Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Деление территорий



Хоть я и пишу иногда, что люди с плохими границами зарятся на чужое, чаще это не так.

Они не зарятся на чужое, они считают чужое своим. А своё чужим.

Чтобы правильно определить границы (где свое, где чужое), надо хорошо понимать, что такое - своя территория и где она заканчивается (начинается).

А люди с плохими границами этого не понимают. Особенно когда речь идет о близких отношениях, тем более о браке.

Давайте рассмотрим два краеугольных камня в теме территорий, из-за которых браки чаще всего рушатся, приходя в острый дефолт. Острый дефолт не только разводом чреват, главная опасность острого дефолта - вражда и насилие.

Один краеугольный камень в теме территорий - беременность. Второй - финансы.

С беременностью в паре часто связан самый главный и нередко фатальный кризис отношений. Вместо того, чтобы объединять партнеров, беременность многих ссорит. Но происходит это только с женщинами, у которых очень плохие границы. Женщины с хорошими границами наоборот делают брак лучше и прочней благодаря беременности. И материнство получают и более преданного мужа. Женщины с плохими границами часто и мужа в этот период теряют (отчуждают и отчуждаются сами) и материнство получают как тяжелую нагрузку, а не ресурс.

Это происходит от того, что многие женщины считают ребенка во время беременности общим, а некоторые, у кого границы еще хуже, ребенком мужа. А ребенка пока нет, есть эмбрион внутри их тела.

Тело - их, эмбрион растет и развивается внутри их организма, они несут все связанные с этим лишения и считают, что это - ребенок мужа. Что-то вроде оккупации их, использования их тела для размножения. Некоторые осознают, что размножаются таким образом сами, что материнство - в их интересах и никакой оккупации нет. Но многие воспринимают свое тело как некое сокровище, которое захватили и навязали вынашивание плода (многие умудряются желать ребенка, но все равно воспринимать так). И при таком раскладе мирные отношения с оккупантами можно сохранить только при условии их очень больших вложений. Они должны платить за каждый день присутствия на чужой земле, тогда их присутствие не будет вызывать вражды. В противном же случае надо вести партизанскую войну.

То есть свое тело женщины считают своей личной, частной собственностью, а беременность рассматривают как факт вторжения на их территорию.

Именно с этим связаны претензии женщин к мужьям и их обиды. Беременная женщина хочет не просто заботы, а заботы в тройном объеме. Если раньше она хотя бы понимала, что забота друг о друге должна быть обоюдной, теперь она считает, что свою часть перевыполнила с верхом и на сто лет вперед, нося ребенка, а вот ей должны.

Если мужчина мечтал о ребенке последние пять лет непрерывно и сомневался, способен ли он к зачатию, он действительно может воспринимать плод в животе женщины как нечто свое. Это не значит, что он станет послушным рабом и будет выполнять все капризы жены, но он будет лояльней. Большинство же мужчин до того момента, пока ребенок немного подрастет и они привяжутся к нему, не воспринимают его как своего ребенка, а воспринимают как часть женщины.

Строго говоря, во время беременности - это и есть часть женщины. И женщины довольно хорошо это понимают, если решаются на аборт на ранних сроках. Попробуй, отними у женщин такое право, и получишь коллективные женские бунты и возмущения, а так же криминальные аборты, то есть реализовать свое право ("мое тело - мое дело") женщины будут стараться любым путем. А вот когда они решили выносить беременность, многие считают, что эмбрион принадлежит мужу и тот должен оплачивать им вынашивание и материально, и заботой, и вниманием.

Если мужчина выполняет свои обязанности плохо (а планку "хорошо" женщина устанавливает произвольно, хорошо - это чтобы ей было хорошо, а если ей почему-то плохо, значит он плохо справляется с обязанностями), ему могут начать грозить лишить его ребенка.

"Я сделаю аборт", - это первое, чем угрожают женщины. "Я уйду к маме," - это второе. У некоторых ума хватает даже на то, чтобы угрожать наносить себе и ребенку вред - пить, курить, голодать. Женщине кажется, что это могучие рычаги, но часто это совсем никакие рычаги, а что-то вроде голой задницы, которой пугают ежа. Еще это инквизиторские щипцы и в зависимости от значимости женщины мужчины либо шлангуют на такие щипцы, либо огрызаются, либо дистанцируются. А так как значимость от щипцов падает быстро (особенно от таких ужасных), то к мысли о разводе приходят почти все, на кого часто давят.

Манипулировать собственным ребенком - это проявлять неуважение к себе и к ребенку. Ребенок во время беременности принадлежит женщине, это накладывает на нее обязательства, но и дает ей очень много прав. Она сама вынашивает его, она почти полностью владеет им, а когда родит, именно она будет главным родителем и ее воля (где жить, чем кормить, как растить) будет основной или даже исчерпывающей. Голос отца будет совещательным и то лишь до тех пор, пока женщина готова этот голос слушать. В любой момент она может уйти от отца ребенка и ему будет довольно сложно отсудить себе какие-то права. И даже если он осудит себе права, фактических прав у отца младенца нет. Младенец слишком беспомощен пока и слишком зависит от матери. Реальные влияние обеспечивает привязанность ребенка к отцу, а для этого нужно время и чтобы сформировалась привязанность, общение должно быть тесным и продуктивным. И это тоже зависит от воли матери.

Вот эту вот полную свою власть над эмбрионом и над младенцем женщины очень мало понимают и ценят. Можно сказать, что они не становятся полноценными матерями до тех пор, пока не начинают воспринимать ребенка как свое абсолютное благо, а воспринимают как нагрузку и тем более оккупацию их ресурсов кем-то чужим. Если женщина воспринимает ребенка как благо, она не только имеет много мотивации (энергии) на прокачку этого ресурса (материнства), она еще и получает успешный результат. И бонусом ей - гармоничная связь с отцом ребенка, он тоже начинает воспринимать ребенка как благо и честь, а не как орудие давления и шантажа.

Почему беременный живот женщины воспринимается именно как орудие шантажа, если она требует заботы? С этим животом мужчина ничего не может сделать. Это не его живот, он не имеет над ним никакой власти. Но на его чувство долга и вины давят, угрожая каким-то образом повредить беременности или разлучить его с будущим ребенком. На давление и шантаж все почти люди реагируют одинаково: начинают ненавидеть и ищут способы защиты.

Большинство мужчин находят такой способ легко, они говорят, что женщина может делать с собой, ребенком все, что она хочет, она свободна. По большому счету, это Кэп. Очевидно, что женщина может сделать с собой и беременностью все, что хочет, она действительно свободна. Но многие женщины очень болезненно воспринимают это заявление мужчин. С них падает корона. Они-то думали, что владеют мощным рычагом давления и могут управлять мужчиной. Они надеялись, что мужчина воспринимает ребенка как свой основной жизненный долг и свою мужскую цель (и их любят и ценят бесконечно). То есть они надеялись, что держат в руке поводья и могут править, а оказалось, что муж - не конь, а козел.

Как, на самом деле, делится территория во время беременности? Ребенок в чреве принадлежит женщине, это ее собственность, она владеет им и должна заботиться о нем так, как если бы никого больше не было. И муж, и родственники, и окружающие люди могут заботиться о женщине спонтанно, что значит не под принуждением, а испытывая такое желание. Женщина обременена своей беременностью (от слова бремя), но она и владеет ею полностью. Это ее живот. Остальные влияния имеют мало, но и обязанностей почти никаких. В тех родовых устройствах, где ребенок изначально не принадлежит женщине, а принадлежит семье мужа, всем рулит его мать, свекровь, она и является, по сути, главной хозяйкой ребенка, а тело беременной невестки воспринимает как временный сосуд, о нем заботятся, но им и рулят. В таких устройствах семья (мужа) считает беременность своей территории, но там и власти у матери нет почти никакой сначала (потом да, сын ей дает такую власть). Если она хочет покинуть дом мужа, ребенок останется в его семье.

Женщины в нашей системе должны четко видеть и хорошо понимать свои преимущества. Свобода распоряжаться чем-то - это ресурс человека. Но свобода предполагает независимость на своей территории, на той территории, которой ты хочешь распоряжаться. Никто не должен вкладываться, если не получит взамен рычаги управления, а в нашей системе рычагов у отцов маленького ребенка очень мало, почти нет. Вот взрослый ребенок - это уже личность, влияние на которую зависит только от авторитета взрослого. Рычаги у отца появляются и иногда очень существенные, тогда ребенок - его ресурс. Но если между отцом и ребенком не формируется привязанности (которая формируется при совместном опыте жизни), не будет и авторитета, не будет никаких рычагов.

Вот почему пока некоторые женщины думают, что их тело оккупировали, мужчины считают, что оккупировали их карман и мозг. И это больше похоже на правду. Ребенка женщина заберет себе при любом конфликте, пока он не вырос, отцу мало что достанется от этого ресурса. А вот деньги на ребенка мужчина уже должен заранее, раз стал биологическим отцом, и безразличным к ребенку он стать не сможет, будет переживать, что тот растет без отца.

Поэтому правильное деление территории во время беременности женщиной - это воспринимать ребенка как своего, но давать отцу принимать участие по мере его желания и сил. Чем больше он вложится, тем больше ребенок станет его. Если он будет привязан к ребенку, ребенок привяжется к нему, с детьми эти связи почти всегда взаимны. Мужчинам следует это хорошо понимать, поскольку многие мужчины думают, что беременность - это использование отца. Но дети - это мощный ресурс. На этот ресурс надо много работать, но он с самого начала приносит результат. Мужчина, который имеет возможность растить своего ребенка, передает не только гены будущему поколению, он формирует ветвь целого рода, и это меняет его поле очень существенно, делает его фигуру мощной. Я отдельно напишу, что делают с полем дети, но, наверное, и так всем понятно, что бездетные люди чувствует себя ущербными, даже если находят лучшие психзащиты. Бездетный мужчина к определенному возрасту чувствует себя плохо (женщина еще хуже), но и мужчина, который не имеет возможности сам воспитывать своих детей - тоже.

Вот это - тот мотив, который заставляет мужей принимать участие в родительстве и чем сильней привязанность к ребенку, тем больше этот мотив, но если на мужчину давить щипцами с самого начала, можно удушить этот мотив в зачатке. Отца не получится, получится человек, вынужденный платить алименты за использование его биологического материала. Не чувствуя достаточно прав и достаточно мотивации, человек уклоняется от навязанных ему обязанностей. Вот почему даже выплата минимальных алиментов часто превращается в войну.

А ведь при уважении к территории мужчины все могло бы сложиться совсем другим путем. Беременность не превратилась бы в источник конфликтов. Мотивация принимать участие в воспитании ребенка все время росла бы. Выиграли бы обе стороны и, конечно, третья тоже.

А вот другой конфликтный вопрос, второй краеугольный камень - финансы.

Если в случае с беременностью женщина считает, что ее территорию забирают у нее, то в случае финансов все происходит иначе. Женщины часто считают, что финансы мужа - общая территория, которую она может использовать.

Посмотрите, ребенок - это ресурс женщины, общим с мужчиной ресурсом он становится только если отец много вкладывается в ребенка. А вот финансовый ресурс у каждого человека свой и скидываются в общий котел люди по доброй воле, когда хотят, внося каждый раз лишь часть (а завтра могут отказаться).

Непонимание этого момента заставляет женщин превращаться в бытовых служанок, думая, что такими вложениями они навсегда получают право на половину зарплаты мужа.

Никакого права они не получают. Половину имущества в случае развода может быть получат, а вот своим ресурсом экономики владеет и распоряжается он сам. В любой момент он может уйти и унести свои финансы с собой. Даже находясь рядом, он может закрыть доступ простым словом "нет". Не понимая этого до конца, многие жены очень часто становятся попрошайками или требовательными скандалистками, пытаясь отвоевать право пользоваться ресурсом мужа. Но он распоряжается им сам, он может дать денег жене, а может и не дать, это его воля. Не занимаясь своими финансами, а рассчитывая на мужа (часто еще до брака, с юности), многие женщины формируют нищенскую психологию. Они превращаются в побирушек (иногда похожих на грабителей), воюют за ту территорию, которая никогда не будет их, на которой у них нет рычагов, нет влияния, нет власти, есть только щипцы и скалки, от которых оградиться легко, если закрыть перед носом побирушки дверь.

В результате многие жены в какой-то момент оказываются у разбитого корыта. Они занимались хозяйством, а профессию нормальную не освоили. Их муж все время жизни с ними активно рос в профессиональном и финансовом смысле, и когда возник конфликт, мужья разрывают отношения, а женщины остаются без всего, жалкую часть имущества вынуждены отвоевывать в суде, дети с большим удовольствием общаются с отцом, чем с матерью, а молодость и возможность прицепиться к другому кормильцу за счет сексуального ресурса уже утрачены. Тупик и безысходность.

Предвидя этот тупик заранее, большинство жен избегают развода, идя на любые унижения и даже подлости, лишь бы сохранить видимость брака. Это еще больше лишает жизненных сил.

Если бы женщинам в браке было понятно, что несмотря на видимость и общность бюджета деньги у каждого свои и скидываться в общий котел лучше примерно поровну (или меньше, если муж щедрый, но зарабатывать стремиться столько же, как делают действительно хитрые женщины, а не дуры, воображающие себя хитрыми и поэтому не работающие вообще и живущие на подачки), они бы никогда не забывали про профессию и экономику. Два года декрета - это все, что может позволить себе женщина без работы (материнство того стоит), да и то лучше думать про работу или учебу в этот период тоже. Если женщина считает, что мать и жена - это то, что дает ей право на ресурс экономики мужа, она будет воевать за чужую территорию скалкой. То есть перед ее носом будут чужие закрытые границы, а она будет рваться туда. А границы от этого будут закрываться больше и больше. Это не ее, потому что у нее нет там рычагов. Щипцы - это не рычаги. Это наоборот то, что лишает рычагов больше и больше.

Понятно про территории немного?

Внутри ваших границ - ваши ресурсы, то, чем вы можете сами рулить. Сами туда и вкладывайтесь, не тяните ни у кого. Если можете рулить частично, значит территория общая с кем-то, постарайтесь организовать с этим кем-то мирное существование и творческое сотрудничество или разделить территорию как-то, если избегать войны не удается (в крайнем случае даже откажитесь от своей части, чтобы выиграть свободу и независимость). Если чем-то рулить вы вообще не можете, а можете только просить и манипулировать, это чужая территория, не ваш ресурс. Не тяните туда руку. Может быть вас пригласят и поделятся, но вы ждать этого не должны. И и если с вами делятся, вы должны испытывать благодарность. Благодарность позволяет обозначить границы лучше. Здесь - ваше. Там - чужое.

Tags: Гендер, Границы, Дети, Дефолт
Subscribe
  • 6 comments
  • 6 comments

Comments for this post were locked by the author