтических отношениях, а у меня проблема общения с овдовевшей мамой. Но буду очень благодарна, если Вы что-нибудь посоветуете, сама я в растерянности. (Друзья, на самом деле, законы поля одинаковы для всех ресурсов. Есть специфика дисбаланса и дефолта в каждом ресурсе, но общие законы одни)

Огромное спасибо Вам за статьи, за разборы писем – это уникальная информация, остро необходимая каждому! Спасибо Вам за то, что так доступно и увлекательно рассказываете о сложных вещах. Читаю Ваш блог больше двух лет. Благодаря Вам многое изменилось в жизни к лучшему, особенно отношения с бойфрендом. Но нынешняя ситуация ставит меня в тупик.

Если коротко: моя мама не разговаривает со мной и внуком (обычное состояние, у нас всю жизнь так). Если я звоню ей или пересекаемся лично – говорит раздражённо или отмалчивается, отказывается от предложенной помощи. При этом жалуется родственникам и подругам, что мы её бросили, что она нам не нужна. Одна подруга огорчилась (у неё самой сложности с сыном) и вызвала меня на разговор. Я пообещала ей, что поговорю с мамой. Но теперь не знаю, нужен ли маме этот разговор. И как его построить, чтобы не стало хуже. (Нет никакого противоречия между тем, что мама не хочет общаться, но говорит знакомым, что вам она не нужна. Она считает, что не нужна, поэтому не хочет общаться. На это и обижена)

Мне почти 39 лет, маме 59. Проблема в том, что я действительно не горю желанием общаться с мамой. (Так значит она права в своей оценке? Зачем же вы сделали вид, что у нее какой-то заскок?) Помогать готова хоть чем, а проводить время вместе – не очень. Более того, до разговора с маминой подругой я была уверена, что и маме моё общество неприятно. И с моей точки зрения делала всё правильно: обозначила готовность помочь и не лезла к человеку, которого раздражаю.

Близких отношений у нас с мамой никогда не было. Она или критикует меня, или уходит в молчанку на несколько месяцев. О причинах бойкота я давно перестала спрашивать, потому что мама или молчит, или говорит, что всё в порядке, или рассказывает, какая я вся неправильная. Критику тоже по большей части уже не воспринимаю: поняла, что маму раздражают во мне качества, которые сама я ценю. (Мама это тоже понимает, поэтому и отмалчивается. Какой толк говорить, если вы не согласны и все ее слова воспринимаете как вредные советы)

Отчасти поэтому не хочу заводить с мамой разговор об отношениях: думаю, придётся выслушать всё, что мама обо мне думает плохого, начиная с моего детства; мои возражения мама оборвёт («Всё, разговор окончен») и обидится ещё пуще. А вернее всего, и говорить не захочет. (Вы вроде признаете свое право считать слова мамы ерундой, но ее право считать ваше поведение неправильным не признаете, и в ваших словах обида на нее, что она не поддерживает вас. А почему она должна? Вы не должны ее слушаться, но и ждать от нее согласия с вами тоже не должны)

Раньше меня всё это не сильно беспокоило: мы жили в разных городах, у мамы была своя налаженная жизнь, у меня были хорошие отношения с отцом (отчим, муж мамы). Даже если мама со мной не разговаривала, я всегда знала, как она, из бесед с папой и бабушкой.

Потом бабушка, мамина мама, слегла. Я нашла работу в городе родителей и переехала, чтобы помочь. Удивительно, но всё время, пока я ухаживала за бабушкой, мама была сущим ангелом. За два с лишним года – ни одной претензии, ни одного бойкота, хотя мы жили в одной квартире. (Ваша мама была вам в этот период крайне благодарна, дефолта не было, был баланс, она ценила вас и вашу помощь)

Отношения сохранились безоблачными ещё около полугода после смерти бабушки. Потом началось охлаждение. К тому времени, когда мы стали жить отдельно, был опять глухой бойкот. Но я всё же знала, как там мама: по выходным я возила её в церковь и обратно, мы виделись в праздники, летом я приезжала на дачу, помогала.

А этой весной отца не стало. Конечно, для нас это горе, шок, до сих пор не могу ни поверить, ни принять случившееся. Мама враз осталась одна. Я ей чужая, как и мой сын. Но первые три месяца после похорон мама держалась за меня, я почти всё время проводила с ней. (Вы описываете довольно плотное общение, но повторяете, что вы ей чужие. Вы хотите от нее единодушия с вами, полного понимания и согласия со всем. А у нее свое мнение. Она не чужая, просто не ваша часть, а отдельный человек)

Потом начался дачный сезон. Я маме никогда в помощи не отказываю, и рада помочь, но тут мне просто жизни не стало. До этого мы всё, что связано с поездками на машине и тасканием тяжестей делили на троих: папа, кузен, и я на подхвате. Кузен уехал в другой город, и я осталась единственным шофёром и грузчиком на четыре семьи. В тот период у меня ещё обострилась анемия, терапию подобрали не сразу. Я чувствовала себя полудохлой – и тут пришлось помогать при переезде, грузить кули картошки, копать грядки, таскать доски, кирпичи, бетонные плитки, щебень… (Вы не должны были надрываться. Вы должны были четко сказать, что не только не хотите, но и не можете. Ваша мама, по всей видимости, считает, что урожай очень важен и огород кормит всю семью. Вы же делаете вид, что мама все это сама съедает и дача нужна только ей. Если так, вы должны были твердо сказать, что овощи покупаете в магазине, работать на даче времени и сил нет. И ей купить пять мешков картошки (и свеклу, с морковкой) осенью, сказав, что ей хватит уже надрываться, надо себя беречь)

На дачу я моталась два, а то и три раза в день. Это час по разбитой дороге, плюс загрузить-разгрузить, подождать, пока мама соберётся. Машина начала ломаться, нервы сдавали. Мама со мной опять не разговаривала. Когда со мной приезжал помочь сын – она на него кричала, и сама видимо не понимала, что повышает голос, обижалась, когда я просила её «Не кричи». (Она понимала, что кричит, но любой человек, и вы тоже, обижается, когда ему делают замечания сверху. У вас плохие границы в отношения с мамой. Вы делаете то, чего не хотите, а потом ненавидите ее. Надо мягко отказывать, без истерики, и что-то приносить взамен, например деньги. Родителям надо давать деньги! Но не сверху, а уговаривать взять. Это разруливает большинство конфликтов. Конечно, если вы сами материально не бедствуете, а твердо стоите на ногах. Родители, принимающие деньги, перестают считать детей малышами и слишком рьяно их воспитывать)

На память об этом периоде остались три дырки в стенах – пробила кулаком (было ощущение, что меня разорвёт, если не выплесну хоть как-то бессильную ярость от собственной слабости; от того, что ничего не могу запланировать – маме постоянно что-то нужно; что нет времени на себя, на свой дом и близких). Мне такие сильные эмоции не свойственны. До этого я портила имущество давно, в период сильного дефолта с последним мужем. (Ну и здесь тоже самое. Боитесь быть плохой дочкой, поэтому впадаете в ненависть и ярость. В результате становитесь дочкой еще хуже, чем если бы нежно отказались)

В итоге машина сломалась. Мама на меня обиделась намертво.

Когда мамина подруга пересказала мне с её слов наш с мамой последний разговор на даче, я обалдела. В пересказе были грубые, матерные слова, которых у меня бы язык не повернулся сказать. Мама правда так меня слышит, или сгустила краски, когда жаловалась на меня – не знаю. Я прекрасно помню, что именно говорила, там весь диалог – три фразы. (По моему опыту, искажают обе стороны, когда вспоминают диалоги в ссоре. То есть мама преувеличивает, вы преуменьшаете, скорее всего)

(Мама позвонила, попросила приехать: забрать деревенские яйца, которые она взяла у соседки, – а то пропадут, и увезти домой мастера, делающего на даче ремонт. О том, что машина не в порядке, и на дачу на ней лучше до ремонта не ездить, мама знала. Мне надо было отказаться приезжать, но у меня на мамину просьбу рефлекторно вылетает «сейчас приеду». Приехав, я спросила, зачем мама взяла эти яйца, если ей их негде хранить. Мама ответила: «Для вас». Я возразила, что машина может доломаться окончательно, и мне эти яйца встанут в такие деньги… Всё. Бойкот.) (Тут так. Учиться отказывать надо, я уже написала выше. Но тут дело не только в этом. Со стороны мамы это была не просьба!! Это был подарок вам - деревенские яйца. Для вашего низкого гемоглобина - то, что нужно. И для сына. Она хотела для вас хорошего, вы же представили все так, что сделали ей милость, а она обременила вас яйцами. И отругали ее. Она обиделась. Любой бы обиделся. Для вас риск с машиной был очевиден, для нее не был очевиден, у нее другое было в приоритете. Привыкнете уже, что мама не смотрит на мир из ваших глаз, у нее своя голова)

Наладив машину (и поправив здоровье), я позвонила маме. Сказала, что машина на ходу, предложила звонить, если нужно. Она ответила «хорошо». И с тех пор – молчок. Мы общаемся по делу, если есть предлог, но от моей помощи мама отказывается. (Ваша мама - трудолюбивая и гордая женщина. Подачек ваших ей не надо. А желанием общаться вы не горите, сами сказали несколько раз. Она прекрасно это видит)

Я испытываю смешанные чувства. С одной стороны, эта ситуация для меня идеальна. Мама не трогает меня, я – её. (Вот и наслаждайтесь) С другой стороны, я беспокоюсь о маме, хотела бы знать, что если будет туго – она позвонит, и я смогу помочь ей. (Ага, хочется отвязаться от мамы, но при этом чувствовать себя любящей дочечкой? Так не выйдет. Либо полная близость, либо дистанция. Вы хотите на двух стульях усидеть. Надо искать третий - без слияния, но и без большой дистанции, небольшая дистанция и умеренная теплота)

Вдруг выясняется, что она жалуется и чувствует себя брошенной. Конечно, мне её жалко, и я на многое готова для неё. Но оказаться опять в той круговерти, как в начале лета, не хочу. Устала решать мамины бесконечные шарады «угадай, на что я теперь обижена». Устала от того, что мои границы для мамы просто не существуют. (Для вас тоже. Мама хочет от вас единодушия и согласия. И вы от нее. У вас слияние и обида друг на друга. Сейчас вы думаете, а как бы совместить отчуждение от мамы и слияние? А никак. Это оксюморон)

Устала быть вечно виноватой. Не знаю, как дозировать помощь, чтобы не выматываться до донышка. Не знаю, где проложить границу в отношениях с мамой, чтобы дистанция устраивала обеих… (Вот. Принципиальные свои баги назвали. Дозировать помощь, не пытаться быть идеально прекрасной дочечкой. Делать полезный минимум и не ждать благодарности, делать ради своей любви к маме, ради того, чтобы ей помочь. Границу проложить там, где вы хорошо относитесь к маме, но не требуете от нее согласия и готовы принять мысль, что ваш бойфренд, ваша работа, ваша философия жизни и подход к воспитанию ребенка кажутся маме неверными. Ну кажутся и ладно, это ее право, а это - ваша жизнь, вы делаете, что хотите, а ей отвечаете мягко: мама, возможно ты и права, подумаю об этом. Делать можете по-своему. Или ничего не отвечайте вообще. Так тоже можно. Главное не беситься. Бешенство - реакция человека в слиянии на любое расхождение взглядов)

Простите за длинноты – трудно уложить сорок лет в пару абзацев; не знаю, что важно для понимания ситуации, а что – так, шелуха.

Спасибо.
Tags: evolutiolab, Родители
Subscribe
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author