Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Category:

Письмо: "Отец дочки хочет оставить ее себе"

Вот такие письма авторы обычно сразу нескольким блогерам рассылают, чтобы поднять общественную волну в свою защиту.

Ну и соответственно, меня такие письма не интересуют совсем.

Но это письмо я разберу, потому что в нем, кроме призыва о поддержке, есть описание проблемы, которую пока еще возможно решить.

Потом будет поздно.

И хотя ситуация в письме - лютый треш, многие разведенные родители встречаются с чем-то подобным, просто в более скромном масштабе.

lalimircci

Здравствуйте, Эволюция. Надеюсь на то, что обратите внимание на моё письмо и вместе с комментаторами зададите мне верное направление.

Hа передний план сейчас вышла проблема с дочерью (теряю ее на глазах).

(Сразу скажу, что автор считает виновником потери дочери мужа, но на самом деле она теряет дочь из-за слишком жесткого штурманства по отношению к ней, а штурманство ее из-за полного слияния, с которым автор совсем ничего не хочет делать и ищет виноватых вне)

Мне 33 года. Замужем 8 лет. Дочери 7 лет. Мужу-47.

Замуж вышла в 25 лет. Вышла замуж не по любви. Узнала ситуацию в одном из ваших постом: выходя за нелюбимого, считала, что делаю ему одолжение. Он со своей стороны считал, что одолжение делает мне он. Гармония регрессировала в течении всех 8-ми лет. Постепенно и верно, как снежный ком.

До ситуации, описанной ниже, отец дочери постоянно материл меня при дочери, упоминая темы секса и связанный с ним мат, желал при дочери смерти, говорил: "Надеюсь тебя сегодня столкнут с платформы под поезд.

(С одной стороны автор пишет о снежном коме, то есть о постепенном нарастании обоюдного конфликта, но с другой стороны будет сейчас описывать все так, будто она - нежный тихий ангел, а муж с самого начала ненавидел ее и нападал с проклятиями)

Однажды, когда я собирала дочь в школу он сказал ни с того ни с сего: «Кстати, мы с А. обсуждали твоё убийство.» Дочь, услышав это сказала ему: «Папа, но зачем ты ей сказал? Это должно было быть секретом!» Он извинился перед ребёнком и согласился, что ему не стоило это говорить мне. Однажды, когда моя дочь обняла меня, её отец, увидев это, сказал ей: "Ага, сейчас ты её обнимаешь, а потом ко мне ластишься! Не проси у меня больше игрушек!"

Потом мы вырезали с дочкой снежинки. Я их положила на тумбу, рядом с игровой приставкой. Он увидел и сказал дочке: «Убери это отсюда- может быть пожар.» Она ответила: «Если будет пожар, будут и хорошие, и плохие последствия. Хорошее это то, что мама умрет, плохое- что дом сгорит.»

Вот так. С моей стороны обида, дезориентация, ОТЧАЯНИЕ. Тогда я дала ей пощечину.

(Для автора, как для всех штурманов, признание в том, что от нее хотят избавиться, звучит ВДРУГ, как гром с ясного неба. На самом деле их отношения с дочкой давно очень напряженные, конфликтные, и муж в этом конфликте занимает сторону дочки)

Итак, девятого декабря 2018 я дала ей пощечину. Десятого она сказала в школе, что я её ударила. Одиннадцатого пришёл работник Administration of Child Services (органы по защите детей). 12/12 было первое слушание, где дочери дали ордер для защиты от меня. Мне нельзя её видеть, подходить к ней.

Назначили свидания с дочерью в их офисе. Новый год я прорыдала одна (живу в подвальной квартире его дома без доступа на второй этаж). Вижу её теперь 3-4 часа в неделю примерно. И отец дочки, и организация могут отменить свидания, если им вздумается. Я собираюсь, везу с собой в колледж игры, занятия и еду, а он пишет, что не приедет.

(Автор жалуется на бесчеловечную американскую ювенальную юстицию, которая на пустом месте отняла у нее ребенка. Она считает, что это сделано ради издевательства над ней. Отец дочки ей мстит, дочка под его влиянием, ну а организация по защите детей - просто уроды. На самом деле можно предположить, что пощечина была последней каплей. Услышав, что дочь желает ей смерти, автор не в рукопашную должна была идти, а осознать, что в ее отношениях с дочерью настал критический момент)

Адвокат сказала, что семейному суду не нужно много доказательств для обвинений и заключений. В семейном суде показания ребёнка- достаточное доказательство. (Кстати, я официально отрицаю факт пощечины). Дело займёт около полутора лет- несколько слушаний через несколько месяцев каждое.

(Сейчас посмотрим, почему ребенок свидетельствует против матери. А дальше обсудим, что может сделать мать, чтобы все-таки не потерять контакты с дочерью)

В моём поле её фигура довольно крупная: я постоянно о ней думаю, я о ней волнуюсь, я думаю о её будущем, о наших отношениях. В её поле моя фигура- мелкая надоедливая муха. Летает что-то и мешается. Я зависела от родителей материально, и от мамы ещё и эмоционально. Она от меня совсем не зависит. Мой доход очень маленький, и нет того в материальном плане и комфорте, что бы я могла ей купить/оплатить, чего бы не мог купить ей её папа. Личного транспорта у меня нет, поэтому удовольствие от походов по кинотеатрам/паркам нивелируются неудобством/стрессом от пользования общественным и ходьбой пешком. В этом плане с папой её ей очень комфортно.

(Автор пишет с обидой о том, что она имеет очень маленький доход и, наверное, долго была на шее мужа. Все это время муж ее материально опекал, а она платила ему неуважением. Она понимает, что дочка не любит ее, понимает даже примерно, что любви дочки неоткуда взяться, но совсем не думает в сторону того, как изменить свои отношения с дочкой. Дальше она будет рассуждать только о том, как вернуть себе ребенка, отобрав у других, будто это вещь)

К этим неудобствам от меня добавляется то, что для меня очень важно её развитие, и я учила её русскому (читала ей/учу писать/читать), учила математике и др. Она очень не любит умственного напряжения и, не смотря на то, что занималась с ней лишь раз в неделю, она это очень не любила- приходилось час до этого её уговаривать, и потом её в процессе уговаривать, танцевать с бубном, завлекать. Как упоминала выше, ещё я ей заплетала волосы и одевала её в колготки и юбки. Она не любит сидеть и ждать, пока ей заплетут волосы и не любит колготки и юбки. Говорит, что не удобно. Папа одевает её в джисы, футболки и балахоны. Ходит лохматая или с хвостиком небрежным. Я её записывала и водила и на пианино, и на гимнастику, и на танцы- ей всё очень надоедает, когда начинает требовать усилий. Сама с ней занималась пианино дома. Её папа 1. хочет заполучить её расположение и 2. платить за кружки не хочет и при ней манипулятивно говорил: "Ты её мучаешь, она же не хочет ходить на пианино! Ты- плохая мать!" Папа позволяет ей смотреть видео на ю-тюбе весь день.

Да, я штурманила. Но как иначе в этой ситуации? Идти на поводу, и дать ей смотреть видео весь день? Не учить её русскому? Это не вариант- кто, если не я? Не учить математике? У неё дислексия, у неё диагностированное расстройство аутистического спектра (лёгкое, но три разных врача диагностировали с 2.5 до 3.5 лет) с симптомами СДВГ, и если ей не дать фору, то скоро в школе ей станет сложно. Она до сих пор зеркалит буквы, до сих пор все буквы у неё разного размера и не вписываются в строчку, тем более в клеточку. Дурашливая, иногда ведёт себя, как пьяная. Детство- это тот период, когда формируется основное: привычки, пристрастия, приоритеты. Привычки формируют характер. Навыки, нараборанные в детстве дают базу. Хотя бы даже самодисциплину. Видео смотреть весь день- точно не дело. Она не ходит ни на танцы, ни на музыку, ни на плавание, ни на каратэ, никуда абсолютно.

(Вот обратите внимание. Мать уже отстранили от дочери, позволяют видеться всего 4 часа в неделю, но она продолжает отстаивать необходимость своего штурманства. Она уверена, что должна заставлять ребенка силой, несмотря на его слезы и сопротивления, и наряжаться по своему вкусу заставлять, и кружки посещать, и учить русский язык, в котором девочка не видит смысла, живя в другой стране. Скорее всего организация по защите детей пришла к выводу, что мать слишком утомляет ребенка и слишком жестко обращается с ним, раз это вызвало стойкую ненависть дочки. Возможно они считают, что это плохо влияет на психическое здоровье ребенка. Того же самого мнения придерживается отец и давно придерживается. С этим и были связаны его угрозы, произнесенные в момент ссор)

Отец дочки хочет оставить её себе. Хочет полное опекунство. На мои "A. нужны и папа, и мама- у неё здесь больше никого нет. У её только я, он и мои родственники в России. Я хочу 50/50 опеки, " он отвечает: "Что мне, значит, тебе деньги на ребёнка платить буду?" То есть, ему выгодно быть единственным полноправным родителем: и налоговые вычеты, и согласовывать со мной ничего не надо, и, вероятно, меня ещё обяжут выплачивать ему 17% от моего дохода. Это, наверное, главная причина, по которой он говорит, что ребёнка мне не видать.

(Она считает, что отец хочет стать единственным опекуном из меркантильных соображений. Очень дешевый и глупый упрек. Сейчас автору нужно сделать все, чтобы наладить с отцом конструктивный диалог, но она продолжает воевать, продолжает демонстрировать свою конфликтность и неадекватность, рискуя лишиться всякого права на опеку. Именно так человек лишается даже той части территории, которая пока еще его)

Вторая причина- сделать мне больно. Из-а M, из-за В, из-за золотых лет, потраченных на меня, из-за того, что не люблюе его. Он говорит, я украла годы его жизни, что я разорвала узы брака. Он сказал, что устроит мне ад на земле. Хочет, чтоб я исчезла из "их с дочкой" жизни. На развод с декабря так и не подал, хотя уже лет шесть обещает.

(Автору кажется, что мужу она важней, чем дочь. Все его действия не ради защиты дочери, а ради того, чтобы сделать ей больно)

Часть моего сердца с дочерью, а дочь не со мной. Она с кем угодно, но не со мной. Я её хотела с 24 лет, я готовила своё тело к беременности по книжкам, я её планировала тщательно, её носила и рожала, я каждые три часа день и ночь мыла, стрерилизовала молокоотсос, сцеживала молоко и потом кормила её (так как грудь сосать она не могла- тонус был слабый), я с ней занималась, но теперь её у меня нет. У меня постоянная ноющая боль. К ней приходит сиделка на ночь (он работает в ночную смену) Это грязная, толстая противная старая тётка. Я ревную свою дочь к ней, ко всем, у кого есть возможнось проводить с ней время. Это мой ребёнок! Мой.

(Автор, это ваш ребенок, но это не ваша вещь. Когда дети вырастают, они начинают вести себя независимо, и заставить их общаться с родителями может только их личная привязанность и любовь. Ваша дочь пока мала, но она уже не грудной ребенок, она уже имеет право выбирать, к ее мнению прислушиваются. Если вы и дальше будете воспринимать ее как вещь, которую у вас пытаются забрать враги, вы ее потеряете совсем и не сможете вернуть. Вы должны увидеть в ней человека и попытаться с этим человеком наладить диалог)

Очень сложно жить с тем, что дочь с каждым днём перестаёт быть моей дочерью: отдаляется и забывает всё, что я в неё вкладывала, русский язык, какие-то привычки, русский алфавит, меня. За нами никто не следит. Я неоднокрано умоляла его позволить мне с ней видеться секретно дома, хоть даже под его надзором- он посылал меня. Ко всему в жизни человек привыкает. И она учится жить без меня. То есть и до дела в ЭйСиЭс и сейчас, он всячески показывает своё неодобрение её любви ко мне, манипулирует. Я приношу вкусняшки и напиток с собой на свидания для дочери. Он когда узнал об этом, стал давать ей тоже самое с собой. Она потом моё не ест/ не пьёт, пьёт "своё". От моего отказывается. А моё она уже за своё не считает! Вот так и не только так постепенно он отучает её считать меня родным для неё человеком.

(Видите, как она все выворачивает. До этого писала, как дочь ненавидит все эти занятия с ней и все, что она может ей предложить, ничего приятного, веселого, только изнурительная муштра. А теперь вдруг отец виноват, что заставляет дочь разлюбить все эти занятия, которые та любила якобы. Может быть сейчас дочь относится к матери даже лучше, потому что видит ее реже)

Захотели психоэкспертизу. Я её прошла. Результат- диагноза нет, рекомендаций к лечению ни терапией, ни медикоментозно нет. Однако по настоянию своего адвоката я с марта посещаю психотерапевта. Семнадцатого мая было очередое собрание адвокатов. Думала, что наконец-то одобрят свидания с дочерью без надзора. Не одобрили. Причина- я пререкаюсь с работниками (Когда они опаздывают на 15 минут, я говорю, что свидание будет на 15 минут дольше; когда переводчик (я прошу переводчика, чтобы иметь возможность с дочерью общаться по-русски) шепчет в ухо работнику, я говорю ему, чтоб говорил, чтоб все слышали, когда переводчик "переводит" неправильно (а он вообще не переводит, он просто говорит, что он думает, что мы делаем. По типу "мама учит ребёнка географии". Я возражаю, говорю, что читаю ей сказку "Глупый Медвежонок" Горы самоцветов. Их сказки просто начинаются со слов "Россия- самая большая страна. Флаг России...", когда свидания отменяют из-за того, что снег пошёл, я прошу компенсировать свиданием в другой день ) Я не могу молчать, когда к моим правам так относятся.

(Она качает права всем и вступает в конфликты с администрацией, то есть с теми, в чьих руках все рычаги. Из-за этого все видят, что человек она неадекватный и в высшей степени конфликтный, эгоцентричный, не способный к диалогу, не видящий чужих границ. Стремление отделить ребенка от такой матери крепнет. Если бы она могла показать себя со стороны менее конфликтного и более адекватного человека, организация бы была к ней намного лояльней)

После 17 мая я была разбита. Я сказала одной из главных работниц, Эндрии Мёрфи, в этом деле: "Даже если бы я и прирекалась, у меня нет обязанности быть нянькой вашим работникам. Я мама своей дочери, и с ней мы общаемся хорошо. Мои отношения с вашими рабониками никак не характеризуют меня как мать." Она скалаза, что следующее собрание будет 28 июня и к тому моменту, они и со совей стороны постараются не цепляться и с моей рекомендуют не цепляться.Тогда не видят смысла не одобрить свидания без надзора. Следующие месяц и 11 дней я вела себя примерно. Так же вместо кого попало, обозревать свидания стала именно моя работница по делу, Шерон Чарльз (раньше она просила её подменять). Ситуация уличшилась. Мёрфи сказала: "Дело длится с декабря. Нам нужно прогрессировать. Вероятнее всего перейдём к свиданиям без надзора. Отец будет приводить ребёнка в полицейский участок, вы её будете забирать и приводить через два часа." Я была уже настроена. Мой психотерапевт написала мне хорошую характеристику. Но и 28 июня этого не произошло.

Я спрашиваю адвоката своего:
-Одобрили свидания?
-Нет. Следующее собрание в октябре
- Сара, а вы вообще поднимали этот вопрос? Вы просили свидания без присмотра?
-Мисс Л.. это бессмысленно. Все против.
-Откуда вы знаете, если вы не поднимали этот вопрос даже?
-Мисс Л., я не могу больше говорить- я спускаюсь в станцию метро. Следующее совещание в октябре. Приятных выходных!

(Автор хочет доказать, что весь мир против нее. Дочка с ее точки зрения глупа и ей промывает мозги отец, пользуясь ее ленью. Организация настроена враждебно и ущемляет ее права. С такими запросами остается пойти на площадь с протестным плакатом и имитировать самосожжение, после чего автор окажется в психиатрической больнице и дочь не увидит больше никогда. Власти и так уже опасаются, как бы эта неадекватная мать не причинила какой-то вред ребенку в аффекте, чтобы испортить отнятую у нее вещь)

Вот так. Живу сначала наделась на март, потом на совещание в мае, потом совещание 28 июня. Они дали мне надежду. Теперь октябрь? Я сделала ВСЁ, всё что от меня зависит: и диагноза у меня нет, и характеристика от психотерапевта хорошая, и сами работники пишут в отчётах, что ребёнку никакая опасность не угрожает, и свиданиям подхожу очень ответственно (готовлюсь, беру и книжки, игрушки (причём каждый раз новые покупаю, чтоб ей интересно было), настольные игры, бумагу-клей-ножницы для поделок, еду. Стараюсь проводить встречи разнообразно). Но воз и ныне там. Дело с декабря не продвинулось никуда, хотя я все их требования выполнила.

Моя адвокат- бесплатно выделенная, я за неё не плачу. Страсти к моему делу у неё нет. Ведёт себя очень и очень пассивно. Платного адвоката позволить не могу.

(В этом мире и правда плохо быть нищебродом и не иметь профессиональной ниши. Вы не имеете почти никаких рычагов в социуме, вас воспринимают как бесполезную личность, и это печально. Сейчас автор работает и надо уделять работе побольше внимания)

С 28 июня ухудшился сон, я реву каждый раз, когда выключаю свет и закрываю глаза. Чтобы убежать от мыслей, снова включаю телефон и начианаю тупо листать вконтакте, инстаграм, чтоб отвлечься от мыслей. Голова болит уже третий день. На работе сложно от мыслей отвлечься. Хочу от них убежать. Что бы я ни делала, куда бы ни шла, мысли всегда со мной. Я выхожу на пробежу- отанавливаюсь и плачу. Даже адреналин от бега слабее этих черных мыслей о своей жизни. Хочу на время поменяться мозгом с человеком без этих проблем. Как мне быть? Как не страдать от этой ситуации?

(Сон нужно обязательно наладить. Попросите терапевта выписать вам снотворные и успокоительные. Вы должны понять, что единственное действие в ваших границах - это привести себя в хорошую форму. Организация по защите детей должна видеть, что вы спокойны, адекватны, не нарываетесь на конфликт, мирно и доброжелательно общаетесь с дочкой и работниками. Это вызовет их симпатию, им будь жаль лишать нормальную мать ее ребенка. На встречах с дочкой вы должны делать акцент не на то, чем нужно заниматься с вашей точки зрения, а на то, чем хочет заниматься дочка. Да, иногда приходится немного давить на детей в вопросах дисциплины, но это возможно, когда в целом с ними хорошие отношения и они с вами. Можно использовать власть, когда у вас она есть, когда есть авторитет. В вашем случае нет ничего. Если вы встречаетесь с ребенком редко и между вами напряженные отношения, никакой муштры и давления не должно быть, вы не можете себе этого позволить, это не в ваших границах. Вы можете только играть с ней и заниматься тем, что ей интересно. Нужно добиться того, чтобы проводить с вами время дочке было приятно и ее тянуло к вам. Это не так уж сложно, если вы успокоитесь и попробуете ее уважать. С мужем тоже необходимо наладить диалог. Не предъявлять ему требования, не пытаться орудовать скалкой, осознать, что вы не имеете никаких рычагов и никакого влияния. Вы можете говорить лишь о том, что касается ваших обоюдных интересов - как сделать жизнь дочки лучше. Предъявлять свои обиды ему запрещено, если хотите выйти в конструктивное русло. Вот такое поведение может дать со временем тот результат, которого вы хотите: 50 на 50 опеку)

Я, конечно же, сразу узнала себя в тех самых некоторых, о которых Вы написали "некоторые вообще не знают, что такое везенье, их жизнь объективно несчастна". Что мне делать? Как мне сохранить нервные клетки? Что ещё делать, чтобы выправить ситуацию? Я-то порошайка, да. Но откуда мне силы взять? Как вести себя максимально эффективно?

(Прежде всего перестать нападать на других с вопросами и жалобами. Если вы пока еще не поняли, что людей нельзя заставить делать то, что вам нужно, давлением, вам лучше всего это понять как можно быстрей. Иначе ваша проблема будет становиться все более неразрешимой)
Tags: evolutiolab
Subscribe
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author