Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Стратеги и штурманы



Стратегическое поведение и его отличия от пограничного бага Штурман актуальны не только в сфере романтических отношений. На работе, в семье, в дружбе это не менее важно.

Очень важно не путать, когда вы ведете себя как стратег, а когда как штурман, но многие начинающие стратеги это путают и навсегда застревают в штурманстве, получая шишки (вместо плюшек).

Стратегическое поведение - это такое поведение, при котором человек, планируя чего-то достичь, учитывает волю других субъектов.

И не просто учитывает, а понимает глобальную важность этого.

Стратегическое поведение компании на рынке - это поведение с учетом субъектности конкурентов.

Штурман не понимает, что такое - чужая субъектность.

В этом его пограничный баг.

Штурманы в любых отношениях похожи на заботливых матерей, не сознающих, что ребенок - личность, обеспечивающих ему заботу и уход, не давая проявиться его воле, даже когда он подрос. Задавая вопрос, такие матери, уже подсказывают правильный ответ. А предлагая выбор, навязывают правильное решение.

Вот это - штурманы.

Явные штурманы на работе всех раздражают, хотя на них часто пытаются скинуть побольше, чтобы хоть как-то компенсировать раздражение. Из-за этого штурманы лишний раз убеждаются в том, что люди пассивны, инертны, хотят перевалить ответственность, и подставляют свое сильное плечо. У штурмана всегда есть корона "я-сильней", корона спасателя, иначе это не штурман.

Этот баг кажется мне очень интересным, потому что штурманы - эгоцентрики, которые выглядят альтруистами в собственных глазах, а часто и в чужих тоже. Как только штурманы пытаются избавляться от эгоцентризма, они еще глубже уходят в свой баг, потому что стараются делать для людей больше и больше, вместо того, чтобы обратить внимание на их субъектность.

Субъектность они понимают так, что другой - живой, а значит страдающий - нуждается в их помощи, заботе, защите. Они жалостливые, а уважения в них очень мало. Они с удовольствием заботятся, не обратив внимания на то, что субъектность другого - это прежде всего его САМОреализация, утверждение им его воли, им своего Я, им своего права, им своей силы (обратите внимание не вы его силу должны утвердить, а ОН САМ, в этом смысл субъектности). И если человека упорно пытаться этого лишать, он превратится в вашего врага.

Но явными врагами штурманов люди не становятся чаще всего, они становятся их тайными врагами. Откровенно штурмана очень сложно возненавидеть, ведь он так старается угодить. Партнеры штурманов с ума сходят от противоречивых чувств. Когда к тебе на свидание принесли полную сумку кокосовых печенюх собственного изготовления, гематогенок, светящихся палочек и водяных бомбочек, довольно сложно спросить штурмана, а не пошел бы он со своими дарами волхвов. Большинство людей не могут до конца осознать, как штурман попирает их границы, но чувствуют это. Они чувствуют и злятся, но не понимают за что, им стыдно за свою злость и кажется, что надо благодарить штурмана за заботу. Из-за этого партнеры штурманов очень быстро приходят в уныние, становятся еще более пассивными, чем были изначально, но тем самым мотивируют штурмана на еще большую активность.

Штурман рассуждает так. Партнер ничего не предлагает сам, но с удовольствием отзывается на мои инициативы. Наверное, он видит, что не может конкурировать со мной по части планирования интересных встреч и передает мне руль, видя, что я справляюсь с этим лучше. Далее партнер начинает избегать штурмана, а штурман воспринимает это как лень, неорганизованность и потребность в еще большем контроле. Штурман может так никогда и не догадаться, что при других условиях его партнер - инициативный, активный, точно знающий, чего он хочет. Он так и будет думать, что второй нуждался в его руководстве из-за отсутствия фантазии, воли и решительности. Он все время колеблется, значит надо надавить и помочь (а колеблется партнер штурмана, потому что очень хочется послать, но жалко, под щипцами все почти колеблются, особенно сначала, кроме людей с идеальными границами).

Впрочем, терпение партнера быстро исчерпывается, и он сбегает под благовидным предлогом. К сожалению, он обычно не говорит штурману, насколько тот его достал, наоборот выражает благодарность за заботу. Поэтому штурманы так ничего и не понимают. Часто они даже делают вывод, что рулить надо было больше, и тогда все бы получилось.

Штурман все время все хочет сделать за вас. У него есть план и он считает важным его воплотить. Он хочет, чтобы вы подчинялись, но если вы пасуете, он готов делать все за вас, лишь бы воплотить свой план.

На работе он активно впрягается, и хотя его идеи кажутся вам банальными и скучными, вы не хотите участвовать, но видя его энтузиазм, думаете, что пусть он все делает сам, если так хочет, а вы находите себе другое занятие. Вы пытаетесь делить границы, а штурман не видит этого, он рассматривает вашу пассивность как согласие на его руководство.

В результате штурман дает вам приказания и ласково называет лентяем. На приказания вы шлангуете или огрызаетесь, штурман, который слил с вами границы, пугается, сострадает вам и старается больше взять на себя. Он делает много для воплощения своего собственного плана, который он называет общим, но вам может показаться, что это добрый, старательный, хотя и довольно бездарный человек (бездарными штурманы выглядят из-за слияния, в них нет свободы). Он же при этом думает, что вы овца, симпатичная, но несколько аморфная, а он - пастух.

В любовных историях баг штурмана еще фееричней. На первое же свидание штурман может принести подарочки для вас, выбранные с большой тщательностью и, как ему кажется, эмпатией. Если вы случайно упомянули, что замерзли в среду, он принесет теплые уютные варежки, если вы сказали, что любите Маяковского, подарит вам открыточку с его плакатом из антикварной лавки. Даже если штурман вам не понравился внешне и не показался интересным, его забота вас трогает, вы долго благодарите его и, может быть, несколько раз возвращаетесь к этой теме. Вы говорите, ну какие же уютные варежки, надо же. И штурман сияет. Его подарочки и правда пропитаны таким теплом, как будто он ваша няня.

Он и в словах щедр и распахнут вам навстречу. Сразу скажет о серьезном к вам отношении, подчеркнет ваши достоинства, чтобы вы не сомневались в его симпатии. Он хочет донести до вас главное, а главное - его отношение к вам, он боится, что иначе вы не сможете определиться, нравится от вам или нет. От своей навязчивости штурман нравится вам еще меньше, чем сначала, но вы тепло благодарите его. Вы не можете жестко оттолкнуть человека, который к вам так распахнулся.

Западня в том, что в остальное время вы можете быть задумчивым и прохладным, ведь он вам не очень нравится, и только в ответ на подарки и комплименты вы пробуждаетесь. Штурман воспринимает это как указание на то, что дарить вам что-то и хвалить вас надо почаще. Еще вы тепло реагируете на его заботу о вас. Вы оживляетесь, потому что считаете необходимым поблагодарить человека за доброту. Он супчик в термосе на встречу принес, и иголку с ниткой, чтобы пришить оторванную пуговицу, которую в прошлый раз у вас заметил (и рад, что вы до сих пор сами не пришили, он может проявить "эмпатию"), а потом торжественно пригласил вас на концерт вашей любимой группы, куда вы идти не планировали, но очень тронуты таким вниманием к себе. Штурман сияет.

Он выбрал вас решительно, ведь он твердо знает, чего хочет. Остальных он отверг, а вас выбрал. И теперь вам никуда не деться от его любви.

Позже вы начнете раздражаться на всю эту хренотень, который штурман вас пичкает, но тогда он делает вывод, что ему не удается вам угодить, как раньше, и старается дарить чаще и приглашать вас в более интересные места. Он не понимает, что сначала вы просто растерялись, а сейчас наелись под завязку и начали сопротивляться. Он думает, что у вас просто выросли аппетиты и надо штурманствовать больше, чтобы вытащить вас из апатии, куда вы проваливаетесь.

В конце концов может сложиться такая картина. Вы унылы и пассивны, потому что штурман вам надоел хуже горькой редьки со своим штурманством навязчивым и искристым, но придя с ним на танцы или на концерт вы и правда оживляетесь, ведь там не только ваш штурман, но и что-то еще. Вы не очень живы, но вы живей, чем обычно с ним, и штурман сияет. Ему удалось оживить вашу печальную тушку. Он считает вас беднягой, а свое штурманство - единственной возможностью вдохнуть в вас жизнь. Он хочет спасти вас для лучшей жизни.


Как выйти из этого порочного круга?

Если вы заметили в себе черты штурмана, начните с того, что обернитесь вокруг. Вы видите здания, автомобили, кинотеатры, в которых идет кино? Это все сделали другие люди без вашей помощи. Вряд ли вы великий архитектор, инженер или режиссер. Вы самый обычный человек. Почему вам кажется, что именно вы должны рулить коллегами и партнерами, не давая им права собой распоряжаться?

Если ваш партнер - штурман, не бойтесь его обидеть и сказать, что вы будете решать сами то, что касается вас, и так много инициативы его вам не нужно. Лучше сказать это сразу, как только вы заметили, что вас прижимают к стене планами, составленными без вас, хотя и с ориентацией на ваши интересы. Вам не будет страшно обидеть штурмана, если вы поймете, что в свете своей короны он считает вас ленивым и пассивным, а себя благодетелем. Не позволяйте смотреть на вас сверху из-под короны "я-сильней", опустите штурмана сразу на землю. Чем раньше, тем аккуратней это получится. Опускать штурмана, который привык быть вашим штурманом, довольно болезненно. Но тоже надо. Он не сильней вас и пусть поймет это. Даже если и заплачет сперва. Так вы избежите многих проблем. И ему поможете (главное не надевайте корону спасателя в этот момент, это не ваше дело, поможете или помешаете, выдворяйте со своей территории).

Выраженных штурманов относительно немного, но время от времени штурманством страдает любой человек, сливший границы с тем, кто проявляет мало инициативы к сближению или хочет сепарироваться от него. Здесь даже нештурман готов стать штурманом и взять на себя планирование и реализацию совместных дел.

Если вы заметили в себе что-то от штурмана, постарайтесь вернуть себе уважение к границам другого человека, пока не поздно.

Как из штурмана стать стратегом?

Это принципиально разные вещи. Можно сказать даже - противоположные.

Между штурманом и стратегом стоят одиночки. Одиночка действует автономно, он не ждет, что другой будет участвовать в его планах, он составляет планы в расчете на себя, а другой пусть сам себе планирует, а если планы пересекутся, может вступить в конфронтацию или сотрудничество.

Каждый стратег содержит в себе одиночку. В любой момент, когда воля второго противоречит его интересам, стратег готов отступить в свои границы. Он не будет липнуть, тянуть, давить, как это делает штурман, план которого уже включает в себя участие человека и он не может повернуться и уйти. Он не в силах поменять план, потому что план всегда включает второго. То есть для начала штурманам надо научиться быть одиночками и рассчитывать только на себя.

Это главный кошмар каждого штурмана - оказаться одиноким. Они потому и подмечают каждую оторванную пуговицу, что боятся стать ненужными. Они не уважают других, но очень нуждаются в них, иначе не видят себя. Поэтому принять мысль о том, что, по большому счету, человек одинок и рассчитывать может только на себя, для перевоспитания штурмана очень важно.

Только научившись опираться на себя, можно стать стратегом.

Даже если рассматривать стратегическое поведение на рынке или в политике, при полной зависимости от других участников невозможно строить никакую свою стратегию. Вы будете выполнять чужие условия, если не сможете отказаться от сотрудничества, которое вам не выгодно, и перейти временно в автономный режим.

Краеугольный момент, которым можно проверить, как штурман вы себя ведете или как стратег, это закончить конфликтный разговор, оставив последнее слово за собеседником, и проверить свое самочувствие. Если охватывает мандраж и хочется во что бы то ни стало склонить собеседника на свою сторону любыми путями, вы штурман. И скоро вы можете превратиться в чужого извозчика, а потом в лошадь, на которой будут ездить верхом. Вы боитесь самостоятельности, вам нужен второй для опоры, на любых условиях, даже крайне невыгодных для вас. А невыгодные условия имеют тенденцию ухудшаться.

Ну а стратег не боится быть один, он ценит свободу, поэтому он так хорошо понимает чужую субъектность, он и сам полноценный субъект с хорошими границами. И понимая чужую субъектность, он видит спонтанное стремление другого человека, видит и умеет его поддержать и даже направить.

У стратегии есть несколько главных отличий от штурманства, которые подчеркивали еще древнекитайские авторы стратагем.

1. Гибкость (в противовес планированию, не учитывающему изменения в любой живой системе).

2. Сокрытие части (в противовес прямоте, не учитывающей оппозицию субъектов до объединения).

Штурман (тупой завоеватель с точки зрения китайского искусства войны) приходит и требует дать ему то, чего он хочет. Он считает других дураками и проигрывает. Тогда он пытается купить. Но ему выставляют слишком высокую цену. Потом хочет забрать силой. Он считает других слабей и опять проигрывает. Он не может отступить и отдает все, что у него есть, и превращается из захватчика в пленника и раба. Вот путь штурмана.

Путь стратега (хитрого и умного победителя) совсем не таков. Он не просит дать ему то, чего он хочет, понимая, что другой имеет свои интересы. Он не пытается купить, чтобы не набивать другому цену и не обесценивать свои вложения. Он не действует силой, так как уважает силу противника и не хочет разрушительной войны. Идеальный стратег все получает без боя. Он смотрит, как можно создать стимулы, которые вызвали бы в другом спонтанное стремление к нему навстречу. И он бережет свою независимость как гарантию действовать свободно, не подчиняясь чужим условиям. Бережет свои границы, уважает границы другого - вот база для стратегии.

Красивая военная стратегия больше касается бизнеса, однако в сфере ресурса любви тоже важен захват (обоюдный в идеале), только цель этого захвата - равенство территорий и динамический баланс (как и у бизнеса будущего, кстати), поэтому партнер выбирается изначально заинтересованный (с подобной ОЗ для пущего равновесия) и захват состоит в том, что интересу партнера стратег помогает вырасти и окрепнуть, не пуская все на самотек, но и не мешая спонтанности человека. Любое давление на спонтанность чревато снижением влечения человека, а значит уменьшением динамического равновесия в поле пары, началом дефолта или дисбаланса.

Здесь пока остановимся, к вам вопрос.

Приведите примеры штурманства из писем, жизни, кино и литературы. Как могло бы выглядеть стратегическое поведение в этом случае, хотя бы приблизительно?
Tags: Баги, Границы, Рыбалка
Subscribe
  • 23 comments
  • 23 comments

Comments for this post were locked by the author