Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Сексуальность как ресурс

Когда я пишу пост про секс, большинство читательниц рады и шлют благодарственные письма, а когда пишу про важность телесности и сексуальной объектности, начинается протестный вой. Создается впечатление, что сексуальность воспринимается многими женщинами вне телесности, как «духовная» энергия. Мысль о том, что партнером оценивается их телесность, да еще не как проекция личности, а сама по себе, как объект, большинству женщин скорее неприятна. И у многих при чтении постов о важности для секса сексуальной объективации возникает возмущение, как если бы их заставляли стать вещами и заниматься только собственной красотой. Возмущение возникает, наверное, потому, что в современном мире объектно-сексуальная функция женщины и так преувеличена, и каждый защитник института красоты выглядит как мизогин и узурпатор.

И все же, без внимательного отношения к собственной телесности, людям бесполезно думать о гармонии собственной личности, и особенно это касается женщин, телесность которых перегружена лишними ожиданиями и пребывает где-то между полным отрицанием и культом, минуя фазу адекватного приятия.

Адекватное приятие собственной телесности не имеет отношения к культу красоты и аддикции физического совершенства, которая выражается в навязчивом желании себя улучшать и совершенствовать. Понятно, что в последнем явлении больше неприятия, чем приятия, больше недовольства собой, чем радости от собственной телесности. Однако, в бегстве от Харибды нельзя кидаться в пасть Сцилле: есть и другая опасная крайность, которая заключается в том, что, пытаясь принимать свое тело «боди-позитивно» и безусловно, по факту его существования, женщины перестают заботиться о нем и отрицают физкультуру, пищевую дисциплину и труд по уходу за собой. Отрицая тело как отдельную форму, ему перестают уделять внимание, которое ему необходимо.

Харибда и Сцилла – два чудовища, которые подстерегают человека на пути любого поиска. В мифологии – это монстры, от которых с большим трудом спасся гомеровский Одиссей, потеряв несколько друзей в пасти Сциллы.

С точки зрения психологии в Харибде и Сцилле легко увидеть два крайних процесса: аддикцию и отвращение (враждебное отрицание). Именно эти два процесса нарушают поиск источников и ресурсов, и всякому, кто заинтересован в росте и интеграции своей личности, нужно избегать и того, и другого. Харибду изображают как безличную черную дыру, пасть бездны, засасывающую в себя как мания, фанатизм и болезненная страсть, одним словом – аддикция. Аддикция ведет к тому самому, что называется поглощение и растворение, что имелось в виду под «каннибализмом». Но человека, который боится Харибду (с каннибалами) и избегает ее, всегда поджидает Сцилла – другое чудовище, которое изображается как дракон с лающими песьими головами. Эта изобразительная метафора очень точна, поскольку выход из аддикции и зависимости от чего-то часто бывает в другую крайность – отрицание и обесценивание, ради лишения страсти силы. Как Сцилла отпугивает своим оскалом, так любой неосвоенный ресурс может внушать опасение или отвращение, что затрудняет приближение к нему и возможность установить с ним связь.

Чтобы осваивать новые ресурсы и эффективно использовать имеющиеся, очень важно научиться обходить и Харибду, и Сциллу, в равной степени, находя между ними золотую середину. Как это возможно – отдельная тема, но несколько слов об этом я напишу на примере сексуальности и телесности, раз нарисовалась такая проблема.

Сексуальность каждого человека состоит из объектной и субъектной части. Человек – субъект, когда он - центр восприятия процесса (в сексуальный процесс входит не только сам акт, но и фантазии, влечение, романтическое общение), и объект – когда центр восприятия он перемещает в собственного партнера, как бы встает на его место и смотрит на себя. Проще говоря, субъект – тот, кто любуется другим телом и хочет его, объект – тот, кем любуются и кого хотят, и кто ощущает это. При недостатке субъектной части возникает потеря своего Я. Именно этим пугают женщин феминистки, и они совершенно правы, поскольку при утрате собственной субъектности начинаются разрушительные процессы в личности. В этом смысле сексуальность может казаться даже злом, поскольку выглядит лишающей субъектности.

Но воспринимать сферу жизни как зло – это пасть Сциллы, которая не менее опасна, чем Харибда. Для гармоничной сексуальности необходимо сочетание и субъектности, и объектности, движение в потоке между двумя крайностями, переход из одного состояния в другое, избегая инертной фазы. Как только сексуальной субъектности становится слишком много и она входит в инертную фазу, энергии начинает не хватать, появляется фрустрация, сексуальный интерес заканчивается, влечение исчезает, и если дать Сцилле работать дальше, может начаться отрицание и отвращение. Человек в этом случае переходит в эгоцентричное, холодное, замкнутое состояние и его может начать раздражать сама мысль о том, что некто воспринимает его как объект, хочет «использовать как мясо», оценивает его формы (сначала раздражает негативная оценка, а потом любая). Чужая телесность неинтересна, собственная неприятна. Любопытно, что при всем отвращении к собственной телесности, на этой фазе нередко возникает «боди-позитив», поскольку тело воспринимается как часть субъектности, ощущается нетелесно, нефизически, не отделяется от себя, и возникает ощущение «полного приятия», «любви к себе такой как есть», но это не любовь, поскольку тело лишается своей собственной значимости, телесность растворяется в субъектности и ее больше не существует как таковой. На физическом уровне это может выражаться как запущенность и физическое разложение, тело приходит в упадок, жиреет, утрачивает тонус и лоск, может страдать и здоровье, однако человек уверяет, что любит себя таким, как есть, и его все устраивает. Попытки окружающих вмешаться и донести до него то, что он телесно разлагается, такой человек может воспринимать очень агрессивно, буквально с лаем Сциллы. Он возмущен, что ему навязывают какие-то чужие стандарты, ему отвратительна «гламурная» эстетика, он презирает всех, кто посвящает телесности много сил, считая таких людей бессмысленными. И да, часто он бывает прав, поскольку среди тех, кто нападает на него, действительно много телесных аддиктов, то есть тех, кто ударился в другую крайность, то есть утратил субъектность в восприятии телесности.

Утратившие полюс субъектности, воспринимают свое тело отдельно от личности, более важным, чем личность, а на поздних стадиях идентифицируют тело как личность. Обратите внимание, в конечном итоге обе крайности сходятся в единой точке, разрушая здоровые связи между эго и ресурсами эго, в данном случае между эго и телесностью. В случае аддикции красоты телесность поглощает Я, и человек превращается в «вещь», которая живет только поиском внимания и одобрения поклонников или хозяев (то, чего так боятся протестующие против объективации, и их страх понятен, поскольку зависимость от поклонника быстро превращает его в хозяина). В случае противоположной крайности, то есть отрицания телесности, Я поглощает телесность, и человек утрачивает витальную энергию, теряет чувственность и вкус к жизни, хандрит, развивает апатию и негативизм, видит все в мрачном свете, поскольку на яркое и позитивное восприятие нужна энергия, а у него световой эконом-режим.

Нужно понимать, что необходимой является и субъектность, и объектность, ничто не должно отрицаться. Сексуальность важна уже тем, что позволяет регулировать процесс взаимодействия того и другого. Здоровая телесность без сексуальности возможна, но даже в этом случае объектность должна сохранять долю эротической привлекательности, то есть человек должен ощущать тактильное притяжение к его телу других тел, а не отторжение, иначе телесность страдает, обрывает связи с миром, теряя объектность. Сексуальные партнеры помогают активизировать друг в друге то субъектность, то объектность, и если между людьми есть любовь или хотя бы сексуальное влечение, все эти процессы гармонизируются, то есть человек чувствует себя очень привлекательным, но и партнера воспринимает как привлекательный объект. То же самое происходит уже и во время флирта, то есть сам сексуальный акт не имеет большого значения для энергетики, обмен энергией происходит не физически, а психически. Физический акт полезен, если между партнерами есть гармония, и бесполезен или вреден, если гармонии нет. А вот сам интерес к эротической стороне жизни полезен почти всегда, поскольку стимулирует чувственную энергию. Вреден такой интерес, когда он превращается в чрезмерный и подчиняет себе другие стороны жизни, теряя баланс. Ни Сцилла, ни Харибда не дремлют никогда, и всегда готовы сожрать ваш ресурс, если вы будете с ним плохо обращаться.

Так что дает сексуальная объектность? Когда человек ощущает себя объектом, он оценивает себя глазами другого субъекта, воспринимает себя как образ и чувственную форму. В идеале эта оценка должна быть положительной, он должен любоваться собой и чувствовать себя симпатичным для других. Через объектность осуществляется зарядка чувственной энергией (быстровыгорающей, если это иллюзии, долгоиграющей, если есть подтверждение со стороны). Недовольство своей телесностью из-за несоответствия выбранным стандартам (стандарты предоставляют некоторый выбор, и это очень важно понимать) может быть полезным, пока оно очень мало и очень конкретно, пока оно рождает мотивацию заниматься своим здоровьем и развивать телесный ресурс, пока объектность сохраняет и часть субъектности, то есть человек не воспринимает свое тело совсем оторванным от личности, например, понимает, что красота – это не чисто физический стандарт, а самобытная организация, включающая и личное обаяние, и собственный стиль, и синтез формы и содержания, носитель энергии, принцип гармонии, то есть это не чисто материальная вещь (но и не лишена материальности, материальность важна). В этом случае все недостатки – это мелочи, не нарушающие общее равновесие, но в то же время есть желание совершенства, развития (и не только тела, но и имиджа, и шарма, и коммуникаций), а главное, есть мотивация к этому. Когда недостатки кажутся грандиозными, а сил их устранять нет, и настроение от этого портится, значит собственная объектность не подпитывается ни своей любовью, ни чужой, человек воспринимает себя как вещь, но негодную, громоздкую или нелепую вещь и страдает от этого. В этом случае у него есть большое искушение отделаться от телесности (убегая от одной крайности, кинуться в пасть к другой) и начать отрицать сексуальность, поскольку не удается наладить с ней здоровую связь.

Здоровая связь с сексуальностью (как с ресурсом) – это такая связь, которая помогает сохранять равные доли субъектности и объектности, относиться с удовольствием и к собственному телу и к телу партнера, испытывать к людям симпатию, находить в физическом мире много красивого и привлекательного, радоваться чувственной стороне жизни, но не циклиться только на ней, то есть питать свою личность энергией телесности и одновременно управлять телесностью, не давая ей взять над собой верх, но и не подавляя ее.



Я в соцсетях:
Tags: Ресурсы
Subscribe
  • 136 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 136 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author