Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Дафнис и Хлоя



"Дафнис и Хлоя" - канонический греческий роман, написанный Лонгом примерно во 2 веке нашей эры.

Это пасторальный роман, который можно считать образцом жанра любовных романов. Сюжет "влюбленные пастушок и пастушка" на протяжении двух почти тысячелетий волновал сердца художников, писателей и композиторов.

В своем предисловии к роману автор пишет, что цель его романа "тому, кто любил, напомнить о любви, а того, кто пока не любил, любви научить".

Гете написал о "Дафнисе и Хлое", что книгу эту следует заново читать каждый год, чтобы учиться и каждый раз снова чувствовать красоту.

Не почувствовав красоты любви, ей никогда не научишься. Недаром Афродита - богиня и любви, и красоты.

Любовные фрустранты не знают красоты любви (или забыли), но не знают ее и аддикты. Невозможно почувствовать вкуса пищи в приступе булимии. Аддикция - это компульсивная тяга к механическому поглощению и растворению, а любовь - это осознанное влечение к другому человеку, которое делает его значимость равной своей.

Я об одном моменте только напишу, который часто упускают из виду в начале отношений, а потом удивляются, почему не получилось любви.

Лонг подробно описывает зарождение любви в Хлое и ее рост, а потом зарождение любви в Дафнисе и ее рост.

Не сразу полюбили друг друга эти очень молодые люди, хотя симпатия была изначально.

Многие считают, что небольшой симпатии достаточно, чтобы начать механически заниматься сексом, а начав, занимаются больше и чаще, чем хочется, и утрачивают влечение совсем. Или один утрачивает, а второй в панике (от "страха отвержения") начинает липнуть и катиться вниз. Многие думают, что секс в их жизни должен быть регулярно, все равно какой, лишь бы был. Без секса они чувствуют себя как без зарядки, вяло и грузно. Да еще и одиноко, потому что секс для них - возможность убедиться в своей востребованности. Независимости не хватает, чтобы чувствовать себя хорошо без секса. В результате влечения на той стороне нет или оно мало, а с этой стороны щипцы - давай, ну давай уже. Но и эта сторона не горит, у нее просто компульсия и тревожность, она ждет, что секс ее успокоит, расслабит, как будто секс - это роликовый массажер.

За это либидо мстит, конечно. Любовь рождается из сексуального влечения, которое выращивается как цветок из семечка и захватывает эмоциональный план создавая сильное поле, общее, если любовь взаимна. Если вы тратите капитал (либидо) вместо того, чтобы его приумножить в любви, ничего у вас не остается. А если вы тянете либидо из другого, у него ничего не остается для вас еще раньше. Не только любви не вырастает, но и сексуальное влечение заканчивается. Сначала было чуть-чуть, да? У обоих? Или только у вас, а из второго вы потянули, чтобы ускорить процесс? Или из себя потянули тоже, потому что "так надо"? Ну поздравляю. Вы потратили инвестиции, а прибыли не получили. Если бы любовь успела вырасти, снижение либидо сказалось бы на вас мало, а так не осталось ни одного повода любви расти. Дружба - еще может быть.

Чему нас учит книга?

Хлоя и Дафнис - юные девственники, настолько наивные в деле любви, что ничего не ведают ни о ней, ни о сексе. Благодаря этому они воспринимают все свои сексуальные импульсы спонтанно и непредвзято, не действуют по шаблону как большинство людей, копирующих чужие сценарии и не успевающих проживать свои чувства. Неискушенность героев (чрезмерная даже) - это допущение, которое позволяет автору показать, как зарождается в душе стихийная любовь, как любовь овладевает душой и эту душу меняет.

Как Хлоя полюбила Дафниса?

Она любила его как брата, но однажды увидела его обнаженным, когда он испачкался и купался в ручье. Она подумала, что он очень красив, а когда помогала ему отмываться, она удивилась, как нежна его кожа и стала гладить себя, чтобы проверить, нежна ли ее кожа настолько же. Первый импульс Хлои - изумление красотой Дафниса и слегка завистливое сравнение с собой. Так бы Фрейд описал трансформацию нормального, первичного, детского нарциссизма во взрослую любовь. Хлоя видит кого-то красивого и хочет быть такой же. Она очарована Дафнисом, ее внимание приковано к нему, как и мысли, она идентифицируется с ним, а потом возвращается к себе.

Любая любовь, даже любовь опытного человека, должна проходить эту стадию. Пусть очень быстро, но проходить. Вы видите перед собой существо, которое кажется вам гармоничным и особенным и вы сравниваете его с собой (возвращаетесь к себе от объекта), спрашивая себя - таков ли я? Хлоя приходит к выводу, что Дафнис красивей ее. Это маленький минус, с которого начинается любая страстная влюбленность. И если человеку хватает самоуважения, он не предаст себя, не забудет про себя, а вернется к себе, думая о любимом. Он не захочет раствориться в другом, но он может захотеть присвоить себе это чудо.

То есть люди без самоуважения, влюбляясь, просто забывают о себе и растворяются, а люди с самоуважением возвращаются в себя, но смотрят на избранника и хотят сближения с ним, хотят сами владеть тем, что им так понравилось. Если добавить к этому зрелое осознание, что второй не объект, а субъект, и владеть им - это разрушить его целостность, то получится настоящая любовь. Стремление к овладению другим и остановка себя на этом пути ради сохранения целостности любимого. Эти две разнонаправленные силы и составляют любовь, ни одна из этих сил не должна победить другую, они должны быть равно велики! Влечение к слиянию + разделение границ. Выражается такая любовь в постоянном любовании и в желании совместной жизни и творчества (в широком значении). Ну и в появлении совместных детей.

Потом Хлоя слушает, как Дафнис играет на свирели и испытывает новый восторг, к восхищению физической красотой добавляется восхищение его талантом. Но теперь сердце ее почему-то начинает страдать. В ее страданиях - жажда слияния, которую Хлоя не может ни понять, ни утолить. Она не может присвоить Дафниса, она не может раствориться в нем, и как утолить свою жажду, она не знает. И она удивляется, откуда в ней такая мука? Неужели можно так страдать от созерцания красоты и таланта?

«Больна я, но что за болезнь, не знаю; страдаю я, но нет на мне раны; тоскую я, но из овец у меня ни одна не пропала. Вся я пылаю, даже когда сижу здесь, в тени. Сколько раз терновник царапал меня, и я не стонала, сколько раз пчелы меня жалили, а я от еды не отказывалась. Но то, что теперь мое сердце ужалило, много сильнее. Дафнис красив, но красивы и цветы, прекрасно звучит его свирель, но прекрасно ноют и соловьи, а ведь о них я вовсе не думаю. О, если б сама я стала его свирелью, чтобы дыханье его в меня входило, или козочкой, чтобы пас он меня. О злой ручей! Ты только Дафниса сделал прекрасным, я же напрасно купалась в тебе. Гибну я, милые нимфы, и даже вы не даете спасенья девушке, вскормленной здесь на ваших глазах! Кто ж вас венками украсит, когда меня не станет, кто. будет кормить моих бедных ягнят. кто будет ходить за моей цикадой болтливой? Ее я поймала, с большим трудом, чтобы возле пещеры меня усыпляла пеньем своим, но Дафнис теперь лишил меня сна, и напрасно поет цикада».

Как Дафнис начинает любить Хлою?

Изначально Дафнису симпатична Хлоя, но он невинен и не чувствует к ней страсти. Он точно знает, что хотел бы быть лучшим для Хлои, поэтому, когда Доркон, более взрослый и опытный пастух быков, влюбляется в Хлою и предлагает ей предпочесть его Дафнису и наградить победителя поцелуем, Дафнис бросается соперничать. Он говорит, что хотя и пасет козлов, но они крупней, чем быки Доркона, к тому же сам Пан был козлом, он безбородый, но таким был бог Дионис, а Доркон - рыжий и глупый. Хлоя радостно смеется и целует Дафниса, отдав ему предпочтение.

И вот после поцелуя в губы любовь накрывает и Дафниса. Да, это всего лишь сексуальный импульс сначала. Но Дафнис так невинен, что не понимает, что с ним, и не может его удовлетворить. Если не удовлетворять первый сексуальный импульс и не подавлять его, а обратиться к нему вниманием, то любовь может вырасти. Дафнис думает о своих ощущения и рассматривает Хлою. Начинается процесс ее идеализации, необходимая стадия формирования любви. Каждый день он любуется ею и размышляет, почему же так захватило дух от ее поцелуя, почему ему хочется это повторить, но одновременно повторять так страшно, как будто это больно.

Заметив Хлою спящей однажды, Дафнис смотрит на нее и думает:

«Как чудесно глаза ее спят, как сладко уста ее дышат! Ни у яблок, ни у цветущих кустов нет аромата такого! Но целовать ее я боюсь; поцелуй ее ранит сердце и, как мед молодой, в безумье ввергает. Да и боюсь поцелуем своим ее разбудить. Ах, уж эти болтуны-кузнечики! Громким своим стрекотаньем они ей спать не дадут, а вот и козлы стучат рогами, вступивши в бой; о волки, трусливей лисиц! Чего вы их до сих пор не похитили?»

Дафнис млеет, разглядывая Хлою, и даже собственное стадо раздражает его, потому что может разбудить ее и прервать его любование.

А когда Дафнис впервые видит обнаженной Хлою, он окончательно теряет покой, и думает только о ней. Ночь кажется ему слишком долгой, потому что увидит он ее только утром. Он хочет быть с ней постоянно и не расставаться ни на миг. Хлоя чувствует тоже самое, от этого жажда обоих еще сильней (от взаимности жажда растет, без взаимности проходит, если человек уважает себя и уважает другого).

Когда Филет рассказывает Дафнису, что его страдания - это неутоленная любовная жажда, а утолить ее можно только поцелуями, объятиями и лежа рядом нагими, прижавшись друг к другу, Дафнис и Хлоя пытаются утолить свою жажду, обнимая друг друга без одежды, но влечение их становится только сильней.

Когда Ликэнион учит Дафниса сексу (слегка обманув наивного мальчика, чтобы его соблазнить) и показывает ему ту "дорогу" на женском теле, которую он не мог найти сам, он хочет быстрей бежать к Хлое, чтобы сделать то же самое с ней. Но Ликэнион предупреждает его, что Хлоя невинна и она будет испытывать боль и кричать, у нее потечет кровь, тогда Дафнис решает не трогать Хлою, он не может допустить, чтобы она страдала.

Вот это и есть любовь.

В конце романа они женятся, к счастью, преодолев вместе очень много препятствий: похищение пиратами Дафниса, похищение Хлои, войну и другие события, которые только укрепили их чувство.

Речь не о том, чтобы подражая невинным пастушку и пастушке не заниматься сексом до женитьбы или откладывать его месяцами. Нет, конечно. Пастораль - это всего лишь метафора, даже для Лонга. Тянуть надо не для того, чтобы тянуть, но важно все-таки вырастить влечение, нужно превратить первые сексуальные импульсы в обоюдную жажду, а к жажде подключить любование друг другом, чтобы к ощущениям прибавились чувства. Тогда будет любовь или хотя бы влюбленность, от которой и секс тоже выиграет.

Секс не мешает любви, а помогает, делая тягу еще больше, когда случается на этапе достаточно сильного влечения и далее не превращается в секс по режиму или в секс по обязанности или в секс по привычке, а продолжает выполнять функцию подогрева, вызывая желание и влечение (всегда чуть больше, чем вы удовлетворяете).

Если одного влечет сильно, а второго нет, он должен пытаться вовлечь и заразить второго, но не давить на него, тем более не давить на его чувство вины. От давления на чувство вины сексуальное влечение умирает.

Влечение нужно не для того, чтобы побыстрей от него избавиться, удовлетворив, и сидеть. Влечение надо сохранять. Частично использовать, частично сохранять как зерно для посева. Почему-то эта мысль многим кажется парадоксальной.

Надо помнить, что влечение требует совокупления только в момент, когда от желания выключается мозг. Все остальное вполне удовлетворяется близостью и нежностью, заботой друг о друге. И сильного желания никогда не будет, если постоянно "сбрасывать напряжение" на самых ранних, низких оборотах, не давая ему расти.

Поэтому если хочется "просто расслабиться" лучше все-таки использовать роликовый массажер, а не секс. Или коврик Кузнецова. Классная вещь, кстати.

Я в соцсетях:
Tags: Ресурс любви, Ресурс секса
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author