Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Принц и нищая

Расскажу, пожалуй, вдогонку еще одну историю, раз все просят несказку, где мужчина вытаскивает со дна женщину. У меня таких историй не одна, но для примера, вот.

К. была проституткой. У нее было тяжелое детство, пьющий отец, «гулящая» мать, время от времени исчезающая с любовниками, и тогда отец с горя уходил в запой, и маленькая К. с младшим братом жили кое-как, иногда даже голодали, однажды наелись таблеток от голода и получили отравление, лежали в больнице. После этого мать исчезать перестала, но стала чаще их бить. Одним словом, судьба К. сложилась нелегко. Она плохо училась, рано начала половую жизнь и когда ей исполнилось 16, вдруг поняла, что нужно ехать в Москву. Она приехала в Москву на электричке, без денег, с намерением в тот же день найти себе «парня». Сразу же попалась каким-то бандитам, ее поселили где-то, использовали на круг, скопом, потом она стала проституткой. Все это я описываю не ради того, чтобы выжать слезы или вызвать омерзение, а для того, чтобы показать величину упадка и глубину травм. Например, К. не понимала, что ее нельзя бить. Она искренне считала, что когда бьют, это проявление сильных эмоций, неравнодушие, и поэтому хорошо. Побои опасны для здоровья, да, это она понимала, но это как сигареты, вредно, но приятно, а значит норм. Она говорила, что когда бьют, сразу-то не больно, только кайф, а больно потом, но потерпеть можно. В общем, как наркотики: сначала кайф, потом плоховато. И наркотики она, конечно, тоже принимала, хоть и не системно, поскольку редко угощали. Вот такой была эта девушка. Про ее сексуальные вкусы даже не буду, и так всем понятно, наверное.

Многим покажется, что существо подобного типа могло привлечь только клинического садиста или человека на грани полного морального распада. Так и было, в основном, пока К. не встретила О.

О. за год до этого похоронил любимую жену, которую он вытаскивал из болезни пять(!) лет, у нее был рак. Сначала всем показалось, что она выздоровела, но потом опять тот же диагноз. Он пять лет возил ее по зарубежным клиникам, доставал лекарства, кормил с ложечки, последний год не оставлял ни на минуту, даже из атеиста превратился в верующего, надеясь, что может быть поможет хотя бы Бог, если не могут помочь врачи. О. когда-то был успешным владельцем бизнеса, но за последний год болезни жены его бизнес покосился, много денег было брошено на лечение, а времени еще больше, поэтому к моменту встречи с К. он был одинок, совершенно разбит эмоционально и почти беден. И хотя финансовые дела кое-как выправлялись, сил активно заниматься бизнесом не было, а жизнь почти утратила смысл. Так что можно сказать, что О. тоже был в очень плохом энергетическом состоянии, однако, внутренний стержень его когда-то был сформирован и никуда не делся. Просто очень много энергии шло на скорбь, переживание утраты и поиски своей вины. Детей у него, в его 30+, не было, любимая жена всегда была не очень здоровой. То есть близких практически не осталось.

Я думаю, что К. привлекла О. тем, что нуждалась в помощи. То есть начались их отношения по классической схеме жертва-спасатель, и согласно классике, спасатель должен был превратиться в жертву, а потом в насильника. Однако, вышло иначе, поскольку дело совсем не в ролях и даже не в схемах, а во внутренних опорах, и я не устану это повторять. У О. как мы помним, был сильный стержень, то есть мощные нравственные принципы и навык аккумулировать энергию. Его частично сломала потеря жены, поскольку из-за ее болезни и беспомощности он был с ней в слиянии, и поэтому он с большим трудом восстанавливался, постоянно оплакивал утрату своей части и не мог начать полноценную жизнь. В частности, не мог себе позволить не только завести любовницу, но и просто обратить на женщин сексуальное внимание. Перед глазами сразу вставала умирающая жена.

К. стала той, на кого он смог обратить такое внимание, поскольку она нуждалась в помощи. Он смог сказать себе «это не похоть, я просто вынужден», тем более, что ни о какой похоти сначала и речи не шло. Просто О. шел вечером из магазина домой (он жил в центре, в большой квартире, которую сначала продал, пока болела жена, а потом выкупил обратно, когда она умерла, в память об их жизни, и влез в долги) и увидел, как какой-то отморозок избивает хрупкую девушку. Понятно, что отморозок был отброшен на асфальт и бежал, а девушка прилепилась к О. сначала с просьбой срочно выпить, потом отмыть кровь, потом переночевать и так далее, история классическая. И мало какой добрый человек в подобную историю не попадал.

Таким же банальным в этой истории было то, что ночью эта девушка пришла к О. и вкрадчиво добилась от него, полусонного, секса. Поэтому наутро он уже оказался ей должен, и она поселилась у него. В последующем О. целиком винил себя. Он сказал, что в нем произошел какой-то безумный прорыв, и он «стал активно использовать этого ребенка сексуально» (ребенку было тогда 19 лет). Он был так увлечен сексом и животными ощущениями, которые наконец-то смог себе позволить, и он так давно забыл, как это вообще бывает, из-за долгой болезни жены, что совершенно не заботился ни о чем другом. Например, он покупал алкоголь К. и шел у нее на поводу во всем, ради секса. К. любила довольно специфический секс, О. от такого секса воротило, однако, он шел на уступки и делал все то, что просит К. ради того, чтобы получить то, чего хочет он. Он считал, что садомазо игры можно и потерпеть, ведь в конце все равно они занимаются нормальным сексом, который был ему очень нужен. Через несколько недель К. исчезла, обворовав О. Из его квартиры вынесли все, что было можно. По всей видимости, К. пригласила целую компанию воров.

Но О. впал в шок, но не из-за того, что его обворовали, а из-за того, что позволил себе погрузиться в этот хаос, поил эту девушку алкоголем и занимался грязным сексом. Тем не менее хаос ли, шок ли, но наверх его это все вытолкнуло (поэтому в жизни очень сложно предугадать, как и что отзовется). От отвращения к себе и к той ситуации, в которую он вляпался из-за слабости, он очень быстро собрался, сдал большую квартиру, снял самую скромную, вложил деньги в бизнес, активно занялся им, придумал несколько новых направлений, работал по 15 часов в день, а потом шел в бассейн и плавал по полтора часа, приходил домой и отрубался. Ел один раз в день, но много. Таким был его график в течении нескольких месяцев. Секс его не интересовал, меланхолии он больше не предавался, фотографии жены убрал, стал бегать по утрам, плавать по вечерам, а все остальное время бодро работать. Сначала ему казалось, что такой каторжный режим превратит его в зомби, но через два месяца у него появилось много новых идей и энергии. Он удивлялся, как раньше ему не приходили в голову такие простые и выгодные идеи. А идеи приходят всегда, когда появляется избыток энергии, но это к слову.

В общем, за короткое время О. поднялся, пришел в отличное состояние, и когда К. опять возникла, карауля его возле офиса, несчастная и грязная, решил искупить свою ошибку, сделав для нее что-то полезное. Он сфотографировал ее паспорт и дал ей понять, что еще одна кража, и она окажется в тюрьме. От голода и абстиненции К. поклялась не повторять такого. Дальше он сказал ей, что если она так любит садомазо игры, ей придется подчиняться ему во всем. Она охотно согласилась, решив что это сексуальная игра. Но игра, в которой ей приходилось заниматься физкультурой, соблюдать режим, обливаться холодной водой, учить почти с нуля русский язык и решать математические задачи для 5 класса, читать заумные книги и писать по ним сочинения, а главное не пить ни капли и готовить себе полезную еду вместо бутербродов, ей очень быстро наскучила. Хотя секс ей нравился и был таким, как она любит (со шлепками, с держанием за волосы, с грязными словечками и т.д.), все остальное напоминало унылое занудство, поэтому вскоре она опять сбежала. Она сбегала на пару недель, потом возвращалась на неделю-две, и так было несколько раз.

О. говорит, что каждый раз, когда она к нему возвращалась, у него был почти траур, он не хотел пускать ее обратно, но каждый раз какой-то странный долг вынуждал его дать ей шанс, точно зная, что она его провалит. Это правда, что О. не чувствовал к К. никакого влечения, и даже секс вызывал у него негатив, он старался заниматься им как можно реже и только ради нее, чтобы поддержать в ней стимул к исправлению. Он не получал от отношений совсем никакого бонуса, все делал из чувства долга, который сам для себя придумал, и у меня тогда (я была не очень опытной) не было сомнений, что он насилует себя, подавляет ее и это все очень плохо закончится. По всем классическим признакам такие отношения должны были закончиться каким-нибудь кошмаром.

Однако, получилось не так. О. добился успеха на работе, все его начинания стали давать прибыль, он стал ходить на разные статусные пиры, однажды взял с собой К., и К. глядя на О. со стороны, неожиданно поняла, что является любовницей очень успешного, умного и очень уважаемого человека, рассмотрела его с изумлением, словно только что увидела и влюбилась вдруг со страшной силой. Обратите внимание, это действительно произошло внезапно . Она сначала прилипла, потом привязалась фибрами, и только потом неожиданно страстно влюбилась. Прилипла из меркантильного интереса, привязалась от безысходности, потому что это было единственное место, где ее могли накормить и обогреть, а страстно влюбилась, когда вдруг поняла, какое перед ней - сокровище и насколько оно высоко над ней, хотя и спит с ней иногда.

Эта история мне напомнила чудо, которое совершил когда-то Макаренко и даже его описал. Беспризорники, малолетние преступники, люди без принципов, глубоко травмированные с детства, превращались в его коммуне в хороших людей, некоторые даже в зрелых личностей с высокими нравственными принципами. Сначала их удерживало лишь то, что в коммуне хотя бы немного кормили, но отпугивала необходимость работы. Потом они вовлекались и начинали меняться быстрей и основательней, чем люди в эксперименте Зимбардо. Почитайте, пожалуйста, книги Макаренко все, кому интересна тема изменения личности. Это очень интересный материал.

А в данной истории я своими глазами увидела, как из груды человеческого мусора собралась человеческая личность. Воровка, сексуальная извращенка, бездельница, лгунья, мошенница, не говоря уже о том, что наркоманка, стала превращаться в другого человека. Она одержимо училась, ходила на курсы, поступила в институт, начала работать, бралась за все работы, ища то, что будет лучше получаться, и за что ее похвалит О. Похвала О. стала для нее целью жизни. О. говорил ей, что она должна развиваться, учиться и одобрял лишь это. Он работал целыми днями и она, подражая ему, работала тоже. Он стал для нее гуру, и, конечно, это выглядело подозрительно, и я опять думала, что добром не кончится. Успокаивало лишь то, что она перестала принимать наркотики и заниматься уличной проституцией. Все, что не это, было уже лучше, однако я была очень далека от того, чтобы считать, что подчинение одному человеку может сделать другого человека личностью.

Но получилось вот что. Раболепие К. не встречало в О. никакой поддержки. Он не одобрял ее раболепия и давал понять, что ему неприятно и утомительно, когда она возносит его. Он просил у нее ровных, спокойных отношений, побуждал почаще брать на себя ответственность, выражал уважение к ее границам и просил уважения к своим. Страсти у него не было, он относился к К. как к родственнице, занимался с ней сексом очень редко (всегда в презервативе, потому что не хотел от нее детей, несмотря на то что она хотела), но их секс полностью избавился от элементов садомазохизма, К. излечилась от этого сразу, как только влюбилась и поняла, что ее любимому это не только не нравится, но даже противно. Она легко полюбила нежный секс, потому что ей хватало одного лишь чувства, что с ней ее господин, и это его воля. У О. секс перестал вызывать отвращения, но стимула для него все еще не хватало, он продолжал делать это из чувства долга, потому что это было нужно К. В то время он жаловался, что, видимо, никогда больше не вернет себе спонтанность и настоящее удовольствие, то ли просто повзрослел и перерос, то ли потеря жены его в этом смысле навсегда сломала. С этой проблемой он даже искал себе сексолога, но потом махнул рукой. С потенцией у него все было нормально (хотя и требовало настроя), а вот спонтанного желания не возникало. Иногда он вспоминал сильное, животное удовольствие в первые дни знакомства с К. но это удовольствие казалось ему слишком грязным. В общем, что касается секса, для него это было что-то вроде сознательной полудуховной практики. А для нее это был единственный способ близости с любимым, без которой она чахла. И поэтому он не мог ей отказать.

Они жили таким образом несколько лет, она, влюбленная, старающаяся развиваться и расти, и он, увлекающийся только своей работой и своим хобби - коллекционированием, и постоянно побуждающий ее к развитию, относящийся к ней хорошо, но отстраненно. Всем окружающим казалось, что это то, что ей и нужно, и эта его отстраненность заставляет ее все время стремиться расти. И все же в этих отношениях было что-то нестерпимо грустное, и мне даже не хотелось их наблюдать. Я думала, что для О. было бы хорошо найти другую женщину, но К. это скорее всего вернет на дно. Поэтому мне стало казаться, что это такой же крест для О. как больная жена. Если бы жена тяжело болела всю жизнь, он всю жизнь за ней бы ухаживал. И это правильное поведение сильной личности. Но это довольно печальная судьба. Чтобы быть по-настоящему счастливым в такой судьбе, необходимо быть очень продвинутым духовно, одной только силы личности для этого мало. А я не была уверена, что духовности О. хватает, чтобы жить такой жизнью и ощущать счастье. Точнее уверена была, что не хватает. Он не адепт, обычный человек и нуждается в обычном счастье.

Я потеряла их из виду, а потом вдруг О. появился и сказал, что у них с К. большие проблемы. Когда я увидела К. я была потрясена, потому что передо мной был совершенно другой человек. Мало того, что она стала изысканной и одухотворенной внешне, она превратилась каким-то диковинным образом из умственно отсталой (я даже диагноз олигофрении подозревала сначала) в умную женщину. Я не могла осознать, что это, потому что видела перед собой леди из образованной семьи, а не девку из купринской ямы. А проблемы у О. и К. начались тогда, когда К. настолько подросла как личность (у нее теперь было образование, интересная работа, появились свои деньги, уважение коллег, друзья, личные амбиции и планы, и как итог – потребность самой контролировать свою жизнь) что ее стало напрягать отношение к ней О.

Она, как говорила, все еще сильно любила его, но видела, что он ее не любит, и ей хотелось начать жить отдельно. Она настаивала, что просто уйдет, не взяв никаких денег, потому что сама зарабатывала и могла выкроить на маленькую квартирку, а О. рвался купить ей квартиру и снабжать деньгами. Она резонно полагала, что это приведет к контролю с его стороны, к ее долгу перед ним, а значит она не сможет оторваться от него совсем, как ей того хотелось. А он считал, что ее требования автономии, это что-то вроде бунта или истерики, и ни к чему хорошему это не приведет. То есть он говорил, что и рад был бы освободиться и ее освободить, но хотел бы быть уверенным, что ее жизнь не пойдет под откос, потому что она ему не чужая. То есть он рассуждал как родитель, который не против, чтобы ребенок отделился, но боится, что тот пропадет.

При личном разговоре со мной К. почти сразу начала плакать. Она говорила, как ей невыносимо жить с О. и чувствовать себя ничтожеством, как ей хочется любви, а не этой «тухлой вонючей доброты», как она устала постоянно собирать крошки на полу, то есть радоваться улыбке и пробивать головой стены ради похвалы. В общем, К. сначала вылила на О. ведра гнева, а потом начала плакать еще громче, говоря, что она все врет, что она испорченная дрянь, что О. святой, что он настолько добр и внимателен к ней, каким не может быть даже Бог, что она хочет уйти, потому что устала отравлять его жизнь и висеть грузом на его шее, ей стыдно. В общем, К. была полна противоречивых эмоций, а суть была в том, что она переросла родительскую модель отношений, набрала столько ресурсов, что эта модель стала ей слишком тесна.

В конце концов, О. и К. договорились на компромисс. Он снял ей квартиру на год и отпустил ее в свободное плавание, пообещав не контролировать и «не лезть в ее жизнь». К. ушла. О. даже попытался завести какие-то отношения, чтобы быстрей отвлечься, но все время вспоминал К. и вспоминал с какой-то обидой, которую никак не мог понять в себе и расспрашивал об этом меня. Ему снились сны, в которых К. насилуют и убивают, он просыпался в ледяном поту, хватал телефон, но каждый раз вспоминал данное ей слово – отпустить ее, и сдерживался. Но, спустя долгое время, он не выдержал и позвонил, перед Новым годом, когда совсем затосковал, и, странно волнуясь, пригласил ее в ресторан. Они встретились, долго говорили, О. рассказал про свои неудачные отношения с другой женщиной, а К. рассказала, что у нее никого не было и она даже пробовать не хочет. О. отчетливо понял, что смотрит на К. другими глазами. Он смотрит на нее как на красивую самостоятельную женщину и она очень привлекает его сексуально. Он сказал, что любит ее иначе, чем прежде, чувствует страсть и предлагает попробовать другие отношения. К. заплакала и сказала, что в этот момент все происходит именно так, как она тысячу раз представляла в мечтах.

В общем, эти люди поженились, у них родился ребенок. О. занимается ребенком больше, чем жена, мечтает усыновить еще двух или трех, а К. открыла свое агентство. Отношения у них не как в сказке, но чем-то похоже.

Subscribe
  • 369 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 369 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author