Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Работа с багами



Границы считаются вещью абстрактной, хотя вещь это вполне конкретная. И все инструменты пыток основаны на том, чтобы вторгаться в чужие границы и как-то давить на человека: задевать, прессовать, пилить, щипать, колоть.

Отсюда и их названия, интуитивно понятные. Щипцами из человека что-то тянут (тонкими щипчиками едва заметно тянут, а грубыми щипцами тянут весьма ощутимо), скалками человека долбят по голове, а иногда поддых или в спину ударяют. Пилочкой или пилой пилят мозг. Сверлом сверлят отверстие, чтобы внедрить свое. Отверткой пытаются поворачивать человека или накручивать на что-то, менять его точку зрения насильно, то есть не тогда, когда он внимательно слушает и с интересом вникает, а когда он закрылся в своих границах, а ему "нет, погоди, послушай!"

Все пыточные инструменты - это инструменты вторжения и морального насилия. Все они вызывают во втором агрессию, слабую или сильную, подавленную или откровенную. И хотя некоторым новичкам кажется, что запомнить названия инструментов трудно, моральное насилие человек именно так и ощущает, как давление, вытягивание, долбание, пиление, то есть очень хорошо представляет или даже визуализирует все пыточные инструменты. Эти инструменты занимают прочное место в лексиконе, просто раньше считалось, что употребляются эти слова в переносном значении.

Значение может и переносное, а воздействие и реакции вполне прямые. Если вас вербально ущипнули или укололи, вы можете почувствовать реакцию, будто укол или щипок были физическими. Вы вздрогнете и захотите отодвинуться от человека. Но если вы ничего не знаете про пыточные инструменты, вы можете подумать "ну и чего мне дергаться, меня ведь не трогает никто", и вы не поверите своему телу, высокомерно глянув на него незамутненным рассудком. Вот поэтому такие вещи и следует доносить до своего рассудка, смущая его знанием. Да, пыточные инструменты существуют не только на физическом плане, но и на психологическом, в плане общения. И своему телу можно доверять, не подавлять его реакции, прислушиваться к ним.

К сожалению, если бы все решали только телесные реакции, не было бы никакой необходимости ничего изучать. Слушай свое тело и подчиняйся его импульсам, доверяй. В том-то и хитрость, что слушать свое тело внимательно и относиться к нему чутко нужно, но выполнять все его требования нужно не всегда. Аддикции, которые мы разбираем, яркий пример, когда требования тела выполнять не нужно, надо отвыкать. Во фрустрации тоже не надо идти у тела на поводу, иначе так и будешь катиться в яму. Телом рулят привычки, а среди привычек бывают и вредные. То же самое касается общения людей. Границы у многих людей настолько плохие, привычка к слиянию границ так велика, что их тело считает своей территорией чужую, а чужой территорией свою. И тогда как давление или укол оно может воспринимать совершенно нормальные действия (например "укол зависти" при виде чужого успеха или "давление" чьей-то точки зрения, адресованной не им). Или наоборот, может совсем не чувствовать, когда нарушают права, когда теснят на той территории, которая должна быть своей, но воспринимается почему-то как чужая ("бьет, потому что любит", например, или "просят, обязан дать").

Чем отличаются хорошие границы от плохих? При хороших границах вы видите начало и конец своей территории адекватно и стабильно, вы не чувствуете себя в одной и той же ситуации по-разному. Люди с плохими границами известны неадекватными реакциями. Эти люди все время колеблются и качаются: то их разгневало что-то, то они раскаиваются из-за этого, то наезжают, то пугаются своих наездов, то испытывают стыд за свое поведение, то праведный гнев. Они не могут определиться, обидели их или наоборот, похвалили их или задели, опустили их или возвысили. Плохие границы - это не просто границы неправильные, это прежде всего нестабильные границы, все время качающиеся и амплитуда раскачивания границ у некоторых людей велика.

Они живут в мире хаоса и лишены ощущения контроля. Им тревожно в таком зыбком мире, поэтому они стремятся отдать свой локус контроля кому-то другому, найти в другом опору и даже центр. Чем больше раскачаны границы человека, тем больше он нуждается в чужом доминировании. Путь к личной свободе и к суверенности - это хорошие границы. (А путь к порабощению - раскачка чужих границ, да).

Работа над границами - способ выйти из зыбкого мира в мир справедливых законов, где ваша территория принадлежит вам, а чужой вам не надо. В этом мире вы устойчивы, сильны и защищены.

Многие читатели и представить не могут, насколько у большинства сбиты пограничные настройки. Именно поэтому самый близкий человек может вызывать столько агрессии, а к враждебно настроенному человеку может появиться столько влечения и любви. Вы говорите человеку, что другой его не любит, что он его даже презирает, а человек все равно продолжать любить и сливать внимание и эмоции в ту сторону. Почему это происходит? Потому что он воспринимает свою тягу как чужое приглашение, иногда даже мольбу. Это эффект хищного торта. Вы хотите торт, но вам кажется, что торт вас соблазняет, он манит вас и даже просит себя съесть. Вы не можете отделить границы и почувствовать, что вот это стремление - ваше, оно исходит от вас и направляется к другому, а от другого никакого стремления к вам не идет, он отвернулся. Умей вы это распознавать, вам бы не пришло в голову тянуться к другому. Ведь вы не лезете другим людям в карман? По крайней мере вы не делаете этого открыто, вы осознаете, что чужой карман - не ваша территория, лезть туда плохо. А в психологическом плане ваши настройки сбиты и вы не понимаете, где ваше, а где нет.

То есть когда люди с плохими границами в больших коронах совершают все те нелепые вещи, о которых мы читаем в некоторых письмах, они не видят картину так, как она видна со стороны, да еще тем, кто умеет смотреть. Многие пишут, что письма в эволюциолаб последний год выглядят как гротеск. Да нет, это у читателей понемногу формируются настройки и их поражают чужие захлесты границ. Как цивилизованного человека изумляет поведение дикаря, так и человека, у которого уже есть представление о границах, приводит в недоумение поведение тех, у кого настройки сбиты. Авторы писем часто видят свою ситуацию из внешнего локуса, то есть воспринимают второго как свое продолжение, отсюда и все нелепости в письмах. Он сказал, что ничего не хочет, а она позвонила сто раз, чтобы сказать ему о своем желании. Многих это смешит, но представьте, что речь идет о великолепном ужине. Накрыт стол, на котором лучшее вино и свежие жареные куропатки. Ваш хороший знакомый говорит, что не голоден, но вы, зная, что до этого он прошел с железным посохом сто верст, уговариваете его откушать. Вы говорите, что вам будет приятно разделить с ним ужин, что вы предлагаете не из вежливости, что ему не стоит отказываться от такой возможности. Вы и представить не можете, что этот осунувшийся и усталый человек не хочет есть. Да еще такой прекрасный ужин! Все люди имеют привычку есть, это естественно для них, поэтому вы и настаиваете.

Вот это примерно и чувствуют люди со слиянием границ. Прекрасный ужин - это их любовь. Они переживают влечение, им приятно и волнительно думать о близости, поэтому они уверены, что это объективно хорошо и второму тоже приятно. Он отказывается из робости. Он немного дичится, подозревая подвох, но он не может не видеть, насколько вкусную вещь вы ему предлагаете. Поэтому надо его уговорить. Возможно даже эмоционально воскликнуть, как он обижает вас своим отказом. Как только он поверит в ваше искреннее желание накормить его собой, он тут же накинется и жадно вонзится. Или нет, он будет есть чинно, чтобы не выдать свое дурное воспитание, но удовольствие будет светиться в его глазах и на его масляных губах.

Именно так воспринимают свою любовь люди со слиянием границ. Именно поэтому они так непонятливы, так навязчивы, столько раз переспрашивают и так долго ходят по кругу.

Я иногда читаю в собственной ленте грустные закрытые посты о том, что не удается забыть какого-то человека, отстать от него. Трудно отстать, если не чувствуешь равнодушие этого человека и не веришь. Умозрительно вы согласны, что он ничего от вас не хочет, но на чувственном уровне вы ощущаете взаимное влечение, потому что проецируете свое влечение на него, судите по себе. Ваша возможная близость как дивный ужин для измученного путника, очень сложно поверить, что отказываются от такого ужина всерьез. Нет представления о том, что близость человеку может быть не нужна, что он когда-то объелся ухи и не тоскует о ней.

Самое первое и самое главное для деления границ (тот самый секрет золы) - представление о субъективности всех желаний. О главенстве субъективной значимости над объективной.

Даже куропатки могли не привлекать уставшего путника, если тот строгий веган. Он лучше поголодает, чем будет есть мясо. Но если еда - это нечто общее для большинства людей, рацион человеческого вида, в целом, единообразен, то уж выбор общения и тем более общения интимного - крайне субъективная вещь. Если вы находитесь с кем-то, вы не можете находиться в тот же момент с кем-то другим, вот почему любовь так избирательна. Вы меняете партнеров, пока личностные (и другие) качества одного не привлекают вас настолько, что вам не хочется "размениваться" на других, вы выбираете лучшее из возможного. Вы выбираете лучшего со своей субъективной точки зрения, вы цепляетесь за его качества вниманием, вы получаете растущее удовольствие от общения и созерцания, вы выращиваете его фигуру в поле мыслями, и вот готова любовь, эксклюзивное сильное чувство. Все остальные люди для вас - просто люди плюс-минус симпатичные вам, а этого вы любите, этому вы особенно рады, по этому вы скучаете, к этому вы тянетесь всей душой и телом. Это не аддикция, это любовь, пока остальной мир не померк по сравнению с этим чувством, пока чувство помогает полноценно жить, а не мешает. Если любовь не переходит в аддикцию, она питается взаимностью, ее поддерживает обратная связь. Любовь зрелой личности не питается иллюзиями, поскольку зрелая личность уважает чужую субъектность и, заметив отсутствие обратной связи, перестает воображать близость, не насилует человека даже в своем воображении. Без слияния границ это происходит само собой, вы способны увидеть безразличие к вам и перестать фантазировать о страсти. Бесплотные фантазии, которым не суждено воплотиться, не нужны вам, вам жаль тратить на это время и энергию, ведь это ограниченный ресурс. И вы уважаете волю другого, вы не пытаетесь ее сломить и навязать свою.

Совсем не так у людей с плохими границами и улетающим локусом. Они почувствовали влечение и им кажется, что это взаимно. Для них мера всего - их ощущения, они эгоцентрики и не могут осознать субъектность других. Они заправляют миром окружающих предметов, могут перемещать вокруг себя вещи, и им кажется, что другие люди такие же предметы. Субъектность других они не осознают и поэтому не понимают ничего про субъективность влечения. Их влечение = влечение к ним. Это едино, поскольку они в мире, по сути, одни. Их влечение - это всегда великолепный ужин, а другой всегда усталый путник, и он не может не хотеть закусить. Если же он воротит нос, то он стесняется просто или тупит или слишком недоверчив. Хорошо знакомые гномьи колпачки. В комплексе с собственной короной - головным убором владыки чужих душ.

И вот все эти направления пограничной работы: и правка локуса, и снятие корон и колпачков, и деление границ, и отслеживание багов и пыточных инструментов - это все в комплексе помогает сделать границы лучше. Иногда намного лучше. Изредка даже идеальными. Но идеальные границы для счастливой жизни не нужны, для счастливой жизни достаточно нормальных. Идеальные границы нужны для дипломатии на высоком уровне, для развития магнетизма и влияния на людей. Это уровень не просто психологии, а почти магии. (Но это не значит, что мне об этом уровне нечего рассказать).

С чего начинать работу над границами?

С локуса контроля. Вы должны почувствовать свою ответственность за свою жизнь и свое стремление к независимости и самостоятельности. Когда вы почувствуете это, локус встанет на место. Но все остальные направления работы также необходимы. Иначе эффект правки локуса будет коротким и ни на что не повлияет. Нужно снимать корону (заметив, что вы приписываете себе лишнюю власть над человеком), снять колпачки с партнеров (заметив, что они кажутся вам слабыми), нужно разделить границы (увидев, что вы проецируете свои желания и мысли на другого), нужно отследить пыточные инструменты и пограничные баги (это когда вам хочется менять конкретного человека или манипулировать им). Только в комплексе это формирует субъектное видение себя и других.

Зацикливаться на этом не нужно. Это помогает разруливать конфликты, в том числе и внутренние, когда вас разрывают на части эмоции. А в обычном общении вы должны руководствоваться принципом спонтанности. Все должно происходить без натуги, не слишком серьезно, без трагизма и боли, с долей юмора и здорового пофигизма. То есть если вы можете подшутить над своими багами (не в смысле "ай да я", а в смысле "эко меня" - баги лучше отделять от себя немного) то работать вам с ними можно, если начинаются стоны на тему, сколько вы порочны и несовершенны, значит вам надо отвлечься на что-то интересное, перестать копаться в себе. И снять белое пальто, в белом пальто работать над багами запрещено! Эффект будет обратным.

Этот принцип касается любой психологической работы! В экстремальном состоянии все техники используются почти буквально и даже инструкции не возобраняются. А в нормальном состоянии важно сохранять расслабленность, творческий подход, непринужденность, некоторую рассеянность даже. Иначе вы передавите и пересушите то, что должно быть живым и спонтанным.

Игровой элемент должен сохраняться во всех таких практиках.

Понимаете, друзья, почему игра так важна? Что такого есть в игре, что в ней обучение принципиально новому получается лучше?

Получается отслеживать баги и улетающий локус и пыточные инструменты без особого напряга? Равновесие между Королем и Королевой при работе над границами сохранять удается?

Tags: Баги, Границы, Локус
Subscribe
  • 18 comments
  • 18 comments

Comments for this post were locked by the author