Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Рома и его сын

Хочу рассказать, как отцовство делает из инфантильного мужчины взрослого.

Взрослыми люди становятся не тогда, когда перестают нуждаться в опеке, а когда они сами хотят и могут опекать других.

Прежде всего это касается их детей и пожилых родителей, во вторую очередь тех, кого они считают близкими или ближними, не чужими.

Только тогда человек становится по-настоящему взрослым! Иначе нет.

Те, кто описывают свою самостоятельность как подвиг, пока не доросли до понимания того, что такое взросление. Самостоятельным должен быть даже юный человек, а взрослый - тот, кто помогает стоять другим.

Так вот отцовство может превратить мужчину во взрослого мужчину, сделать из него человека в полном смысле слова.

Но речь не о биологическом отцовстве, а о взятии на себя отцовской ответственности. Для отцовской ответственности не важно, кровный это ваш ребенок или нет, важна ваша опека и функции отца.

Чтобы проиллюстрировать эту, известную в общем-то мысль, но скучную для многих, нескучным примером, я хочу рассказать историю про Рому.

Я давно ничего не рассказывала в блоге про Рому и Иру, многие сначала скучали по ним, потом стали забывать. Или вы не забыли?

Недавно Рома написал мне: "А почему давно не пишешь про нас?" Я ответила, что не хочу пиарить хищников. Сколько бы полезного ни было в информации о них, все-таки ребята они - инфантильные в самом главном ресурсе, работе. А это - огромный изъян, несмотря на все таланты. Ну и этика на обе ноги хромает. Рома помолчал, а потом написал, что он давно уже не хищник, и никогда им сознательно не был, был просто балбесом, но всегда хотел зарабатывать сам и любил всегда только одну женщину. А теперь он и вовсе порвал с прошлыми делами. В общем, Рома теперь не хищник, а нормальный человек с... неоднозначным прошлым.

И повлияла на него не столько любовь к женщине, сколько отцовство. И про это я сейчас расскажу.

В биологическом смысле Рома первый раз стал отцом очень давно. Еще в 19 лет. И к настоящему времени у него больше десятка детей, все мальчики. К детям он относился в высшей степени инфантильно. Если вы думаете, что самый инфантильный отец - это тот, кто просил сделать аборт, а потом сбежал и спрятался, вы ошибаетесь. Это мужчина хотя бы смутно осознающий ответственность, хоть и открещивающийся от нее. Толку от такого мало, конечно, но сам по себе он качается в сторону осмысления ответственности, хотя может так никогда до конца и не качнуться. А вот Рома был суперинфантил в этом смысле. Он всегда побуждал женщин беременеть от него, считая, что это классно, ну вроде игры такой что ли. Движуха. Нравилось ему, что рождаются дети, похожие на него, он этим гордился даже в какой-то степени, похвалялся своей плодовитостью (точнее тем, как он умеет "разогревать" и даже лечить бесплодие) и тем, что женщины от него абортов почти никогда не делали, дескать, вот я какой производитель. Дети здоровые, женщины довольны, все супер. Но интереса к отцовским обязанностям он не испытывал никакого. Благо, женщины рожавшие, были не бедные, ни одной загибающейся в нищете брошенной матери не было, в основном состоятельные, некоторые даже замужние. Но дети Рому не интересовали. При этом он любил порассуждать, как надо воспитывать детей, и имел к этому какие-то склонности даже. Например, когда он работал аниматором в Турции много лет назад, дети ходили за ним толпой и не было лучше игровика, чем Рома. Ведь талант делать крючки - это хорошая фантазия и способность придумывать игры. Рома считал, что умеет находить с детьми общий язык, потому что видит в них людей, часто ворчал, как неправильно люди обращаются с детьми, говорил, что когда-нибудь может быть кого-то и воспитает даже, своего или чужого, все равно. Но на этом все и заканчивалось. От попыток женщин обратить его в отцовство он отмахивался. Если настаивали, грубо посылал. Даже не буду цитировать, что он говорил, когда ему пытались всучить младенца в руки, подержи дескать свою кровиночку.

Все изменилось, когда Ира, с которой они поселились вместе три года назад (как он того долго добивался) захотела усыновить сына подруги от Ромы. Она призналась, что давно лелеет эту мысль (возможно даже попала в зависимость, поскольку три года активно лечилась от бесплодия и одновременно каждый день любовалась на фотографии то беременной подруги, то новорожденного, то растущего младенца, и присвоила его). Эту историю мы разбирали, некоторые помнят. Надо учитывать, что хотя в описаниях Тани эта история выглядела как "подруга отняла и мужа, и ребенка" в реальности она отдала сына довольно легко. Во-первых, она была беременна другим ребенком (от того же отца), во-вторых, сын, которого хотела забрать Ира, к двум годам обнаружил что-то вроде предвестника личностного расстройства. Примерно так выглядят психопаты в раннем детстве: все только ломают, плюют взрослым в лицо, дерутся с мамой, бьют животных и абсолютно не подчиняются, и ничего не боятся. Многие перерастают это и становятся нормальными детьми, но в данном случае Таня была сильно напугана. Умиляясь ребенку первые два года, его красоте и схожести с Ромой, Таня была в тупике, как его вообще воспитывать, если он вообще не слушается, не воспринимает никого и ведет себя как ненормальный. А что делать с двумя? Третьей причиной было то, что Таня рассчитывала привязать Рому таким образом, а когда Ира снова сбежит, наладить с ним отношения. Сразу скажу, что насчет последнего она почти угадала.

Желание Иры взять себе ребенка было для Ромы как гром среди ясного неба. Он долго утверждал, что это ее изощренный садизм по отношению к нему. Пять лет он за ней бегал и вот сейчас, когда она якобы с ним, в доме срочно появляется ребенок, требующий постоянного внимания, ухода, учета, ребенок крайне сложный и , возможно, не очень здоровый. Даже Никита, очень любящий своих детей, встал на сторону Ромы и говорил, что Ира ради издевательства повесила ему на шею психически больного ребенка (потом Никита этого мальчика очень полюбил). Рома ребенка, судя по его высказываниям, просто возненавидел, и мне казалось, что ничего хорошего из такой затеи не выйдет. При всей огромной значимости Иры, воющий, рычащий, не спящий ночами, носящийся по дому ребенок, который может перевернуть Ире на голову тарелку каши, кинуть в няню стул и помочиться на диван или на колени гостей со смехом - это слишком сильное испытание, особенно для мужчины с атрофированной ответственностью, привыкшему к праздности и женской опеке. Рома и Ира стали ссориться, местами даже драться, все шло к логичному финалу, но... получилось немного иначе.

После особенно бурной ссоры Ира уехала к английскому мужу (с которым развод был еще в процессе) и из Англии стала вести переговоры с Таней о том, чтобы как-нибудь забрать ребенка туда, оформить поездку как лечение или что-то другое. От злости на Иру и от желания помешать ее подлым планам (именно так Рома в тот момент воспринимал виток их отношений: приехала, чтобы забрать ребенка и вернуться к мужу, а Рому просто использовала для этого) Рома взял ребенка (уже усыновленного к тому времени под давлением Иры) и уехал на Гоа. Это было время новогодних каникул.

Ира, узнав про поездку, очень переживала. Она была уверена, что Рома или утопит ребенка в море, не специально конечно, а просто напившись и заснув, или потеряет его каким-то другим образом. Или сломает ему что-то, воспитывая по своему обыкновению шлепками. В общем Ира воспринимала Рому как насильника и болвана и всерьез рассматривала вариант - поднять на ноги правоохранительные органы и спасти дите. На обильные сообщения Иры с вопросами, как ребенок, Рома иногда присылал видео. Видео Рома присылал, чтобы подразнить Иру, с ребенком на пляже все время играли красивые девушки, чтобы понравиться папе. Желающих стать няньками было много. Ире же было важно, что ребенок пока жив и здоров (хотя и ревновала наверное).

Через две недели Рома и маленький Ромка вернулись с отдыха. И все знакомые в потрясении обнаружили, что Рому подменили.

То, что сделал маленький мальчик, не могли сделать годы женских нотаций и слез. За две недели Рома полюбил ребенка и стал человеком. Самое забавное, что сын неосознанно сделал ему тот же самый крючок, на который Рома всю жизнь ловил женщин. Только сделал сын это очень искренне и чистосердечно. Мальчик никого не замечал и никого не слушал, ничего не боялся и вообще мало обращал внимания на внешние стимулы, слушал только свое хочу. Это была маленькая дикая стихия. А отца он вдруг заметил, словно выделил его фигуру из хаотичного пространства и признал абсолютным авторитетом. Как маленький волчонок вожака. Папа так понравился маленькому Ромке, что тот стал ему подражать и слушаться. Слушался не на сто процентов, то есть не всегда сразу, а вот подражал с упоением. И Рома как-то внезапно и сильно ребенка полюбил. Он говорит, что когда они летели туда, он хотел его убить, потому что он весь полет стучал ногами в переднее кресло и не обращал внимание на угрозы Ромы. А обратно они летели - не разлей вода. С того самого момента ребенок занял в голове Ромы главное место. С тех пор я не слышала, чтобы говоря о каких-то планах, Рома не упомянул бы мальчика.

Речь о покупке машины? Нужна удобная именно для ребенка. В кино с новой девушкой? Тогда на фантастику, чтобы ребенка взять с собой. А лучше мультики. В ресторан? Лучше, если с детским залом. Некоторые матери долго прячут детей от любовников, чтобы тех не спугнуть. А Рома наоборот старался сразу посмотреть, найдет ли его новая девушка контакт с ребенком (на нейтральной территории где-нибудь, в качестве подруги). Оно и понятно, Рома снизу не пристраивается, он сверху выбирает.

Ира (с которой они потом помирились, хотя вскоре опять расстались и т.д.) сначала немного волновалась, когда Рома брал ребенка с собой куда-то, но потом окончательно расслабилась, потому что больше чем Рома о ребенке не думал вообще никто. Ребенок ее полюбить и не успел, кстати, зато к Роме привязался намертво и Рома к нему. Все получилось не совсем так, как она хотела, но намного лучше.

Рома говорит, что он просто понял: этот пацан пропадет без него. И еще, что это - его версия, но только намного хуже и жизнь его ждет страшней, если не воспитывать. Даже если он не погибнет в детстве, он быстро сядет в тюрьму. "Бабы с ним не справятся, он их строит" говорил Рома про Таню и Иру, а государственные учреждения, вроде специализированного детского сада или интерната, его будут ломать, а он будет сопротивляться до последнего и закончится все "какой-нибудь детской психушкой". Такие у Ромы были мысли. Может быть он и преувеличивал, а может и нет. Сейчас ребенок - совершенно нормальный, развитый для своего возраста, умный и даже спокойный (по крайней мере может долго играть на одном месте или рисовать, способен подолгу концентрировать внимание), все врачи им довольны. А один врач, европейское светило, которому Ира показывала мальчика в самом начале и спустя год, был удивлен результатами и сказал, что не думал, что будет такой прогресс, очень хвалил и мальчика и его папу.

О том, как складывались и складываются отношения Ромы и Иры отдельно как-нибудь расскажу, но то, что Рома стал во много раз серьезней и всю свою жизнь строит с учетом воспитания сына, уже факт. Ребенок сделал из него взрослого мужчину. Рома теперь даже не пьет почти, как-то стыдно показаться на глаза сыну в свинском состоянии или пьяным взять трубку, когда он звонит (а звонит он часто, когда рядом нет), тем более не пьет за рулем, все-таки ребенка возит, "скотство рисковать", а собой (и женщинами кстати) рисковать никогда не боялся. Не чувствовал ответственности за женщин никакой. Теперь может быть и за них появится ответственность.

Мальчик до сих пор не очень-то послушный с другими, но папа - царь, бог, солнце. И не надо думать, что это слияние, ребенок очень самостоятельный и довольно ответственный уже. А слияние измеряется именно этим, а не силой любви. Любовь - это всегда хорошо.

Первое, что увидела обалдевшая Таня, когда Рома и маленький Ромка вернулись после того первого совместного отдыха в Индии, это как ребенок пошел в туалет (взрослый), потому что Рома научил ходить его в унитаз, а не на горшок, а когда вышел, попросил папу, проверить, как он вытер попу. У Тани был шок, она даже мне письмо написала, как так, Рома, который два года отказывался видеть ребенка, потому что "буэ, не выношу запаха памперсов", побежал вытирать попу ребенку со счастливым и гордым лицом.

Так же он учил его самостоятельно есть, одеваться, почти полностью себя обслуживать. Гордился этим так, что и для ребенка это стало гордостью. Сам - это значит крут (а не "сам - это значит не любят тебя и за тебя сделать некому", как думают некоторые до старых лет). Всем до одного родителям и Роме тоже проще накормить и одеть ребенка самим, нежели учить его. И многие идут по легкому пути, делают все сами. Но Рома с первых дней общения стал его учить самостоятельности. Я спросила, а откуда он знает, что это настолько важно. Неужели педагогический талант передается в генах (бабушка Ромы - заслуженный педагог). Рома сказал: "Он ведь мужик, а не кукла". Вот это вот "не кукла, а человек" почему-то очень понятно людям, которые любят детей, но уважают их границы, но часто непонятно родителям, которые любят, но находятся с детьми в слиянии и все делают за них, окружают их такой непроходимой заботой, что для самостоятельности не остается места.

В данном случае выиграли все. Мальчик получил любящего папу, а Рома получил нового себя.

Трогательная история? Поучительная? Какие мысли возникли по ходу чтения?

Tags: История
Subscribe
  • 40 comments
  • 40 comments

Comments for this post were locked by the author