Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Барышни и хулиганы



В предыдущем посте было про шарм хулиганов.

А сейчас расскажу про корону барышень, которые этих хулиганов любят.

Заканчиваются такие истории обычно очень плохо, как все несказки о красавицах и чудовищах. Короны спасательниц до добра не доводят.

Но "барышня и хулиган" - классическая история, настолько фетишная для юных и старых дев, для многих домохозяек и даже для некоторых бизнесвумен, что нельзя не остановиться на этом. Очень много женщин пропало из-за тяги к хулиганам и пропадет еще.

Я расскажу вкратце, почему это происходит. А вы мне поможете.

Под хулиганами будем рассматривать всех достаточно "плохих парней" без кавычек, агрессивных нонконформистов, драчунов и маргиналов.

В первую очередь надо признать, что хулиганы сами любят барышень. Но любовь их отнюдь не такая, как барышням в коронах спасательниц кажется. Им кажется, что хулиганы смотрят на них восхищенно и мечтают тянуться за ними ввысь, а хулиганы смотрят на них плотоядно и мечтают утащить их вниз. И съесть. По крайней мере как-то ими воспользоваться.

Почему у хулиганов возникает такое зловещее желание? Во-первых, потому что они - хулиганы. Это барышням кажется, что каждый хулиган в душе тянется к чему-то светлому и чистому, вот только путеводную звезду не сразу нашел. Если бы хулиган тянулся к чистому, он бы давно дотянулся. Во всяком случае приблизился бы, а не отдалился. Барышням в коронах невдомек, что человек таков, каков его эго-идеал, да и идеал его таков, каков он. Даже если у хулигана куча иллюзий на свой счет, он все равно выглядит примерно так, как хотел бы выглядеть. Он в целом нравится себе. Не может человек иметь идеалы чистые и возвышенные, а сам материться, сморкаться в чужой подол и плевать на три метра, рассказывать похабные анекдоты и отпускать циничные шуточки. Только барышня в короне способна думать, что бедный хулиган таков от невежества, а вот она ему укажет и пояснит с высоты своего авторитета и он изменится.

За свое высокомерие барышни всегда и расплачиваются. За высокомерие и ложь. За снобизм и боязнь это признать в себе. Их с одной стороны возбуждают хулиганы такие как есть, а с другой стороны они хотят их перевоспитать и изменить, думая, что мечтают помочь. Хулиганы обычно видят и первое и второе. Первое их веселит, второе злит. Вот такую веселую злость и получают барышни вместо любви. Пока они хотят перевоспитать хулиганов, хулиганы хотят их наказать. То есть тоже перевоспитать в каком-то смысле, сделать более уважительными и реалистичными, снять с них корону. И возможностей у хулиганов для этого намного больше, потому что нет белого пальто. А еще есть когти, зубы, и все то, что отрастает в джунглях, пока барышни читают книжки в вишневом саду и мечтают о миссии укротительницы.

Во-вторых, зловещее желание хулигана съесть барышню возникает от того, что он вечно голоден. Он голоден, потому что у него очень хороший аппетит. Барышни об этом не подозревают, поскольку свой собственный аппетит у них задавлен тревожностью. Либидо у них подавлено и вытеснено куда-то в сферу романтики, а если прорывается вдруг, пугает барышень и его тут же прячут подальше (пока хулиган не извлечет и не прицепит к этому свой крючок). Воля к власти у барышень подавлена тоже, поскольку всем надо жить дружно и быть вегетарианцами, а не хищниками, агрессия - зло и от нее обязательно нужно избавляться. На самом деле барышни очень даже властолюбивы как все люди, но вынуждены прятать властолюбие под маской сострадания и альтруизма. Им хочется подчинить себе сексуального и наглого хулигана, а они убеждают себя в том, что им хочется ему помочь, сделать его лучше и научить его правильно жить. А вот хулиган не скрывает от себя свои властолюбивые желания. Увидев хорошенькую и чистенькую барышню, хулиган думает, что хотел бы, чтобы эта штучка перестала смотреть на него брезгливо или свысока, а смотрела, открыв рот, уважала его и боялась, а одновременно души бы в нем не чаяла и делала все, что он говорит. Если барышня станет такой, хулигану это быстро наскучит и он ее бросит скорее всего, но пока она глотает слюни и морщит нос, у него возникает это желание, и он не скрывает его от себя, в отличие от барышни в белом пальто, у которой все вокруг - бобры добры.

В результате хулиган и барышня оказываются в неравных условиях. Она приходит к нему с книжками и цветами, чтобы читать ему стихи и учить его плести венки, а он затаскивает ее в подворотню и учит ее всяким пошлостям, о которых она и думать не смела. Здесь бы барышне схватить свое белое пальто и бежать. Но нет, она никуда не может сбежать из места, где у нее отобрали честь, даже если это был всего лишь наглый поцелуй или какой-то циничный комментарий. Ей обидно и она хочет компенсации, а ее корона сообщает ей, что конечно же наглец влюбился в нее, поскольку она выше его на много ступеней, он люмпен или маргинал, обиженный жизнью и лишь во сне видит таких чистых, воспитанных и образованных девушек. У нее просыпается чувство вины за то, что она живет в прекрасных условиях и получила от жизни все, а он нет. Ну и возбуждают ее грубые пошлости, конечно, шокируют, ломают шаблон и возбуждают, как без этого, но в этом она себе ни за что не признается, хотя, если бы призналась, была бы вооружена и знала бы, чего от себя ждать и с чем в себе бороться. А так она ни с чем в себе не борется, а вступает в хулиганом в отношения ради спасения его души. Она не может бросить того, кто нуждается в ней и для кого она - последний шанс образумиться и стать немного лучше, получить от жизни то, чем его обделила злая судьба (судьба злая, а она, барышня, добрая).

Понимаете, на чем держится проклятая корона всех спасательниц? На несгибаемой уверенности, что она - ЛУЧШЕ. Она не думает, что хулиган тоже может быть в чем-то лучше, а главное, если бы он и был во всем хуже, он наверняка не думает так и не собирается исправляться под ее руководством. Она не видит, что хулиган сильней ее и смелей, честней и крепче, закален в уличных боях, а не изнежен в родительских теплицах. Она не хочет увидеть в зеркале отсутствие своих опор, свою корону и детский локус, свою тревожность и зависимость от чужого мнения. В общем, она не уважает хулигана, а вступать в отношения с тем, кого ты не уважаешь, очень опасно, особенно если он объективно сильней.

Все отношения барышень и хулиганов, красавиц и чудовищ развиваются одинаково. Хулиган сексуально цепляет и больно задевает барышню, а ей кажется, что он ухаживает в меру своих убогих возможностей, и она милостиво соглашается на отношения с ним. Хулиган очень быстро опускает барышню вниз, потом совсем вниз, а ей кажется, что она наверху, просто он не умеет выражать свои чувства. Она априори наверху, потому что она образованна и сострадательна. У нее внешний локус и она думает, что соблюдая какие-то религиозные или "нравственные" принципы, книжные правила, она получает защиту и поддержку Мира или Бога. Она плохо читала сказки, где мало быть послушной девочкой, надо быть еще сильной, смелой и честной, чтобы победить. Надо иметь волшебных друзей, то есть ресурсы и опоры. А она слабая, трусливая, врет себе и ни черта у нее нет (иначе бы ей не нужна была корона), поэтому она обязательно проиграет.

Она проигрывает, растет ее минус, и ее корона тоже растет. Хулиган то и дело рассказывает ей свою концепцию мира, в котором все злы и враждебны, все стараются друг друга съесть, а барышня рыдает от жалости к нему как Жюстина от жалости к разбойникам, привязавшим ее голую над ямой со змеями. Помучив хорошенько свою барышню, хулиган иной раз проникается уважением к ее страданиям и говорит ей пару ободряющих или нежных слов, а ей кажется, что вот он уже исправляется и прозревает. Она снова смотрит на него свысока как спасательница, поучает его и наставляет, и хулиган опять впадает в бешенство. Вы можете представить, что вас пытается образумить более глупый, а спасти более слабый? Именно такой считает барышню хулиган и каждый день показывает ей, что она глупей его и слабей, несмотря на всю свою мишуру и книжные истины. Но барышня не хочет этого признавать и выращивает корону все больше и больше. Возможно, она даже чувствует себя мученицей на кресте и ожидает через свой внешний локус награды за это.

Но награды за скармливание себя не может быть. За это бывает только наказание.

Лучшее, что может сделать любая спасательница в такой ситуации, это проникнуться к своему мучителю уважением и разделить с ним границы. Не надо его любить, спасать, жалеть и понимать. Надо всего лишь уважать его право жить как он хочет (в рамках закона, а если нет, пусть закон с ним и разбирается, не вы) и спасать себя, побыстрей уносить ноги. Можно честно сказать чудовищу, что он вас сильней и вам надо спасаться. А лучше ничего не говорить, а бежать молча. Все дела, если вдруг появились к несчастью, решать через адвоката, окружив себя близкими и родными людьми как защитным кольцом.

Вот и сказке конец, собственно.

Если сказка пока не началась, но собирается начаться, важно по максимуму заручиться уважением к хулигану (= опасением) и снять корону, то есть увидеть свою слабость и уязвимость, его опасность для себя. Скорее всего при таких условиях сказка и вовсе не начнется. А если вдруг начнется, имеет шанс на хороший конец.

Что думаете про такие истории? Наблюдали их?

Почему это вечный сюжет женских мелодрам и конец там всегда хороший, хулиган исправляется под руководством барышни, как думаете?

Я в соцсетях:
Tags: Баги, Белое пальто, Гендер, Границы, Спасатели
Subscribe
  • 33 comments
  • 33 comments

Comments for this post were locked by the author