Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Ешь = молись = люби



Хочу фильм "Ешь, молись, люби" разобрать.

Не потому что этот фильм хороший. На мой взгляд плохой. Несмотря на симпатичную Джулию Робертс и сексапильного Хавьера Бардема.

Создатели и с Бардемом умудрились глупо наврать. Взяли его на роль мужика, который десять лет был пескарем и не спал с женщинами. Самого знойного мачо в кино взяли на роль онежьего онегина тройной заморозки, плачущего о старинной сердечной ране. И конечно тот пескарь с героиней сразу же оказывается конем. Десяти лет воздержания и прочной фрустрации как и ни бывало. Нет, что Бардем - конь, верится сразу, но с пескарем фальшивка получилась. Как будто он всем приезжим девчонкам эту историю рассказывает, про десять лет и блабла. Лапшу вешает.

И все-таки давайте рассмотрим тему слияния границ на примере этого фильма, потому что его многие смотрели, наверное.

И еще потому, что в этом фильме хорошо показано, что "ешь" для многих людей и "люби" - идентичные понятия. Кого любят, того и едят, и тому же самому молятся. Как наши древние предки. Они считали священными животными козу или корову, допустим, ели их с большим удовольствием (табу позже возникло), ну и совокуплялись с ними тоже охотно. Все это было для них одно, что причащение, что совокупление, что пожирание.

Элизабет живет в дефолте с мужем, привязанная кредитами, но страшно голодая без эмоций, и внезапно его бросает.

В принципе, это вранье, из дефолта человек не может выскочить вот так вот вдруг, у него мало сил и он в инертном состоянии, ему нечем и некуда выскакивать. Вот если бы Элизабет сначала познакомилась с новым пареньком, а потом рванула от мужа, это была бы правда. Так часто бывает и так же печально как у нее. То есть, если вы в дефолте, не пытайтесь повторить трюк Элизабет одним прыжком, упадете и окажетесь в яме.

История с Дэвидом - самая правдоподобная в фильме, ее и рассмотрим.

Дэвид играет роль в очень плохой пьесе Элизабет, настолько плохой, что зрители уходят из маленького зала. Да и самому ему приходится переделать ее слова, чтобы придать роли хоть какой-то смысл. И все-таки ОЗ Элизабет достаточна для него, ведь она автор пьесы, которую он играет, и она - красивая женщина, хоть и старше. Элизабет же, не рассмотревшая в рухнувшем браке дефолт под зеленым виноградом, быстро влюбляется в малозаинтересованного парнишку. Она видит причину своего брачного облома только в том, что закончились ее чувства, хотя чувства Стивена закончились раньше скорее всего. Обычно первым в плюс при дефолте брачном выходит мужчина, а не женщина. Женщина хочет продолжать мимими, а морда мужчины становится кислой после работы и взгляд тусклым. Надо осознать дефолт, обоюдное остывание. Это позволит не кидаться на первого встречного паренька как Элизабет. Когда вы осознаете, что к вам остыли и поэтому все стало тухло, вы не ищите своих чувств, вы ищите взаимных чувств (в тех же отношениях или новых), вы помните, что одних только ваших чувств для отношений мало. Вот секрет зеленого винограда. Человек без зеленого винограда не кидается в омут головой, а с зеленым кидается, потому что уверен - все его неудачи связаны с его холодом, надо посильней загореться и все будет хорошо.

Ну и загорается она, эта дура Элизабет. Загорается, аж полыхает. Актер, игравший ее героя, кажется ей не просто ее героем, она видит в нем себя, не замечая его отдельную субъектность. Начинает доить парня, поселяется у него на его первое вежливое предложение, перевезя все вещи, так, что он почти сразу начинает отказываться от секса и жаловаться на духоту в собственном доме. Элизабет же продолжает утешать себя зеленым виноградом и ноет подруге, что она совсем не может искрить и гореть. Она не может искрить! В этом проблема. А то что Дэвид скоро загнется от ее прессинга, ей все равно. Она рыдает и мучает его, падает на пол в слезах и использует все пыточные инструменты, которые у нее есть. Она сравнивает любимого с наркодилером, который подсадил на наркотик и заломил цену. Какую цену? Нет цены, за которую можно насиловать другого человека. Сначала Дэвиду было интересно немножко переспать с писательницей и пообщаться, но быстро наскучило из-за ее эгоцентризма и жадности, а она и внимания не обратила на то, что у него уже нет удовольствия. Главное - ее желание.

Понимаете, насколько это невозможно для человека с хорошими границами, который уважает чужое тело и чужое тепло, не считает, что это принадлежит ему по праву великого хочу? Он видит это тело и видит его реакции. Он видит, что никакого рвения в этом теле нет и ему не приходит в голову поднажать и вытянуть или обвинить и выбить, ему приходит в голову только мысль, что надо дать человеку воздух. Без дополнительных щипцов и обид, просто дать воздух, потому что второй - живой, а ты - не сокровище, которого чем больше, тем лучше. Воздух и легкое интересное вдохновляющее общение - вот чего хотят люди в небольшом плюсе и, получив, могут вернуться в баланс.

Как это часто бывает, стремясь жадно впитать и всосать и вобрать в себя (проглотить с потрохами) любимого, Элизабет загорается и его страстью к медитациям, начинает посещать кришнаитские тусовки и мечтать поехать в Индию к гуре своего парня.

Даже когда они расстаются и она наконец-то разжимает челюсти, отпускает его шею и совершенно резонно (спасибо авторам за это) решает ехать и есть спагетти в Италии, вместо того, чтобы есть в Нью-Йорке этого паренька, она все равно планирует Индию. Вероятно, чтобы гуру объяснила ей, как половчей есть людей. Ускользающий Дэвид вызывает у Элизабет обиду, поскольку она остается голодной. Вот и едет в Италию, чтобы поесть хотя бы там. Сначала еду, а там уж как получится, может и подвернется кто...

В Италии она, кстати, ведет себя нормально, границы делит, уважает и поэтому неплохо дружит с людьми. Но в дружбе у нее и раньше все было хорошо. А вот в любви все плохо. Может быть дело в том, что друзей Элизабет не ест, не любит, поэтому она ест с ними еду, рассматривает их как собутыльников и сотрапезников, а не как угощение. А любимых рассматривает именно как еду для насыщения себя. Те же, кто и друзей ест, в дружбе тоже сидят в большом минусе.

Перед отъездом в Италию Элизабет, кстати, немножко закатывает губу, и когда Дэвид от жалости предлагает ей остаться и не уезжать, не кидается ему на шею. Правда и чемоданы уже погружены в такси и самолет оплачен, так что Дэвид подобрал самый безопасный для себя момент. Она обвиняет его на прощанье, что он раньше ей этого не предлагал (ну а как не отщипнуть кусочек?) и обиженно уезжает.

В Италии она много-много ест и понимает, что неумеренно жрать нельзя даже пасту, задница растет.

Дальше она едет в Индию молиться. В общем-то она до этого молилась на Дэвида (и ела его, и молилась ему) но так как он вроде не гуру, она едет к его гуре. В Индии ей есть гуру не дают, но немного учат правильно питаться энергией, и в общем худо-бедно через пень-колоду, но Элизабет вроде понимает, что надо обращать свои запросы о любви себе самой, а другим людям давать любовь, если хочется, но ничего не тянуть. Скучаешь, учит ее старожил (называющий ее хомячком за прожорливость), пошли лучик любви и забудь, закрой свой рот в общем.

К сожалению, немного отучившись тянуть в рот все, что нравится, Элизабет пребывает в состоянии "я разочаровалась в любви". То есть до конца не понимает, что у нее не любовь была, а каннибализм, голод до чужого тепла и чужой плоти, а в любви она никак не могла разочароваться, потому что с любовью только-только начала знакомиться.

И вот эта новая способность Элизабет держаться в границах делает ее, конечно, более привлекательной. Она симпатизирует Филиппе, но не щипцует его, общается с ним без капризных ожиданий, но и не как вялая рыба, бойко. Хотя дружить она и раньше умела. И Филиппе постепенно располагается к ней. К сожалению, оказывается, что Элизабет это делает исключительно потому, что боится любви. Как будто если любви она перестанет вдруг бояться, то снова вонзит свои острые зубки в шею мужчине.

Она похожа на вампира, который иногда поглаживает клыки и задумчиво смотрит на нового возлюбленного. "Укусить бы тебя, но ты ведь меня сразу бросишь. Поэтому лучше буду одна". Настоящие Сумерки. Варианта любить, не съедая, в голову Элизабет пока не приходит.

Даже в конце гуру балийский говорит ей что-то вроде "Не бойся потерять равновесие от счастья" и это звучит как "Есть людей нельзя, но если очень хочется, то можно".

В общем проблему свою Элизабет видит в том, что не умела держать баланс, а теперь немного научилась и иногда хочет получить от баланса отдых. Или нашла мужчину, с которым не нужен никакой баланс, он сам ее будет держать, тут сложно сказать, что в голове у авторов. Скорее всего каша.

А на самом деле вполне себе можно любить этого Филиппе и не жрать его, обращать внимание на его желания, а не только на свои, уважать его волю и быть деликатней, чем с Дэвидом, но щедрей, чем со Стивеном.

То есть уважать границы надо учиться в первую очередь, если речь о счастье в любви.

Уважать и любить одновременно. Потому что уважать без любви, чужих и просто приятелей, даже Элизбет умеет, а вот уважать любимых никак.

Видели все описанное в фильме?
Tags: Границы, Кино, Ресурс любви
Subscribe
  • 41 comments
  • 41 comments

Comments for this post were locked by the author