Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Как снять корону

По большому счету в моем блоге мы все время блуждаем в трех соснах.

Даже в двух.

Между локусом и короной.

Снять корону и поправить локус - это все, что нужно, чтобы стать неуязвимым и полным энергии.

Поправить локус - это то же самое, что и сформировать границы, то же самое, что и опереться на себя, то же самое, что и обрести самоуважение.

Снять корону - это то же самое, что развить эмпатию, то же самое, что перестать жить в иллюзиях, то же самое, что научиться здоровой саморефлексии и независимой, адекватной самооценке.

Если вы представите личность, как живую структуру, где энергия нарастает при центростремительном движении, когда центр - на месте, и при центробежном, если это в границах, вы можете представить и роль короны. Она все время смещает центр и мешает увидеть свои границы, потому что создает иллюзорную добавочную значимость. Вам все время кажется, что вы больше, вы значимей, вы сильней, поэтому вы и смещаете свой центр из собственного центра в коллективный, воображаете себя правителем и сливаете границы с другими людьми, думая, что они - в вашей власти.

Никакое умозрительное понимание чужой отдельности не помогает поправить локус. Вы можете сто раз согласиться, что другой человек - отдельный от вас субъект, но воспринимать его будете, как свою часть, как кого-то, кто вам открыт, нуждается в вас, зависит от вас, посылает вам запросы.

Все баги пограничные - это системные ошибки при определении своей значимости для человека и направления запроса.

Училке кажется, что она авторитет и что есть запрос на ее поучения.

Штурману кажется, что он лидер и что есть запрос на его руководство.

Попрошайке тоже кажется, что она важна и есть запрос на ее жалобы, есть искреннее к ней участие.

Попрошайке кажется, что другого человека очень трогает происходящее с ней и ему хочется стать ее штурманом.

Корона создает в вашем воображении вашу добавочную значимость и вам мерещится запрос к вам со стороны другого.

Вот почему так трудно избавиться от багов и поправить границы. Из-за короны границы не видны и кажется, что они намного дальше, чем в реальности, что человек и сам хочет, сам рад, сам ждет и предлагает обратиться к нему с вашей ерундой. И только по реакции негативной вы можете догадаться, что перепутали. И то, если не рапан, а если рапан, вам покажется, что это у человека баг и это он хочет вломиться к вам в границы, а не вы - к нему.

Состояние границ у всех людей очень разное. На стихийное формирование границ оказывают влияние очень многие факторы. Родительское воспитание - один из факторов, не всегда самый важный и точно не единственный. Имеет значение конституция, например развитие мозговых структур. Это тоже связано со средой, но больше - с наследственностью и индивидуальными особенностями формирования. У одних детей анализаторы тревоги формируются до развития корковых структур, у других в процессе, и это влияет на их механизм реагирования на тревогу. Есть огромное количество разных нюансов, которые могут представлять интерес только для ученых, а с практической точки зрения не имеют значения. Важно всего лишь принять мысль, что в силу сложного синтеза разных факторов, участвующих в формировании, все разные. Разные - это не значит, что кому-то "не дано" сформировать нормальные границы. Нет, сформировать нормальные границы может любой психически здоровый человек. И чудеса индивидуальности таковы, что иногда тот, у кого границы ужасны, формирует их быстро, а человек с неплохими границами никак не может двинуться с места и улучшить их.

Если мы рассматриваем тип печориных и золушек, людей, у которых хорошие границы сформировались сами и обычно рано, мы можем увидеть некоторые психические особенности, которые чем-то похожи на два известных в психологии феномена. Интровертированность, описанную Юнгом, и врожденную реакцию на стресс, описанную Китаевым-Смыком. Я уже пересказывала в блоге эту красивую историю про деревенского священника, которую Китаев-Смык приводит в своей книге о стрессе. Тот священник рассказывал, что при крещении, то есть в сорок дней, все младенцы реагируют на погружение в прохладную купель двумя основными способами. Одни расслабляются и сворачиваются в калачик, другие напрягаются и вытягиваются в столбик. Первых священник характеризовал как гибких (конформистов) и замечал, что большинство таких детей неплохо адаптируются к жизни, а вторых он относил к тем, кто выживает редко и погибают чаще всего в детстве. Юнг считал интровертов и экстравертов разными типами, но имеющими примерно равный потенциал для успешной адаптации в социуме. Просто адпатация идет разными путями, в том и суть любых типов - в отличии путей.

Хорошие границы - это не интровертированность, поскольку интроверт, защищаясь от внешнего мира, может опираться не на себя, а на свою проекцию, то есть смещать локус куда угодно, в воображаемые дали. Интроверт может вообразить, что он воин света и опираться на свет или может придумать, что он - это некто иной и общаться с миром от лица этого иного. То есть осознанная внешняя угроза совсем не обязательно формирует адекватный ответ в виде хороших границ. Это было бы слишком просто. Тогда печориных можно было бы формировать просто устраивая жесткач в детстве (хотя спартанское воспитание это включало, как и воспитание других воинов, берсерков и самураев). Но это - не метод. Этого мало и само по себе это может быть вредно, а не полезно.

Экстраверт имеет те же шансы на формирование хороших границ, что и интроверт. Можно сказать, что столбики в рассказе деревенского священника, которые не погибали в детстве, становились сильными людьми, поскольку дополняли жесткий стержень гибкостью. Но и калачики совсем не обязательно оказывались слабей. К своему врожденному конформизму они могли добавить формирование стержня.

Все это я описываю, чтобы было понятно: даже когда границы формируются с раннего детства, за этим все равно стоит внутриличностная работа, пусть и совершенно бессознательная. Сами собой от природы границы не формируются. Тип конституции - да, а границы нет. И сформировать границы извне тоже нельзя. Хотя можно повысить шансы, создав условия. В детстве условия создают родители, взрослая личность - сама себе родитель, может создать условия и себе помочь, себя воспитать. И должна это делать.

Если метафорически описывать, как личность переживает формирование границ, это будет история, похожая на народные сказки про инициацию героя. Сначала герой сталкивается с большой проблемой или даже целым кризисом, пытается решить проблему привычными способами, не может решить, и вынужден отправиться в путешествие, чтобы в пути обрести новый навык с помощью волшебных помощников. Волшебные помощники не сваливаются ему на голову сами собой, они появляются, когда он интуитивно делает правильный выбор при столкновении с ними, проявляя уважение к ним и к себе.

Формирование границ - это и есть инициация, то есть феномен настоящего рождения, из существа, разваливающегося на тысячи проекций и состояний, в целостную личность с осознанным, непрерывным восприятием своего Я и с возможностью аккумулировать и направлять свою энергию, не сливая ее в разные дыры.

В описаниях архаических практик, например шаманизма, всегда упоминается, что особые способности будущего шамана видны в детстве или отрочестве по специфическим (не похожим на других) реакциям на обычные вещи и по необычным состояниям. Однако, нельзя думать, что шаманом мог считаться любой психически странный человек. Не любой. У Мирча Элиаде описания будущих шаманов в разных частях света всегда фокусируются на высоком жизненном тонусе, большом запасе энергии. Будущий шаман не просто бесится, пугая родственников, он демонстрирует огромную силу и смелость. Это мощная энергия, которую необходимо направить к высшей цели специальной инициацией, чтобы человек из шаровой молнии стал магом и приносил племени пользу. Что-то подобное мы обсуждали о фильме Кустурицы "Аризона дрим".

Так вот сам мощный поток образуется, когда границы человека уже сформированы. Печориным может не хватать высшей (этической) цели, поэтому они иногда или даже часто ломаются на полпути и погибают. Но в тот момент, когда мы видим перед собой красивого и завороживающего своим потоком печорина, у него - отличные границы, только потому так много энергии. Он не знает, для чего ему его самостоть, его самоуважение, но они у него есть, иначе бы он был таким же вялым, неуверенным и робким, как большинство людей. Иногда и люди с плохими границами становятся героями, когда почувствовали общую цель и направили свою энергию в одно русло, это бывает на войне, особенно освободительной, и при различных коллективных бунтах. Но это другой механизм организации энергии, не в личностных границах, а в коллективных. Так возникает групповая пассионарность. Часто такие герои, вернувшись с войны, чувствуют резкую потерю сил из-за утраты коллективной цели. А мы говорим о сильной личности, о формировании собственного индивидуального ядра. При объединении таких личностей в группу, при резонансе их личных целей, сила такой группы может стать ядерной. В хорошем смысле этого слова, поскольку осознанность гарантирует ответственность.

К сожалению, когда онегины пытаются брать с печориных пример (что само по себе бывает редко, поскольку мешает белое пальто), они часто копируют самое плохое, что есть у тех. Они стараются избавиться от этики, хотя в обычном онегине и этический момент очень слаб и состоит в основном из тревожности. Помните письмо онегина, который в своем воображении побывал и казановой, и почти-печориным? Вместо того, чтобы научиться у казанов свойственной тем кошачьей пластике и грации (и физической, и эмоциональной) тот онегин натянул на себя цинизм, которого в казановах нет по сути их структуры. А онегиных цинизм делает брезгливыми пескарями. Иногда онегины пытаются копировать у казанов низость и безответственность, но всегда очень сильно страдают от этого, поскольку их самооценка намного более зависима, чем у казанов. Казанова, которому сказали, что он свинья, не среагирует на это, а онегин, которого женщина назвала свиньей, должен либо обесценить женщину, либо наказать ее, либо согласиться, что он свинья, отказавшись от самоуважения. А казанова просто не услышит в свинье никакой оценки себе, для него это- чистая эмоция женщины, бурная эмоция и сексуально окрашенная, пусть и агрессивная немного. То же самое происходит, когда онегин пытается натянуть на себя немного печорина. Он пытается быть жестоким и гордым, но со своей зависимой самооценкой (короной) расплачивается за это больше, чем за свою мягкотелость и угодливость. Он расплачивается усилением тревоги и напряжения, и личной силы становится еще меньше, поскольку энергию съедает стресс.

То есть даже образцы чужих более хороших границ часто бывают как не в коня корм, если фокус при обучении не касается главного.

Главный фокус всегда должен быть на снятии своей короны.

Сначала вы снимаете корону, потом поправляете локус. Такая последовательность.

Почему у печориных с детства или юности нет короны, а у онегиных она есть и часто прочно прибита?

Потому что первые воспринимают мир как источник опасности, а вторые как источник пищи.

С одной стороны нам очевидно, что та и другая точки зрения - две крайности. Мир - это не источник опасности и не источник пищи, он может быть и тем и другим, с ним нужно формировать гармоничные связи, взаимно полезные и учитывающие обоюдные интересы. Как другого ребенка в песочнице нельзя воспринимать ни как врага, ни как свою игрушку, а надо воспринимать как субъекта, с которым надо наладить связи и тогда можно будет играть, но не как с игрушкой, а как с другим игроком. Так же надо воспринимать соседние государства. И всех Других. Не источник ресурсов, но и не врагов, а соседей, с которыми можно установить связи.

То есть радикальные печоринский тип и онежий тип - это две крайности. Однако, выжившие и повзрослевшие печорины никогда не радикальны, это те, кто научились устанавливать связи с врагами. А вот онегины часто доживают до седых волос, совершенно не понимая, что окружащие - это не их пища. Конечно они тоже учатся это немного скрывать, даже от самих себя. Но в социуме куда проще жить эмоциональным паразитом (а рапунцелям не только эмоциональными, но и материальными), чем обособленным от всех. Поэтому печориным приходится адаптироваться и мы не видим печориных, которых адаптироваться не смогли, разве что среди психически больных. Или в тюрьмах. Среди здоровых и социализированных печориных мы видим тех печориных, которые уже научились любить людей (очень избирательно, иначе это рыбак). А вот среди онегиных мы видим и тех, кто совсем не научились уважать чужие границы.

Как направить фокус на снятие своей короны?

Корона - это ваше стремление чувствовать себя более любимым, более важным, более могущественным, более интересным и значимым, чем вы есть.

Это желание поднять свою зависимую самооценку повыше.

Это торт с огромным количеством пищевых добавок, вредных жиров и пустых углеводов. Это то, что не имеет питательной ценности и пользы, а существует ради компульсивного удовольствия.

Если вы мотивированы на ЗОЖ и особенно если вы уже привыкли правильно питаться, торт вас не манит. Может быть даже противен (так противна корона тем, кто привык уже жить в границах, для них это - отрава, невкусная, тошнотная). Если манит, но вы понимаете, что это отрава, вы не будете это трогать, будете привыкать смотреть на вещи без короны.

А вот если вам кажется, что ничего страшного, это просто удовольствие, может и лишнее, но такое вкусное и без этого жизнь - не жизнь, вы даже не думаете, как бы заменить это полезным десертом, вы вообще не паритесь по этому поводу, а просто жрете.

И если вы часто это делаете, ваша задница не вмещается в зеркало, как и ваша пачка. Это грубо, но честно, да? Вы начинаете обесценивать ресурс имиджа (или наоборот начинаете съезжать и показывать всем вокруг, что вы - новый эталон красоты) и обесцениваете ресурс секса (или наоборот превращаетесь в доярок и дояров, чтобы компенсировать плохой поток в свою сторону щипцами). Вы фрустрируете эти ресурсы или становитесь их аддиктом. И вы можете догадаться, что виной всему ваша страсть к тортикам, из взбитого пальмового масла, сахара и ароматизаторов. Но вы думаете, что вы так устроены, что без этого жизнь - не жизнь. А это просто вредная привычка. От которой не избавишься, если не осознаешь, что это 1) привычка, 2) вредная. И что нужна работа, то есть направленная энергия + время.

То же самое можно сказать о короне.

Все кто пишут мне стоны: "Каааак снять корону?" и даже обвинения: "Вы никогда не объясняете, каааак!" никак не могут понять, что снять корону - это значит сформировать привычку ее не надевать.

Никогда не надевать. Даже тогда, когда это выглядит совершенно безопасно.

Например, вы пойдете сейчас на обед, в своем офисе, и по пути будете встречать коллег. Вам захочется думать, что вы им очень симпатичны, вы почувствуете как вы красивы в их глазах и сексуально привлекательны. И вам покажется, что это и есть - прокачка имиджа, чувствовать себя красивым в чужих глазах. Придумывать особое впечатление, даже восхищение, тайное страстное желание. Это так безопасно на первый взгляд, вы чувствуете себя веселей, но никто не видит, что происходит в вашей голове. И вы растите эту корону. Вы догадываетесь, что коллеги не смотрят на вас, не отличают вас от других, они смотрят мимо или вежливо улыбаются. Вы пока не потеряли связь с реальностью, но вам приятней думать, что они любуются вами. Вы выбираете корону. А когда корона подрастет, вы будете видеть себя в мире иначе. Больше, чем вы есть. И вы даже догадываться перестанете, что это не так.

Вы растите корону постоянно в течение дня. Вы читаете этот пост и автоматически находите в нем то, что подкормит вашу корону. Вы делаете свою работу в офисе и представляете, что это гениально, что все поражены. Поэтому потом у вас и фрустрация. Вы идете помастурбировать в туалет с телефоном и представляете, что красотка в видео хочет вас, а не свою вебкамеру. Вы используете корону целый день, чтобы извлекать больше удовольствия. Вам кажется, что это бесплатный кайф и что это намного безопасней, чем есть вредные торты или конфеты.

Но это то же самое и даже хуже. Если это делать постоянно, часто и не замечать, сколько конфет отправляешь в рот, ваша самооценка становится совершенно неадекватной и вы не можете правильно оценить свою значимость, даже тогда, когда хотите. Вы хотите снять корону, но хотите в какой-то отдельный момент, когда вам очень нужна эмпатия. Это как если бы вы требовали у меня ответ на вопрос, как похудеть на 20 кг за один день. Никак. Даже хирургия не поможет. Вы раскормили корону и теперь даже если она упадет, вы не станете адекватно и спокойно делить границы, вы будете метаться и беситься и пытаться натянуть ее обратно.

Корона убирается постоянной привычкой к реалистичному восприятию своего образа в глазах других.

В своих глазах вы можете быть лучшим (для себя, для себя, а не других) и единственным в своем роде, это как раз правильно. Но люди в короне не имеют "своих глаз", они все время смотрят на себя чужими глазами и представляют восхищение, любование, восторг, уважение. Потом иногда чувствуют себя ничтожными и раздавленными (когда корона упала или просто очень оголодала без нового корма), а потом снова воображают любование и восторг в чужих глазах.

День деньской продолжается это вранье себе.

Нет никакого понимания, насколько вы раскармливаете и гробите свое Эго таким способом. Нет стремления воспринимать реальность адекватно, есть желание получать кайф любым путем и уверенность, что все так делают, что это нормально.

Так многие делают. Но некоторые меньше, чем вы. И они вас сильней и успешней. А некоторые этого вообще не делают, и они сильней вас в сто раз. Если вы встретите такого человека и он проявит к вам внимание, вы очаруетесь им и прилипнете. Как будто он магнит.

Но вы и к другим липнете тоже, если у вас корона. Потому что большая корона превращает вас в липкий блин.

Друзья, есть желание снимать корону?

Получается?

Я надеюсь дожить до момента, когда многие мои читатели все-таки научатся это делать. В индивидуальной работе у меня это получалось много раз, надеюсь и в коллективной работе получится. Это намного сложней, но зато результат будет сразу огромный.


Tags: Границы, Психоалхимия, Самооценка
Subscribe
  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 101 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author