Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Category:

История про помаду и пельмени

Давайте дальше разбирать диалоги в границах.

Очень сложно подобрать примеры, где все было бы очевидно без контекста.

Я каждый раз опасаюсь, что, не поняв сути, люди станут копировать форму. Получится ересь.

Вот вчера, например, некоторые подумали, что Виталик увиливал от ответа, но если вы будете вилять в ответ на нормальный интерес, вы вызовете раздражение, а не веселье.

Веселье появляется, когда второй видит, что вы с ним играете и эта игра нравится ему. В ней не должно быть неуважения к нему и должен быть его интерес.

Если вы навязываете игру тому, кто не хочет играть, или встаете в этой игре сверху, вы демонстрируете отсутствие эмпатии.

Сверху вставать нельзя, навязывать ничего нельзя, пытаться делать за другого ходы нельзя, но и пропускать свои ходы нежелательно. Не больше одного паса.

В пример приведу одну хищницу, которую любят многие читательницы.

Оля ее зовут. Популярность Оли у читательниц я объясняю тем, что она мрачная и злая, и многие рапунцели думают, что их надменный и кислый вид будет выглядеть хищно, если научиться вовремя вставать и уходить.

На самом деле фишка Оли была не в том, что она была девочкой-злюкой (хотя была), а в том, что она умела создать впечатление огненного темперамента и сильных переживаний. Вот в комплекте с внутренним огнем ее внешняя мрачноватость и сдержанность превращались в бомбу.

И это довольно сложно. Куда проще научиться быть обаятельной улыбчивой нежной девушкой, это вот многим под силу. А огненная злюка - сложное амплуа.

Я в реале Олю не видела и не знаю, насколько она была действительно горячей девчонкой. По рассказам Вячеслава похоже на то, но скорее всего, она не настолько была пылкой, насколько умела передать мужчине это впечатление. Как она это делала, кто расскажет, дочитав?

Из-за сочетания сдержанности и огня возникало ощущение, что Оля вот-вот набросится сама, если еще немного ее подразнить.

Вячеславу все время казалось, что это он ее дразнит, и Оля еле-еле удерживается, чтобы не повиснуть у него шее. Пыжится.

И это было не из-за того только, что он был в минусе. Он не сразу улетел в такой минус, чтобы реальность исказилась.

И не в короне его дело было. Это я раньше акцентировала на его короне, когда вы ничего не понимали про крючки и диалоги в границах. Как иначе я могла рассказать вам эту историю? На самом деле небольшая у Вячеслава была корона, он не был рапаном, местами даже не рыбой был.

Так что дело было в другом.

Предлагаю вам самим рассказать, в чем. Только не пишите поверхностно, пожалуйста. Не пересказывайте то, что я и так по-русски написала. Смотрите глубже и небанальней.

Два диалога приведу. Первый диалог был в самом начале знакомства в холле гостиницы, куда Оля пришла подписывать документы. Ради этого Вячеслав задержался в командировке, сделал это ради Оли и рассчитывал, что она поднимется с ним в номер. Они вроде как договорились об этом, хоть и не прямо. Оля его волновала, но и бесила тоже. Думаю, он вполне допускал, что она его продинамит, хотя был уверен, что она сама его очень хочет. Не сомневался.

Оля была в белой шелковой блузке, с красной помадой и заколотыми волосами. Вячеслав подумал, что такая помада означает, что целоваться она с ним не планирует. Она разложила перед ним бумаги, не поднимая на него глаза. Вячеслав улыбался и вертел ручку в пальцах.

- А если я не подпишу?
- Подписывай.
- Не знаю...
- Вот здесь ставь подпись и здесь.
- Читать неохота.
- Не читай. Подписывай.
- Что мне за это от тебя будет?
- За это? Ничего.
- А вообще будет?
- Будет.
- Ладно.

Он смотрел на Олю и улыбался. Оля смутилась и отвернулась к бару, стала смотреть в зеркало. Вячеслав видел, что в зеркало она смотрит на него. И подмигивал ей.

- Ладно, подпишу.
- Долго собираешься.
- Ко мне в номер поднимемся?
- Да.
- Хорошо.

Он подписал документы, Оля забрала их в папку. Вячеслав смотрел на нее с ожиданием. И Оля вдруг ему разулыбалась. Первый раз за их знакомство.

- Ну все. Теперь мне надо это отвезти.
- Не поднимемся?
- Я потом приеду.
- Ясно.

Вячеслав смотрел на Олю, наморщив нос и выражая лицом презрение. Декать, такое дешевое динамо, фу. Но смотрел спокойно. Оля встала, поправила волосы, улыбаться не переставала, однако ее улыбка теперь была какой-то нервной.

- Пошла я.

Вячеслав молчал. Оля оделась, пошла к выходу, там остановилась, вернулась к Вячеславу. Он сказал, что когда она вернулась у нее были безумные глаза. Он подошел, потянул ее к лифту и она пошла с ним. В номере она сразу быстро разделась, кинув шубу, юбку и белую блузку на пол, и у него было ощущение, что она ни разу не пришла в сознание, была в полуотключке, ее тело горело и она дрожала. Он несколько раз даже сказал ей: "Тихо, тихо". И он был убежден, что имеет дело с безумно влюбленной девушкой. Ее красная помада оказалась размазана по ее щекам, словно она делала то, что никак не планировала. Она старалась молчать как партизанка, но сдерживалась с таким трудом, что Вячеславу даже пришла в голову мысль, что он зря свел с ума эту сибирскую простушку, как бы не помешалась от любви чего доброго. И дело опять было не в короне Вячеслава. А в чем?

Потом она ушла, сбежав от разговора (а Вячеслав и рад был, он получил что хотел и был уверен, что удовлетворен и спокойно вернется в Москву). И он был уверен, что она сама выйдет на связь, поскольку явно побывала с ним на седьмом небе. Не то чтобы очень хотел этого, а просто был уверен. А оказалось, что это он побывал с ней на седьмом небе, но отрефлексировал только задним числом, из Москвы.

И вот еще один диалог, намного позже.

Здесь уже был момент, когда Вячеславу все надоело. Все это загадочное, мутное, странное поведение. В сексе все было хорошо, во всем остальном плохо. Исчезновения, провокации (как он это понимал), недомолвки, он был сыт по горло и вложился уже так много, что считал, что избавится с чистой совестью и не будет жалеть. Любят его или нет, но такая баба ему не нужна.

Оля стояла на кухне и ела со сковородки холодные жаренные пельмени, которые нажарила утром. Вячеслав ЗОЖник с большим стажем, его воротило от такой картины. И ему казалось, что Оля специально доводит его, поскольку их отношения последние дни были напряженные.

- Желудок испортишь. Слышишь меня? Ау. Оля.
- Не слышу.
- На ухо сказать?
- Скажи.

Вячеслав подошел ближе и сказал прямо на ухо.

- Я же просил тебя не есть говно.
- Деревню нельзя вывезти из девушки.
- Может ты назло?
- Что? Ем?
- Ешь говно.
- Это пельмени.
- Оля, это говно. Холодное жирное говно.

Оля посмотрела на Вячеслава и пошла в комнату. Он пошел за ней.

- Давай что-то решать?
- Давай.
- Если ты не хочешь нормальных отношений со мной, значит...
- Значит что?
- Ты не хочешь ничего со мной, я правильно понял?
- ...
- Я правильно понял?
- Правильно понял.
- Значит надо расстаться.
- Хорошо.

Оля отложила журнал, встала и пошла собирать вещи. Вячеслав сначала молча смотрел на Олю, потом поймал ее руку.

- Переспим напоследок?
- Пошел ты.

Оля оттолкнула его руку. Вячеслав чувствовал себя так, что он выгоняет Олю. И что он пожалеет об этом, ведь он так сильно любил ее, хотя сейчас и не испытывает к ней почти ничего. Но потом пожалеет. А зная ее гордый нрав, что она умрет, но сама не позвонит, он стал давать обратный ход.

- Оля, я не хочу, чтобы ты уходила. Оля, ты не поняла меня. Это ты сказала, что ничего не хочешь. Я хочу.

Оля собирала вещи. Вячеслав выговорился и решил, что теперь будет сожалеть меньше, перекинул ответственность. Оля собрала вещи и пошла в прихожую. Он ждал, что она что-то скажет. Хлопнула дверь.

Вячеслав бросился за ней. Закрыл спиной лифт.

- Скажи до свидания и спасибо за все.
- До свидания.
- А спасибо за все?
- Спасибо за все.
- Я люблю тебя. А ты меня любишь?
- Я нет.

Вячеслав отошел от лифта. Оля вошла в лифт, Вячеслав - за ней. Перед подъездной дверью он понял, что не может отпустить ее. И у него началась истерика с мольбами, как уже бывало несколько раз. Оля поняла, что он не выпустит ее из подъезда с вещами, отдала ему свои вещи и сказала, что пойдет проветрится, потом вернется. Вячеслав взял с нее слово, что она скоро придет.

Вечером он уже названивал ей и дергался, ее телефон был выключен. Когда он дозвонился, пригласил в ресторан, там они помирились и он подарил ей очередное кольцо с бриллиантами, которых у Оли скопилось много к тому времени. Но она все держала где-то в камере хранения, что Вячеслава бесило, но что он мог поделать.

Tags: Границы, История
Subscribe
  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 75 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author