Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Письмо. "Как направить его в сторону семьи?"

Классическая и очень типичная история: после долгих лет брака муж ушел к другой из семьи с детьми.

Если жена ведет себя правильно, 9 из 10 мужей возвращаются и очень быстро.

Правильно себя вести - это не лупить скалкой и не выстилаться ковриком. Проявить гнев, обиду или сильное огорчение - нормально, но, при уважении к себе и к мужу, после этого вы отпустите его или даже сами предложите уйти (пинком вышвыривать не стоит, просто предложить уйти - да). Вы не должны его оскорблять и не должны ни о чем умолять - вот уважение + самоуважение. При таком поведении 9 из 10 мужей возвращаются быстро. На дистанции значимость жены поднимается, а вкупе с тоской по дому и детям еще больше. Как только поднимается значимость жены и начинаются сожаление, любовница превращается в слабое звено и, как правило, начинает раскачивать новую лодку, достает пыточные инструменты и... все.

Но все - только на первом этапе.

Дальше муж возвращается домой и начинается второй раунд. Самый сложный. Радость жены постепенно сменяется сомнениями и обидами за пережитое предательство. Ей хочется доказательств и компенсации. А значимость любовницы на дистанции начинает расти. То есть начинаются ссоры теперь уже с женой, и при правильном поведении любовницы (уважение + самоуважение) мужа начинает опять тянуть туда. А так как он устал уже метаться, ему хочется определиться окончательно. Ну и силы жены тоже на исходе, поэтому ей хочется либо ковриком лечь, либо щипцы и скалку достать. А чаще всего жены чередуют то и другое.

Так брак разваливается окончательно в два-три этапа и это происходит более, чем в половине случаев, к сожалению.

Давайте посмотрим в картинках, как это обычно происходит. И правильную стратегию разберем. Та же самая стратегия актуальна и для мужчин, если жена решила уйти с детьми. Хотя мужчине куда сложней, честно говоря. Жена может сидеть ровно и в своих границах, поле будет работать на нее, а мужчине приходится бегать за женой ради контакта с детьми. Но общие принципы все равно - те же. Уважение + самоуважение. То и другое - в полной мере и в своих границах.

ii_wanderer_ii

Здравствуйте, Эволюция!

Говорят, мироздание отвечает на наши запросы - ваш блог попался мне на глаза в дни самого черного моего отчаяния.

С помощью ваших статей я пытаюсь выкарабкаться и изменить себя. После 17летнего счастливого брака, трех детей и измены мужа - я должна найти и сохранить себя, чтобы жить. И лучше жить счастливо :)

Мне едва исполнилось 17, когда мы встретились. Помню его руки - с закатанными рукавами они выглядели строго и сексуально одновременно.

Признание в любви последовало неожиданно для меня (слишком быстро, как мне показалось - прошло недели три с нашей встечи). И от обратного:

- Мне кажется, я никогда не смог бы сказать тебе, что люблю.

И через пару минут - "Люблю тебя! А ты? Ты меня любишь?"

Мы поженились, когда мне исполнилось 19, а ему 22. Скромная свадьба, всех попросили дарить деньгами. Он хотел машину. После свадьбы мы ее купили.

Он очень хорошо образован, любит читать, цитировать произведения и проводить аналогии с жизненными ситуациями - легко.

Он подвержен страстям. Его желания превращаются в аддикции, он уже не властен над собой, пока не заполучит то, что хочет. Сначала это были предметы материального мира - велосипед в детстве, машина в юности. Потом он хотел детей. Очень. Я, как человек, наверное, более рациональный, слишком хорошо себе представляла ответственность - поэтому сопротивлялась какое-то время, но он умеет убеждать.

У нас трое детей, старшей почти 11, младшей недавно исполнился год.

Ему 37, мне почти 34.

Эти 17 лет, что мы вместе - не только я, все вокруг думали (и пока еще думают), что у нас идеальный брак. Мы сменили несколько городов - переезжали, когда ему предлагали интересную работу или высокую должность (как правило, одно дополняло другое). Я была тылом, поддержкой. ("Я была тылом" - штамп, но посмотрите, какой коварный. Тыл - это то, что солдаты защищают до последней капли крови. А жену мужчина может поменять на другую. То есть стать кому-то тылом нельзя, не нужно быть никому бытовым приложением, важно иметь полноценное партнерство)

На людях закрытый, даже с немного надменным выражением лица (маска) - дома он мог расслабиться, поныть, пожаловаться.

Он и сейчас говорит, что я была идеальной женой. Что ему не в чем меня упрекнуть. Женой, с которой "и развестись-то не из-за чего".

Но этим летом появилась та, из-за кого он готов развестись. Он занимал пост топ-менеджера крупной компании. Она была там, кажется, секретарем (я не уточняла).

Я с детьми уехали на лето к морю. Он остался работать. Она проявила инициативу. Он подумал - а почему бы и нет? Фотки детей ей показывал, говорил, что жена и дети всегда будут для него на первом месте. И, как в рассказе у Аверченко, "всё завертелось..." (Это вот вариант надушенной шкатулочки брошенных жен. Там они хранят все "факты", что соперница коварная соблазнительница: проявляла инициативу, охотилась, воспользовалась моментом, заманила, ослепила, оглушила. Девушки, это во-первых, неизвестно, во-вторых, совсем неважно, потому что никак не влияет на прогноз)

И через пару-тройку месяцев уже появились планы на совместное с ней будущее.

Что интересно - он говорит, что поначалу чувствовал вину передо мной. А потом нет. Просто уже не мог иначе, не мог без нее. Но и без меня тоже не представлял как. (Подросла ее значимость, и вину вытеснил страх ее потерять)

Что же я? Не могу понять, как я не заметила этого слона. Какая корона сидела (сидит?) у меня на голове? Он уезжал каждый вечер - то в магазин, то к другу, то на мойку, то мне за роллами... находил предлоги. А я верила. Верила беспрекословно, слепо. Не хотела видеть?
Не было никаких из известных причин - чтоб он напомаживался особенно, или трусы часто менял))) что там еще пишут об изменщиках в глянцевых журналах? И секс был, и не по моей инициативе - сам звал. (Чем зависимей человек, тем больше его слепота в такой ситуации. Независимые видят тут же)

Только одно - он закрылся, мы уже не разговаривали так откровенно, как раньше; что-то было не так, росло напряжение.

Я погрузилась в работу. Было несколько заказов на книги, рисовала ночами, ложилась под утро, а там - дом, дети, всех развести, привезти, покормить, погулять, потом опять за работу. (Работа - это очень хорошо. Это то, что ей помогло выиграть первый этап)

В феврале я не выдержала. Интуитивно - сначала замкнулась и не разговаривала, а потом в лоб спросила - ты меня больше не любишь?

- Не люблю.

У меня в ушах - шум волн. Как будто оглушили чем-то. Но пока не верю.

- Давно?
- Да.
- Ты любишь другую?

Огрызается, смотрит волком, глаза злые:

- Какое это имеет значение?
- Значит, да, - транслирую я на автомате.

Кивает. (Злость его была связана с тем, что до этого были ее щипцы в виде молчания и недовольства. Агрессия его скопилась, он решил собраться с духом и порвать. Выгодней не пользоваться щипцами. Прижать к стенке и предложить уйти. Тогда вместо агрессии страх потерять и раскаяние, значимость ваша может вырасти сразу)

Мы говорили в тот день. Впервые за полгода так много говорили. (Типичная ошибка - проговорить все. Вы помогаете ему выплеснуть и рационализировать все. Вам легче не станет, появится иллюзия опоры, но стратегически вы много проиграете. Сохраняйте молчание в такие моменты. Слушать другого можно, а вот спрашивать подробности и много говорить самому - нет)

Я не хотела кричать или рыдать, в ушах стоял белый шум, словно меня ударили. Боль была физической, телесной, невыносимой. И одновременно где-то глубоко облегчение - наконец-то.

Он оставлял мне (на словах пока, но готов был оформить все официально) все наше совместно нажитое. («Готов все оставить, лишь бы не держала», - мрачно заключила я про себя)

Я и не держала - даже если бы хотела - сил не было. Я обняла его на прощание - и он разрыдался. Впервые за последние месяцы я увидела его эмоции, а не маску. И ушел. (Не держала - это правильно. Обнять на прощанье - вряд ли. Не за что обнимать тут.)

Ночью я обнимала младшую дочь, прижимала к себе ее крохотное тело в надежде найти покой, спасение, мысль, за которую можно держаться и жить дальше. (Ну вот дети - это большой ресурс. И для вашей собственной жизни. И в борьбе за свою значимость для мужа - тоже. Если вы не манипулируете ими и не превращаете в скалку.)

17 лет. Счастливых лет. Мой идеальный мужчина меня больше не любит.

Я ведь его понимаю. С одной стороны жена, каждую черточку которой знаешь, со швом от родов и "поехавшей" после трех беременностей фигурой, с первыми морщинками и знакомыми реакциями. Жена, которая занята детьми, грудным кормлением (не прибавляет сексуальности), работой и домом. С другой стороны - молодая женщина (больше 10 лет разницы), свободная от забот, с упругим телом и проявляющая инициативу на сближение. Будь я мужчиной - вряд ли устояла при таком раскладе. (Не надо "понимать" такой расклад. Видите внешний локус и стремление объяснить его поведение, так, как будто, если бы она не понимала, она бы могла возразить, но она понимает и сама соглашается? Ради иллюзии контроля женщина в такие моменты скармливает самооценку. Она старая, нелюбимая, некрасивая, он прав. Ей приходится согласиться с этим, чтобы "понять" его. А зачем? Вы нормальная, красивая, молодая. Бросают разных женщин, это не зависит от ваших достоинств. Это - его воля, вам ее понимать не нужно)

Всю свою сознательную жизнь я не понимала, как можно простить предательство. Уходя - уходи. Закрыла дверь за ним - он умер. (Ну это вы себя переоценивали просто. Якобы вы владеете мыслями и эмоциями как йогин 80 уровня. А на самом деле ресурсов у вас маловато, а значит силенок мало тоже)

А тут все пошло не так. Вечером он приезжал - общаться с детьми. Я его кормила, мы говорили о чем-то - кажется, какие-то счастливые воспоминания из прошлого обсуждали. И я уходила. Тяжело было смотреть на него и не думать о том, что он любит не меня. (Хорошо хоть не липла. Лучше в таких ситуациях и не кормить. Иначе глядя на ваш жалкий и немного липкий вид, он будет постепенно отвыкать от вас, адаптироваться. Надо лишить его возможности близкого контакта с вами. С детьми - да)

Гуляла. Ходила в кино - но не помню ни названия, ни содержания. Внутри - бесконечный диалог с Ним (или с моей короной?)) Как же ты мог так увлечься? - спрашивала. И не находила ответа) (Это еще хорошо, что не находили ответа. Значит корона не настолько велика, чтобы создать видимость, что он вам принадлежит)

Пошла в спортзал, купила абонемент. Я ведь в принципе хорошо выгляжу. Высокая (как он гордился этим в начале наших отношений!), стройная ( тут просятся мои параметры, это уже штамп - при росте 180 вешу 67 кг, не мало, но и не много. Самое то). Но вот мышцы подкачать не помешает - бегать бросила, когда забеременела младшей, потом операция - а теперь самое время начать. И я начала. (Тут она молодец)

Решила, что надо отлипать от него. Начинать жить заново, отдельно. Так, как я не жила еще никогда. Стена рухнула и погребла меня под завалами. Но остались наверху три деревца - молодых, неокрепших, которым нужна защита от ветра и бурь. Я решила сама стать стеной для себя и для них. (Правильные планы. В ситуации любого краха, когда земля шатается и опор не осталось под ногами, надо вспомнить про близких, которым нужна ваша помощь. Особенно про детей, которые нуждаются в вас. Чувство опор появится)

В диалоге с сестрой:

(она) - Он вернется. Дай месяц.
(я) - Я не уверена, что хочу этого. Я боюсь - это будет означать, что ничего не закончено, что нужно бороться, искать выход, прощать. У меня нет на это сил. Пусть будет счастлив. Пусть будет счастлив, чтобы всё это не оказалось зря.

Ему я писала то же самое. Что понимаю его и немного даже завидую - быть рядом с любимым человеком! Это же счастье!

В ответ он писал, что на самом деле все не так безоблачно, что нет даже близко того, о чем я думаю.

Я не верила. Мне казалось, он просто жалеет меня.

Он вернулся на третий день после ухода. (Тут она либо путает что-то, либо время у нее поменяло ход. Много внешних и внутренних событий описано за три дня. Но иногда такое бывает)

Плакал, стоял на коленях. Слишком пафосно и театрально для него. Я этого не хотела, было как-то неискренно. Ну да ладно - сам встал. Стереотип сработал, наверно.

С ней - покончено, она показала свое истинное лицо («из нее поперло» - выразился он. Она выразила недовольство, что он оставил все имущество мне и детям, а потом еще и сказала, что незачем так часто к детям ездить - ее отец в 8 лет с матерью бросил, и ничего, жива).

А еще его уволили. Безотносительно этой истории, просто так сложилось.

Я разрешила остаться, но сказала, что до прощения еще далеко. (До этого момента она все делала неплохо, местами даже отлично. А с этого момента начнет косячить. Например тут она заняла позиция сверху и разрешила ему остаться в его собственном доме. Хотя ей надо было разделить границы и сказать, что она не уверена в его переменах, и сохранять некоторую дистанцию, не пытаться тут же вернуть слияние на место)

Потом мы много говорили. О его отношениях с ней, о том, как многое его там не устраивает и не устраивало уже давно, но он хотел довести все до конца, чтобы не осталось иллюзий на «долгую и совместную».

О том, что скрывать от меня уже не мог, как это было тяжело.

О том, что понял - без меня и детей он счастлив быть не может. (Ну это он и правда тогда понял. Особенно когда глупая девушка скалку достала)

О том, что я лучше во всем - от бытовых мелочей, от того, как я справляюсь с детьми, до секса.

Что я чувствовала тогда?

Смятение. Боль. Страх перед будущим. Желание проснуться и понять, что всё это - лишь страшный сон - есть во мне и сейчас, спустя месяяц после этой встряски. ("Много говорили" - главная ошибка. Не говорите много. Сомнения от этого никуда не денутся, сомнения можно развеять только со временем, поступками, а не сиюминутно, словами. В длинных беседах вы сами не замечаете, как пользуетесь щипцами и склочками постукиваете. Вы выбиваете из человека извинения и обещания, но они ничего не стоят, вы не можете успокоиться от этого. А он после щипцов чувствует, что устал и зря вернулся)

Потом я начала давить. Любой его отъезд из дома = боль от того, что он может мне врать. (Вытянула щипцами обещания, воспользовавшись его слабым состоянием и раскаянием. Дальше стала требовать доказательств. А он пришел в себя и подумал: кажется спасать уже нечего, надо валить)

Невнимание ко мне - претензии с моей стороны. Мне хотелось доказательств, что он опомнился, что любит меня. Слова о том, что не любит - не забываются. (Здесь особенно хорошо видно, что она уже ухватилась за то, что он - теперь ее. Рано празднует триумф)

А он заскучал. По ней. Или она ему написала. Или и то и другое. И изменился - опять маска непроницаемости, опять холодный взгляд. (А вы думали, что она распалась на атомы? Да, его качает, а вы помогаете качаться в ее сторону)

Потребовал (не попросил!) - оставить его в покое. У него не просто интрижка была. А серьезные чувства. И он не знает, что чувствует ко мне и сможет ли быть со мной вместе.

Вот такой поворот. Но тут я дала задний ход. Испугалась. На этот раз - если бы он ушел - то или не вернулся бы, или я бы не пустила. (И вторая главная ошибка. Сначала она заняла позицию сверху с щипцами и скалками "может и прощу, если убедишь", теперь ее кинет в другую сторону - ползать в ногах у него. Не надо ни сверху становиться, ни снизу. Не тяните ничего из других и своего не сливайте. Держитесь в границах, пусть сам делает свой выбор)

В любом случае дети бы все узнали и им было бы очень плохо. О его отношениях с детьми можно писать долго - но можно и кратко - он замечательный отец во всех отношениях. Мы с ним дополняем друг друга - бывает, я сорвусь - он идет и спокойно разруливает; бывает, у него заканчивается терпение, и тогда я вмешиваюсь - в результате все нормализуется. У него отличное чувство юмора, он много гуляет с детьми и разговаривает с ними, придумывает разные забавы. Он - очень значимая фигура в их мире. Я не хочу, чтобы дети почувствовали хоть часть той боли, что испытала я, когда он ушел. Поэтому я прогнулась. (Да, вы героически прогнулись из-за детей. В результате прогиба своего потеряете его уважение и он спокойно уйдет. Огромная польза для детей! Не врите себе никогда, что прогибаетесь для кого-то. Никому это не надо. Никто от ваших унижений не выиграет)

Он уезжает по делам, я не звоню и не пишу лишний раз, чтобы не думал, будто проверяю.

Единственное, о чем попросила - с ней не встречаться - потому что тогда мы не сможем построить наши отношения. ("Мы", но просит она, то есть понимает, что надо это ей)

Я хожу в спортзал, похудела и подтянулась, чувствую заинтересованные взгляды - но пока не хочу и не могу на них отвечать.

Он закрыт от меня. Мало разговаривает, с трудом идет на контакт. Сексом заниматься это ему не мешает. Если мне поначалу секса хотелось (противоречиво, но хотелось) - то сейчас я не уверена, что правильно поступаю, когда даю это ему. (Конечно неправильно. Он не идет на контакт, вы чувствуете себя ненужной, сомневаетесь, но не говорите ему: иди к ней, а тянете его в постель. Ваше самоуважение от этого выигрывает? А его уважение к вам?)

- Я ведь с тобой, чего тебе еще надо? - вот его фраза из последних. Словно сексом можно заменить чувства. (По фразе понятно, что щипцами вы пользуетесь активно, и лицо у вас недовольное и несчастное. Ну а как быть довольной, предавая себя?)

Мне надо много, если честно. Но теперь я понимаю, что не могу получить все, что хочу. Что он волен любить не меня. И от меня тут мало что зависит.

- Относись ко мне как к больному, - сказал он мне. - Как к наркоману. Ради дозы наркоман все скажет и сделает, - и говоря это, делает глаза большие, стеклянные и страшные, мне становится жутко.

(Муж говорит, что влечение его к той женщине очень велико. А вы жуете и глотаете, соглашаясь на крошки. Вы родители своих детей - это да. Но спать с ним и липнуть к нему в амплуа нежной женушки - не входит в родительские обязанности)

Договорились до лета жить вместе. Вроде как пробуем - сможем или нет. Смогу ли я без претензий и ограничений, а он - сможет ли жить со мной. (Выглядит как условия с двух сторон, а на самом деле только с его - она должна помалкивать, а он подумает, нужна ли она ему)

Меня срывает иногда. Хочется определенности.

Но он остужает мой пыл. Он не знает ничего, не хочет ничего делать, ждет, чтобы оно как-то само все разрешилось. («Бред какой-то», - думаю я, но молчу. Я-то привыкла действовать, когда вижу цель. А он то ли цели не видит, то ли сил нет… Не знаю.) (Он ждет, когда вы ему окончательно опротивеете. И тогда он сможет уйти. Цель он видит, но у вас они разные. Ваша цель - сохранить семью, а его цель - определиться в выборе)

Что в этой ситуации зависит от меня?

Мои увлечения - у меня новый заказ на книгу, надо сгрести себя в кучу и рисовать. Есть возможность, время и желание заниматься спортом - я это делаю. Читаю. Болтаю с детьми. Гуляю, хожу в кино. (Он, кстати, исправно делает вид, что ревнует - а это ему совсем не свойственно, никогда мне ревности не показывал - поэтому мне кажется, что он играет больше, чем на самом деле это чувствует). Готовлю, делаю работу по дому - то, что не доставляет мне особого труда, но хорошо у меня получается. (У него ревность плюса, она отмораживает. Не давайте повода ревновать просто так, он использует это для более легкого ухода. Общаться с мужчинами можете, но для своего равновесия, а не для того, чтобы его дергать)

Он без работы пока. Не получается ничего подходящего найти. Конечно, это его угнетает, и очень сильно. С утра бегает, тоже похудел; снова много читает; увозит-привозит детей из гимназий; остается с ними, когда я ухожу; ну и уезжает по своим делам, конечно.

Говорит, что уже не боится развода, что чувства вины нет и давно уже не было. Уезжает днем, вечерами - всегда под благовидными предлогами.

(Вам надо было не идти на близкий контакт сразу, сохранять некоторую дистанцию, не забалтывать проблему, и как только он заговорил о сомнениях, надо было предложить ему уйти. И так поступать каждый раз при качании маятника его. Он бы меньше качался, больше бы вас уважал и вы уважали бы себя. Вы должны четко озвучивать, что хотя сами вы пока любите, но жить с мужчиной, который любит другую или сомневается, не хотите. И вам легче постараться его разлюбить, чем согласиться на крошки под столом. Вот это наиболее выгодная позиция во всех отношениях. И наиболее выигрышная в плане восстановления и роста значимости. Это я для всех пишу)

Меня иногда подмывает проверить, но я останавливаю себя.

Это его жизнь, его решения. Если он хочет дальше раскачиваться на этих качелях - это его право.

Но скоро лето. Мы уедем к морю. А он останется здесь. В одном городе с ней. Даже если сейчас он говорит правду и не поддерживает с ней отношений - летом она снова напишет, а он вряд ли устоит перед соблазном. Одиноко же. Ее, кстати, поддерживает ее мама - та всю жизнь после ухода мужа (отца дочери) «жила» с женатыми. То есть ситуация, когда мужчина женат и приходит на время - для этой девушки относительно нормальна - она у мамы только такие отношения и помнит. (Вы его воспринимаете как бедное животное, которому станет голодно без вас и оно пойдет пожевать капусты в чужой огород. Да он и сейчас ее любит и говорит вам об этом прямо. Отношения с ней продолжаются. Он говорит вам о разводе, просто думает, что делать с имуществом и ищет работу подходящую. Вы думаете, что надо вцепиться и держать. Но вспомните, когда он сделал шаг к вам решительный? Когда вы его отпустили. Будете держать и липнуть, потеряете окончательно и навсегда)

Могу ли я что-то сделать, чтобы направить его в сторону семьи? (Себя направьте в сторону самоуважения. Здесь вы - в слабом состоянии, а не он)

Надо ли это делать?

Ради детей хотя бы? (Вот здесь опять. Типа ради детей надо стать ковриком. И что? Коврик будут любить? Перешагнут и уйдут. Любят красивую личность)

Мне было бы проще уехать и дистанцироваться. То есть сначала, конечно, было бы безумно тяжело, - но потом, я знаю, я бы начала восстанавливаться. Даже сейчас я порой чувствую, что, смыв иллюзии, я стала немного сильнее. Что сняв с себя ответственность за его поступки - стала еще чуть сильнее. Когда решила не рвать, а попытаться изменить себя, построить свои границы и не нарушать их - тоже стала сильнее. Впереди еще очень много работы. (Часть из этой силы - иллюзии. Друзья, видите, где правда, а где иллюзии?)

Купила вашу книгу, читаю блог. Я черпаю из ваших строк силу для спокойствия и рассуждений, точно как из просмотра картин художников рождается вдохновение для моих иллюстраций.

Я хочу стать сильной и независимой, но и его хочу видеть рядом - тоже сильным, тоже независимым. Чтобы мы были вместе, потому что оба хотим этого, а не из-за долга или привычки. Наверно, это утопия. Но если есть возможность ее реализовать хотя бы наполовину (в части изменения себя) - я хочу это сделать. Поэтому я даже благодарна всей этой ситуации. Шанс измениться, возможность новых горизонтов. Это очень больно, но это круто. (И как вы используете этот шанс? Глотаете все его слова о том, что его тянет к другой женщине, что он рассматривает перспективу развода, что он не уверен, хочет ли быть с вами? Сто раз уже на такое надо было сказать "тогда уходи к ней" или "тогда не трогай меня, пожалуйста" и дистанцироваться хотя бы, если уходить сам он не захочет)

Спасибо вам. За мотивацию, за правильные и своевременные слова.

Если моя ситуация чем-то сможет помочь другим парам, проходящим кризис сорокалетнего возраста, или столкнувшимся с трудностями измены, если вы сможете продемонстрировать на моем примере, как можно действовать, чтобы сохранить если не семью в полном ее составе, то хотя бы себя не потерять, что можно для этого сделать, как вернуть любовь человека, знающего тебя 17 лет - буду благодарна за разбор. (А если не смогу, не будете благодарны? Ай беда. Всегда замечаю, что люди, теряющие самоуважение приобретают дополнительное величие в своих оценках)
Tags: evolutiolab
Subscribe
  • 24 comments
  • 24 comments

Comments for this post were locked by the author