Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Слияние и баланс

Продолжаю про амбивалентность, то есть такую ситуацию в близких отношениях, когда человека и любят, и ненавидят, одновременно или попеременно.

В близких отношениях такое бывает часто, ведь чем больше близость, тем сильнее уязвимость. Именно поэтому любой вред со стороны близкого вырастает пропорционально близости. Какой-то прохожий сделал нам замечание? Послать и тут же забыть. А можно даже не слать, а посмеяться над наивным человеком, считающим свою роль в нашей жизни важной. Другое дело, если сделал замечание близкий человек, да еще там, где от него ожидалось одобрение и благодарность. Огорчение может вырасти до масштабов трагедии, а недовольство им превратиться в гнев.

Поэтому главным способом уменьшить амбивалентность является разделение границ. Сильная амбивалентность, то есть когда амплитуда между любовью и ненавистью велика (и любовь сильная, и ненависть тоже) всегда говорит о чрезмерном для этой пары слиянии. Именно для этой пары чересчур, а для другой такое же слияние может быть комфортным. Чрезмерное - это значит, что слияние больше, чем люди себе могут позволить, они слишком разные, чтобы так сливаться, слишком много противоречий между ними. Возможно, это пока, а потом противоречий станет меньше, они приобретут большую схожесть в результате совместной жизни (но жизнь должна быть достаточно комфортной для этого) и слияние может стать больше, уже без ссор.

Обратите внимание, определенное слияние для близких отношений - норма. Не будет совсем никакого слияния, будет неясно, что делает рядом этот чужой человек. Попробуйте пожить с неинтересным и непривлекательным для вас человеком в одной тесной комнате, и вы почувствуете силу стресса: все будет вынуждать вас сбежать подальше или выгнать его побыстрей, в крайнем случае - поставить перегородку и поделить комнату, в еще более крайнем случае - отгородиться эмоционально, а если случай и еще более крайний - придется полюбить этого неприятного человека, если отгородиться от него нельзя. Увы, даже это лучше, чем испытывать стресс.

Поэтому определенная степень слияния (субъективно ощущаемого единства, привязанности) в близких отношениях не только нормальна, но и необходима, человек, который живет с вами рядом, делит с вами физическое и эмоциональное пространство, должен восприниматься вами как ваша часть. Однако, весь вопрос в том, какова эта часть, сколько вас она занимает и насколько это органично. Чем больше человек похож на вас, чем больше совпадают ваши взгляды, чем меньше между вами противоречий, тем сильнее может быть слияние, без амбивалентности.

В таком сильном слиянии при обоюдной идентичности таятся свои опасности, но это отдельная тема. Если мы говорим о победе над супружескими конфликтами, важно, чтобы степень слияния была равна степени идентичности, не больше. Конфликты возникают, когда слияние больше, чем идентичность ("мы так любим друг друга, но мы разные во всем"). Причем, если слияние сильнее идентичности только со стороны одного партнера, возникает дисбаланс-минус, а если с обеих сторон - амбивалентный дефолт, то есть то сильное отторжение (споры, ссоры, драки) то притяжение - возвращение в исходное положение, когда силы на бой временно исчерпаны, гнев спал, появился страх потери (именно острым страхом потери подогревается страстный секс после ссор, ставший притчей во языцах).

Однако, разделить границы, не приведя отношения в стабильный дефолт (охлаждение, потерю связей) очень сложно. Важно не отторгать близкого человека, а всего лишь начать испытывать к нему больше уважения в тех вопросах, где есть несогласие. То есть разделение границ в данном случае должно питаться не обидой и разочарованием, а пониманием, что есть противоречия в интересах, есть и скорее всего будут, поэтому другой имеет право реализовывать свои интересы в первую очередь, а ваши - во вторую. Если очень хорошо осознать, что слияние должно опираться на единодушие, то есть единство взглядов и интересов, а в тех вопросах, где есть разница взглядов и интересов, слияние рождает ненависть, отделить такие области в нейтральные территории будет легче.

Чтобы не испытывать обиду за разницу во взглядах, которая субъективно может ощущаться как предательство, важно иметь в виду, что взгляды всегда определяются деятельностью, и человек любит лишь то, чем он САМ увлечен. Если мужчина проводит больше времени на работе, чем дома, работа будет для него важней, и он скорее захочет потратить свои накопления на новую машину, чем на ремонт. Если женщина ожидает от мужа единодушия в вопросе приоритета ремонта и считает, что он должен чувствовать так же, как она, она может быть обижена. Но чем больше внимания и времени человек тратит на что-то, тем важнее эта область в его жизни, а все прочие вещи, на которые он тратит внимания меньше, будут для него менее актуальны.

Ждать от человека, что все неважное для него станет очень важным от одной лишь любви к вам, бесполезно, это бывает только в период идеализации, при динамичном сближении, это не должно быть постоянно. Важным для человека должно быть то, чем занимается он. Если люди чем-то занимаются совместно, важное для них будет едино, если разделяют какие-то сферы жизни, придется смириться, что другой будет считать то, чем он не занимается сам, менее важным или неважным. При достаточном уважении эта разница может обогатить близкие отношения, но достаточного уважения при близости достичь очень непросто. И вот почему.

Пока личность недостаточно интегрирована (а это большинство людей) ее самооценка представляет собой набор чужих оценок и иллюзий, который скомпонован по принципу наименьшего стресса. Чем слабее структура человека (которая зависит от внутренних опор, как мы помним) тем дальше от реальности его самооценка, больше иллюзий. Чем сильнее личность, тем меньше иллюзий и ближе к реальности самооценка, но до определенного времени она все равно представляет собой набор оценок, собственной части в ней мало, она появляется только в результате эго-интеграции. Чтобы избежать стресс, такой человек не только создает некоторые иллюзии по поводу своей персоны, но и подбирает референтную группу так, чтобы ее оценки были положительными, ободряющими, мотивирующими. Это, в целом, правильное поведение, помогающее экономить энергию. Хотя это может удерживать в одном и том же положении, как премудрого пескаря. То есть важно сочетать экономию энергии и ее вложения. Но это отдельная тема.

Нас интересует вот что. Когда человек влюбляется и находит свое чувство достаточно серьезным для заключения брачного союза, он, по сути, выбирает в лице супруга главного оценщика. Он видит в нем того, чья оценка его будет достаточно положительной (а лучше восторженной), но и достаточно весомой, ценной. В этом заключается тайна дисбаланса, над которой ломает голову минус: ну почему же плюс его не любит, ведь минус готов восхищаться с утра до ночи. Восторженная оценка это хорошо, но только тогда, когда она весома. Людям безразлично или даже неприятно, когда их высоко оценивают люди, которых они не уважают и не ценят, тем более презирают.

И вот когда какой-то человек искренне любит другого, это означает, что он "открылся" (доверился) и предоставил ему эксклюзивное право себя оценивать, и надеется на высокую оценку. Посмотрите, какой хитрый финт совершает психика: человек выбирает того, кто, как он надеется, будет его любить и даже идеализировать, субъективно, а значит от такой оценки будет много-много химического вознаграждения, которое отпускает его мозг, когда человек - объективно молодец. Содержать иллюзии, в которых ты лучший, очень сложно и накладно, а вот завести себе такого оценщика и влюбиться - отличное решение. Чем сильнее слияние, тем больше прав на оценку получает любимый.

А теперь представьте, что это оценщик недоволен, критикует или, паче того, оскорбляет человека, говорит, что он не просто не лучший, как он на то надеялся (иначе бы не сливался, то есть слился ради того, чтобы вручить права оценки) а самый худший, хуже всех, даже тех, кого лично он презирает. Что чувствует такой обманутый вкладчик-избиратель? Конечно, гнев.

Знала бы она, что муж будет пренебрегать ею, никогда бы не пошла замуж. Знал бы он, что она будет им так недовольна, никогда бы не женился. Разделить границы при таком положении дел очень сложно, потому что для этого нужно отнять часть прав оценщика и решить, что его оценка не имеет значения. А зачем тогда супруг нужен? Его и завели, чтобы он оценивал, но оценки хотелось положительной, а не отрицательной. Поэтому в человеке при амбивалентном дефолте борются два чувства: гнев на оценщика, но и страх его потерять, потому что иметь вместо самооценки дыру - это стресс, сходный по химии с попаданием в невесомость.

Если дефолт стабилизируется в положении отторжения, то есть люди все больше и больше недовольны друг другом, они в конце концов могут адаптироваться и свою зияющую дыру чем-нибудь заткнуть. И вот здесь не нужно путать, думая, что закрывается эта дыра чем-то хорошим, зрелым, самостоятельным. Нет, зрелое не появляется от того лишь, что нечто инфантильное становится негодным, для зрелого нужен материал, который с неба не сваливается, поэтому если инфантильное стало негодным, чаще всего находится другое инфантильное. Иногда это какая-то новая иллюзия, новые оценщики, а иногда фрустрация, которая позволяет перейти в режим безразличия к любым оценкам, но одновременно начать проваливаться в депрессию.

Вот почему ничего хорошего в динамичном дефолте нет и специально провоцировать его не нужно. То есть, устав от амбивалентности, не стоит культивировать отвращение и убеждать себя в необходимости развода, надеясь, что он принесет свободу и энергию. Скорее всего, энергию не принесет. А сначала даже отнимет. Во всяком случае, как таковой, дефолт ничего не приносит, он просто разрывает старые связи, которые давали энергию, но одновременно и отбирали. Надеяться, что стоит разорвать плохую связь, как сама собой автоматически на ее месте возникнет хорошая, очень наивно. Новую связь нужно еще создать, вложив туда энергию. А энергию на это где-то добыть и никуда не спустить.

Вот почему стоит попробовать выйти из амбивалентности в баланс, разделив границы в тех сферах, где очень много противоречий, а в общих сферах сохранить слияние. Если же сохранить слияние невозможно, нужно постараться выйти в мягкий вариант дефолта, который называется в быту "родственные отношения". Когда на смену страстной любви приходит родственность, это может быть и печально отчасти, но, в целом, неплохо. По крайней мере, дети могут от такого не страдать, как это бывает при ненависти. То есть родство, пришедшее на смену страстной любви, это тот минимум в браке, к которому по крайней мере стоит стремиться (если это реальное чувство родства, а не одно название). При таком минимуме и жить вместе можно (если разделить территорию) и разойтись без вражды, с учетом обоюдных интересов.

Но иногда возможно и любовь тоже сохранить и даже усилить.

Давайте обсудим способы разделения границ без потери любви. Потом я продолжу. Сразу хочу предупредить, что разделение границ - это всего одно направление работы, не всегда обязательное, есть еще много других способов работы с амбивалентностью, способ следует подбирать индивидуально, а я, надеюсь, расскажу про все, постепенно.

Tags: Дефолт, Дисбаланс
Subscribe
  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 113 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author