Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Рапанья любовь

Давайте на примере одного классического фильма посмотрим, как выглядят границы рапанов и кому они вредят.

"Последнее танго в Париже" (Бертолуччи, 1972).

Многие думают, что плохие границы партнера вредят им.

В любой паре или группе получает преимущество тот, у кого границы лучше, кто более независим, у кого меньше багов по сравнению с другим.

Именно этот человек влияет на процессы в общем поле.

Если диспозиция меняется и границы первого становятся хуже, он теряет влияние.

Влияние одного выглядит как влечение других, их открытые границы. Поэтому главное о чем нужно заботится - это собственные границы, отсутствие своих багов, правка собственного локуса контроля, а другого человека надо уважать в том виде, как он есть. Это сделает собственные границы еще лучше.

Если границы по отношению к вам были открыты, а потом закрылись, значит вы давно уже не замечали чужих границ. Во вчерашнем письме многие начинали свой комментарий о хороших границах со слов "Заметив холодок, надо было..." Так вот, холодок - это уже плюс вашего партнера, его отвращение и раздражение. Это значит вы давно уже осаждаете его, щипцуете и кормите ухой, потребляя его тепло. Заметив холодок, можете сказать себе, что вы лох и границы у вас очень плохие. Хорошие границы позволяют вообще никогда не встречать чужой холодок. А большинство рапанов и рыб ориентируются только по холодку партнера или даже холодищу. Только получив скалкой в лоб, они начинают думать, не было ли их щипцов, но и то чаще думают про баги партнера, а не про свои. Это очень плохие границы.

Давайте посмотрим на двух, даже на трех рапанов в фильме Бертолуччи.



Это фильм с моим любимым актером, Марлоном Брандо, у которого хорошо видно, что делает прокачанный имидж Будучи уже немолодым, лысеющим и полным, он не стал и на грамм менее красивым, чем в юности. Точно такой же красавец, с такой же харизмой. Только в конце фильма, когда видно уже, что герой его - рапан, он теряет свое обаяние не только для героини, но и для зрителей.

Обычно Брандо играл печориных, поэтому в лучших своих фильмах обаянием просто искрился. Его герои - сильные личности, этичные или не очень, но всегда сильные и независимые. А здесь герой Брандо, Пол, имеет очень плохие границы, находится в слиянии со своей женой, но сначала выглядит довольно независимым, поскольку мы наблюдаем его отношения с другой девушкой, Жанной. С Жанной он ведет себя независимо, границы его с ней четко очерчены (из-за слияния с Розой, которая только что погибла), благодаря чему Жанна заворожена его магнетизмом и влюбляется с каждым днем больше и больше.

Жанна - юный рапан. Ее границы плохи настолько, что она убеждена - это Пол держит ее в слиянии, он не отпускает ее, он все время ее насилует, потому что хочет ее поглотить. Поэтому она ведет в своей голове диалоги с ним и убеждает ее отпустить.

На самом деле Полу плевать на Жанну большую часть фильма. Он страдает по жене, закончившей жизнь самоубийством, богохульствует и злится на своего отца и мать Розы, выясняет отношения с любовником Розы, ведет с мертвой Розой диалоги и ругает ее, и только когда его истерика завершается похоронами, обращает свой рапаний взор на Жанну, решая, что она - подходящий вариант для нового слияния.

И вот здесь Жанна, которая с первого кадра почти находится с Полом в слиянии (пока он не замечает ее, обезличивает и не хочет ничего знать о ней, включая даже имя), начинает понемногу пятиться от его голодной пасти.

В этом фильме очень хорошо видно, почему два рапана не могут быть в слиянии друг с другом, а всегда находят кого-то, кто к ним равнодушен, чтобы прилипнуть.

Пол всю жизнь был в слиянии с Розой, которая всегда изменяла, благодаря чему Пол никогда не встречал ее раскрытой в свою сторону пасти и мог держать вечно открытой свою. Для Розы Пол был скорее симпатичным статистом, она наряжала всех своих любовников в одинаковые халаты.

Примерно то же самое делает и Пол с Жанной.

Жанна могла бы быть в слиянии со своим женихом до Пола, но ей не хватает с ним драмы, напряжения и надрыва. Ей с ним скучновато, он такой же рапан в слиянии с ней. Поэтому когда она встречает мрачного и загадочного Пола на 25 лет старше, она почти мгновенно к нему прилипает, спроецировав на него родительскую фигура и темного демиурга. Обстоятельства знакомства таковы, что у любого рапана могла бы поехать крыша: странная инфернальная квартира, быстрое сексуальное сближение с элементами насилия и садомазохизма.

Почему все рапаны так падки на садомазохизм? Потому такой секс наиболее полно удовлетворяет их потребность в слиянии и саморазрушении. Как писал Фредерик Перлз (в "Эго, голод и агрессия"), садизм в отличие от враждебности - это стремление к разрушению чужой целостности ради присвоения другого, слияния с ним. Садистическая любовь стремится к поглощению второго, тогда как обычная враждебность - это стремление избавиться. Агрессия садиста направлена против чужих границ, против чужой субъектности, другого обожают как объект и даже превращают в культ. Это страсть без намека на уважение. Все рапаны находят такую любовь наиболее волнующей, сильной и физически ощутимой. Их хотят сожрать и они хотят раствориться. Это возбуждает их либидо более всего. А личность их, точнее ее зачатки, противоречат их сливу, поэтому мешает.



Два рапана не могут пожирать друг друга, как два слизня-гермафродита, каждый из которых стремится откусить другому голову и оплодотворить. Для настоящего обожания рапану нужен некто, не похожий на него, более независимый.

Каждый день Жанна приходит в квартиру, где Пол переживает утрату жены, и предается с ним садомазохизму. Рассудок ее бунтует против оскорблений, зачатки субъектности и самоуважения сопротивляются ее стремлению к растворению.

Очень важно видеть, что это ЕЕ стремление к растворению, а не принуждение Пола. Полу большую часть фильма Жанна безразлична и он плохо отличает ее контуры даже, он поглощен образом своей жены и поэтому избегает даже знакомства с Жанной. Он воспринимает ее как мясо, а она проецирует на него все свои внутренние конфликты, поэтому ее страсти кипят.

Пол делает с Жанной то, что она позволяет делать с собой, изливая на нее недовольство ушедшей женой и постоянно получая положительное подкрепление в виде удовольствия Жанны и ее растущей симпатии. Бизнес Пола и его умершей жены - содержание апартаментов в злачном квартале, по сути номеров для проституток и их клиентов. Пол аморален, однако, совсем не это причина садомазохизма.

Причина садомазохизма (если это не осознанное отыгрывание, а стихийный садомазохизм) всегда одна и та же. Два рапана, один из которых - прохладный плюс, а второй - разогретый минус, пытаются нескучно проводить время. Минус стремится к слиянию, а плюс создает препоны и прощупывает вслепую свои и чужие границы.

Это касается и морального садомазохизма и физического. Плюсу не хочется нежности, он слишком холоден для этого, границы его жесткие и закрытые, а минус в слиянии воспринимает это как потребность плюса в еще большем подчинении минуса и его большем слиянии. И липнет сильней, что приводит к ожесточению плюса. Иногда плюс испытывает приступы раскаяния и тогда может продуцировать нежность. Это становится положительным подкреплением для минуса.

Доза садомазохизма в дисбалансе двух рапанов всегда почти нарастает. Минус может думать, что когда издевательства над ним дойдут до критической отметки, когда унижения станут слишком велики, а физические воздействия слишком опасны, он сам собой придет в себя. Но как правило, само собой этого не происходит. Скорее уж плюс испугается ответственности и избавится от минуса, чем тот "дойдет до края". Планка минуса все время повышается, болевой порог растет, он все больше адаптируется, особенно если уровень воздействий повышается постепенно. "В себя" его могут вернуть только другие ресурсы, если они пока есть или близкие люди, перед которыми у него есть ответственность. Часто минус уже не может вынырнуть просто потому, что его целостность утрачена и он не хочет ее восстанавливать, чтобы не испытывать стресс от осознания, как низко он опустился.

В фильме "Последнее танго в Париже" в какой-то момент происходит переворот дисбаланса. Плюс становится минусом, а минус плюсом. Так тоже бывает часто, если речь о двух рапанах. Как только минус находит какую-то другую внешнюю опору (в данном случае предложение жениха Жанны о женитьбе перетянуло ее локус на себя), а плюс наоборот теряет внешнюю опору (Пол схоронил жену и его локус контроля немного отлип от нее и стал искать новый источник пищи), дисбаланс может перевернуться.

Последние эпизода фильма впечатляют тем, как точно показана цена любви рапана.



Жанна обожала Пола и на его вопросы, будет ли она совокупляться с боровом ради него и есть блевотину этого борова, отвечала уверенное "Даааа!" Однако, когда Пол решил вознаградить эту преданную девочку собой и стать ей мужем, что-то вдруг резко пошло не так.

Жанна почти мгновенно заскучала и сникла. Пол был таким могущественным и инфернальным в ее глазах, пока она сама прибегала к нему (не в силах преодолеть тягу) и позволяла делать с собой разные гадости. И вдруг он оказался обычным немолодым дядькой, когда рассказал ей про себя. Магия исчезла. Он небогат, без образования, вдовец и неудачник, у него простатит и он мечтает встретить старость в деревне. Жанна молодая, образованная девушка из богатой семьи, не хочет связываться с этим типом. Пол напивается виски и устраивает клоунаду, он жалок и смешон. Но главное, он неожиданно становится очень липким, как все рапаны, фокус которых прилип к объекту.

Как любой рапан, вывалившийся из ракушки, он успел вырастить корону и теперь уверен, что любовь Жанны к нему велика и неизменна. Жанна смотрит на него кисло, она объясняет ему, что он ей не нужен, что заниматься извращениями в номере отеля он ей нравился намного больше, что без антуража и вне роли монстра он жалок и смешон, утратил все чары. Но Пол не хочет этого знать и слышать, его корона убеждает его в том, что Жанна врет как всегда, как и раньше она врала, обещая никогда больше не приходить, а сама всегда прибегала.

Пол не слышит Жанну и навязывает ей себя, от чего ее воротит все больше. В конце концов она пытается избавиться от него бегством, он преследует ее и пытается силой заставить быть с ним. Она убивает его из оружия отца, а в финале фильма сочиняет версию для полиции: я не знаю его, он бежал за мной, я не знаю, кто это, это чужой. Это вранье, но и чистая правда одновременно.

И это - грустная правда про любую рапанью любовь. Рапаны всегда влюбляются в чужого им человека, не знакомясь с ним и не пытаясь его узнать, они любят свою проекцию, не замечая чужой субъектности. Другие люди им не интересны, им интересны только собственные ощущения от слияния и растворения в ком-то более сильном на вид, а на самом деле часто просто более холодным и поэтому выглядящем сильней.

Вот что такое границы рапанов.

Третий рапан - жених Жанны. Он любит ее, но его интересует в ней только собственная проекция, героиня его бесконечного фильма. Реальную Жанну он практически не замечает. Он даже не замечает, что параллельно с ним в ее жизни происходит такая насыщенная страстная история.

Смотрели этот фильм?

Есть мысли о границах рапанов?

Tags: Границы, Кино
Subscribe
  • 6 comments
  • 6 comments

Comments for this post were locked by the author