Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

История про журавля в небе

Пора историю про рыбачку (из рыбы) рассказать.

Конечно, про рыбаков таких историй у меня намного больше, сразу скажу.

Женщинами я занималась намного чаще, но это 1) из любовной аддикции вытащить, 2) из ямы энергетической, 3) из дефолта брачного.

Это все получалось. Рыбачку сделать из рыбы не получалось почти никогда. Редко.

Мужских историй у меня много, я еще самые интересные не рассказала, потому что большинство историй покажутся фантастикой, пока я про поле не написала важных вещей. Так что это в будущем.

Но все-таки есть и несколько женских историй. И одну я сейчас расскажу. Она очень старая.

Полина была одной из ЖДН, жертв домашнего насилия, которыми я занималась как волонтер в рамках одной программы. Я долго такими женщинами занималась, я уже писала. Это не просто жены, которых немножко побил муж в ссоре, это ерунда (относительно), это женщины, которые годами живут с мужчинами, избивающими их, но делать с этим ничего не хотят, уходить не хотят, писать заявление в полицию не хотят, и не потому что неуда уйти или страшно. Как психолог я занималась теми женщинами, которые не уходят не из-за материальных причин (тем материально надо помогать, а не психологически, этим занимались другие люди) и не из-за страха (там безопасность надо обеспечивать). Я занималась теми случаями, когда женщина не хочет уходить, потому что любит мужчину.

Вот Полина была такой. Случай у нее был сложный, муж ее (гражданский, как женщины любят сожителей называть) не был даже алкоголиком (в случае алкоголизма мужа женам помогает понимание, что контролировать чужой алкоголизм невозможно, даже свой почти невозможно, а уж чужой тем более), он был просто отморозком. Когда-то он бил ее редко и мало, потом стал бить чаще и больше, поскольку Полина все это прощала и даже как-то привязывалась сильней. Мужик постоянно получал положительное подкрепление. Он жил у Полины, иногда на ее деньги, ребенка от первого брака давно забрала мать, от Полины отвернулись все друзья, которым надоело ее спасать, отвернулись из-за отвращения к ее мужику и от брезгливости к ней. Полина была девушка красивая, образованная, умная, а вот попала в такой переплет. Все считали ее мазохисткой, она и сама считала себя мазохисткой. При этом никакой мазохисткой она не была, боялась своего мужика, но и любила его сильно, тем более после ссор с рукоприкладством, у них всегда был страстный секс сутки напролет (и это очень плохо, это создает паттерн). Когда он ее бил, а она кричала, соседи вызывали полицию, полиция била ее сожителю пару раз морду, но он на следующий день заявления писал о побоях, а Полина отказывалась писать и наоборот писала как свидетель полицейского (милицейского тогда) произвола, мол мы с моим мужем отношения выясняли, а эти влезли не в свое дело и его побили. Так что полиция уже не хотела связываться с этой дурной семейкой и даже говорили: быстрей бы он ее убил, раз она такая дура, надоело в эту квартиру ездить по ночам.

Вот такой кошмар представляло собой состояние Полины. Это даже не рыба, как вы понимаете, а съеденный рапан, ничего почти не осталось и ракушка разбитая поодаль валялась.

Работать волонтером сложно, потому что когда работа твоя стоит дорого, к тебе прислушиваются, эффект лучше, а когда бесплатно, на тебя смотрят так, будто тебе это надо больше. Не все, но многие. И все-таки я занималась этой Полиной. Последний раз мужик избил Полину очень сильно и я смогла ей внушить, что такие побои очень опасны, возможно он повредил ей мозг. Она испугалась, сказала, что и правда зрение стало каким-то странным и надо обследоваться. Я сказала, что даже если пока не повредил, в следующий раз повредит точно. Я показала ей статистику по убитым и изуродованным женщинам, фотографии показала, рассказала несколько красочных историй, и Полина стала меня просить помочь ей уйти от этого мужчины. Конечно сначала она просила помочь его переделать, но я смогла ее убедить, что времени на переделку уже не осталось, если он ее бьет ногами в лицо, в следующий раз он ее убьет.

Как все ЖДН Полина была уверена, что провоцирует сама, и да, в какой-то мере она провоцировала, просто реакция была неадекватна провокациям. Провокация была на раздражение, а получалось избиение. Но здесь мне тоже удалось убедить Полину, что владеть собой она не может и провоцировать будет всегда, потому что под страстной любовью у нее большая обида, сопротивление страху и даже ненависть, причем совершенно справедливые, ведь этот человек - ей враг, физический враг, и иногда это не противоречит страсти. Рассказываю это все, чтобы показать, насколько все с Полиной было плохо. Самоуважения не то что не было, не было даже представления, что она должна себя немного защищать.

А корона была с дом. Если вы думаете, что у ЖДН низкая самооценка, вы ошибаетесь. У них мало или нет самоуважения, а самооценка завышенная и всегда с короной. Без короны ЖДН сбегает от насильника быстро, потому что видит опасность и невозможность влиять на него. Большинство ЖДН носят короны, огромные, сияющие. Они считают, что могут долюбить волчонка и изменить его, они полагают, что он бьет их, потому что неистово любит и ревнует и обижается так сильно поэтому, они думают, что еще немножко, еще чуть-чуть и победа будет за ними. Короны огромные и обычно все три. Пока соседи и знакомые их жалеют, сами они думают, что сильны духом и святы. После побоев плачут и не думают так, просто жалуются всем и даже соглашаются, что надо уходить. А потом помирятся с мужем и смотрят на всех сверху вниз, да еще огрызаются "Не лезьте в мою жизнь". Есть такое.

Удалось мне запугать Полину, в общем, я это умею делать. И считаю, что при выходе из аддикций страх - отличный рычаг. Из любой аддикции. Впала она в панику, поменяла в квартире замок и уехала жить к матери. Мобильных телефонов тогда не было или было мало, названивать ей ее мужик не мог, пытался поговорить несколько раз, а потом отстал. Он и сам уже понимал, что отношения у них ненормальные. Но Полина еще отвечала ему, что я ей сказала, прямо по бумажке. Не больше, не меньше. Ей так было даже проще, выполняй инструкцию и все. Вот когда следовать инструкции можно и нужно, это в ситуации экстрима. При пожаре, например. А здесь был почти пожар.

А с Полиной произошло вот что. Она легла на обследование в стационар (по моему совету) и понравился там ей один врач. Она ему рассказала свою историю и он так проникся, что стал с ней неформально общаться. А потом они переспали. Врач был очень немолодой, но бодрый. Женатый бабник. Полина в него влюбилась немного и это ей помогло отлепиться от того мужика. После обследования врач этот стал убеждать Полину, чтобы она ехала жить к себе в квартиру, где они могут регулярно встречаться. А Полине с одной стороны было страшно возвращаться туда, с другой стороны ей хотелось более серьезного предложения, чем просто встречи, и она тянула. Она пошла на дополнительное высшее образование заочно и стала прокачивать здоровье и имидж. Для себя она решила так, что если этот ее новый любовник решит уйти из семьи, она будет с ним жить, а если не решит, то одна, никого она больше не хотела. Вспоминать регулярные побои и издевательства ей в это время стало так дико, что она мучилась вопросом, как она так могла с собой поступать. Это типичные мысли при возвращении самоуважения. Как после страшной пьянки "а где же был я, когда мое тело такое творило?" Но я рассказала ей истории, насколько человек способен раствориться при сильной аддикции и потерять себя. Это может произойти с каждым, если не остановиться.

И вот эта ситуация благоприятная достаточно: резко брошенный упырь, который время от времени объявлялся, но получал четкий краткий отказ (здесь уж не камбэк я хотела, конечно) без шанса на переговоры, женатый любовник, который все время скучал и старался вытащить Полину на встречу (доставал ей какие-то лекарства, точнее добавки), поддержка родителей, которые были рады, что дочь наконец-то рассталась с тем типом (и боялись возвращения), новая учеба и новые планы на работу, все это послужило той внешней опорой, на основе которой Полина начала строить новую себя.

Я думать не могла ни о какой ее рыбалке, не видела в Полине никаких намеков на это, мы общались с ней изредка, меня интересовало только то, чтобы она не вернулась к старому и новому не скормилась, например тому же женатому чтобы не скармливалась, а она могла. Но в какой-то момент Полина вдруг рассказала мне, что она стала встречаться с преподавателем.

Интересно, что и тот упырь тоже был в какой-то мере ее тренером, он учил ее кататься на мотоцикле, с того и началось их знакомство. То есть все, в кого влюблялась Полина, были в родительской роли (она и меня воспринимала своей гуру, что мне помогло ее вытащить из ада, она заменила фигуру упыря моей и спрыгнула). А вот здесь получился преподаватель, относительно молодой. Полина влюбилась в него и сама инициировала сближение. Я была против, потому что Полина сразу начинала подстраиваться к таким снизу (она и с врачом тем была снизу, он обращался с ней очень покровительственно и грубовато, пока в минус не ушел) и сливаться. Поэтому я подключилась и стала помогать Полине... хотя бы не слиться совсем.

И неожиданно у нее стало получаться. Стало получаться не просто не сливаться, но и растить свою значимость.

Они встречались у него дома и он каждый раз навязчиво давал ей понять, что это разовое, случайное, ни к чему его не обязывающее мероприятие. И вот после нескольких таких странных случек (которые начались еще до того, как я узнала) она пришла к нему, а до этого он упоминал, чтобы вместо колготок она надела чулки. Полина бегала в поисках красивых чулок, когда рассказала мне об их "романе". Я, само собой, сказала ей "никакого сервиса в секс-онли". Так вот Полина пришла, преподаватель с ней позанимался чем-то, немного, потом спросил, надела ли она чулки. "Нет", - сказала Полина. Преподаватель стал отчитывать ее за невнимательность к его просьбам. Тогда Полина сказала: "Алексей Викторович, а можно я пойду домой?" Преподаватель дал понять, что даже рад такому исходу. Полина собралась и пошла, настроение ее при этом было хорошим, дружелюбным, она поблагодарила его за занятие. А он был в какой-то брезгливости от ее манипуляций. Да, он принял это за манипуляции сначала, но ничего.

Манипуляции отличаются от рыбалки тем, что манипулятор добивается какой-то реакции. А рыбак нет. Рыбаку все равно, как второй среагирует, рыбак думает про свое самоуважение.

Какое-то время он не звал Полину к себе и она не спрашивала ничего про их личные занятия. На общих занятиях он ее игнорировал, а Полина была вежлива и приветлива, но не более, чем с другими преподавателями. Я убедила ее, что такой выход из секс-онли будет лучше, чем погружаться в болото дальше. Женатый врач бегал за Полиной и говорил, что готов подать на развод, а Полина отговаривала его разводиться и уже не хотела с ним встречаться. Она хотела начать совсем новую жизнь и совсем новую историю. Перемена в женатом враче убеждала ее в том, что цепляться за мужчин совсем не обязательно, ведь пока она цеплялась, он ей немного хамил.

Потом, спустя месяц примерно, преподаватель сам пригласил Полину к себе, сказав, что должен завершить начатое и довести курс до конца, ведь она подарила ему такой дорогой коньяк (на первом занятии). Полина пришла к нему, он стал к ней сразу приставать, Полина стала просить не делать этого. На вопрос, что такое и почему, Полина сказала, что ей не хочется больше таких отношений. Преподаватель потребовал сказать ему, что он ей не нравится как мужчина. Полина послушно повторила его слова. Он стал возмущаться и требовать сказать от всего сердца. Полина немного подумала, собралась с мыслями и сказала: "Да, Алексей Викторович. Не нравитесь как мужчина. Простите, что использовала вас как преподавателя".

Преподаватель искренне расстроился, хотя поверить не мог, ведь Полина была очень влюблена и он это видел, когда плюсовал. А теперь плюс его стал куда меньше, появился даже маленький минус, а она отталкивает его. Преподаватель коротко провел занятие и распрощался с Полиной «навсегда».

Она очень огорчалась и скучала по нему первое время, но потом она вдруг сказала, что от воспоминаний, как он смотрел на нее на этом последнем 15-минутном занятии, с такой надеждой и такой тоской, заливают ее волной горячей энергии и кайфа, а когда она вспоминает, как она млела от него, а он ее равнодушно трахал, смотря при этом в окно и на часы, вызывают в ней стыд и неловкость за себя.

Вот девочки, на мой взгляд, становятся рыбачками в тот самый момент, когда начинают ценить журавля в небе больше, чем синицу в руке. Понимают, что самоуважение и уважение дороже всего. Лучше уж пусть мужчина их уважает, даже не будучи с ними, чем будет с ними и не уважает их совсем. Рыбачка начинается с этого. Понимаете как?

Вообще, что понятно из этой истории? На что внимание обратили?

Это только самое начало, я потом расскажу про Полину много интересного.

Tags: История, Рыбалка
Subscribe
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author