Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

О причинении пользы

Давайте сразу обсудим вопрос насилия в процессе изменений. О нежелательности насилия над собой я уже много раз писала, все это чревато утратой спонтанности (энергии то есть). И я так полагала, что совершенно очевидно, что насилие над партнером (и моральное) тем более нежелательно, а иногда и очень опасно, причем для обеих сторон. Но упомянутые методы, которые использовал Дима в работе над имиджем своих жен, почему-то вызвали разночтения.

Чтобы никому не показалось, будто я как-то так косвенно могу одобрять такие методы, я хочу написать о том, почему работали методы Димы и почему это делать никогда нельзя.

При слиянии одной личности с другой изменения происходят легко и быстро. Этим слияние вредно, этим же оно может быть полезно. То есть если не идет речь о тотальном слиянии, которое предполагает, что собственного стержня у человека вообще не было никогда, он вышел из одного симбиоза и вошел в другой, кратковременное и дозированное слияние может быть полезно. Когда человек заражается чем-то, он может очень быстро это освоить, если он впечатляется кем-то, он может многое у него перенять. Это - тот самый поток, который в десять, а иногда в сто раз увеличивает возможность впитывать нечто в себя и встраивать в собственную систему. То есть когда система собственная уже есть, сливаться с чем-то или кем-то может быть иногда полезно. Влияние контролируемо, хотя бы отчасти.

Несовершеннолетних детей потому и стоит защищать от любого тотального влияния (сект, группировок, уличных компаний) и от секса со взрослыми людьми (при сексуальной близости эффект слияния намного сильней, поскольку растворяются телесные границы), что их собственная система пока совсем не сформировалась, фильтров нет. Конечно, нельзя точно сказать, что в 18 лет ситуация будет лучше, однако принято считать (и небезосновательно), что в 18 лет человек более-менее может за себя отвечать, кое-какое осознание в нем появляется.

Старые читатели блога помнят историю Олега и Кати, где благодаря почти полному слиянию с Олегом, Катя смогла очень сильно измениться, выросла интеллектуально и стала относительно благополучной личностью (по сравнению с тем, что было - кардинально). То есть в том случае слияние пошло Кате на пользу, она как будто получила возможность добрать то, чего она была лишена в раннем детстве. Элементы насилия в той ситуации тоже были, по просьбе Кати, однако Олег очень быстро отказался выполнять эти просьбы, поскольку они противоречили его собственным этическим принципам. Катя действительно преобразилась. Когда я ее видела первый раз, она не могла ответить ни на один вопрос членораздельно, у нее были все признаки олигофрении и заторможенного мышления. Через несколько лет, она смогла закончить вуз, и общалась на уровне нормального человека. Внешне она преобразилась тоже, дегенеративные черты в лице исчезли. То есть Катина любовь к Олегу (или что это там было в момент слияния, неважно) помогла ей получить стимул и опору. Понятно, что опираться только на любовь личность не может, но решить базовые проблемы, нерешенные в детстве, иногда да.

Что же с женщинами Димы? Ни одна из них не была дегенераткой, все были достаточно умны и хорошо зарабатывали (по крайней мере хватало на то, чтобы покупать Диме французский коньяк и шотландские виски, а иначе ему было неинтересно). Насколько было вредно для них слияние? Ответить на этот вопрос невозможно. Можно только уважать выбор этих женщин. Да, в какой-то мере они становились заложницами его харизмы и поклонницами его таланта, выбор их был продиктован страстью, а не рассудком, однако, если мы будем считать, что этими самостоятельными и взрослыми женщинами можно было манипулировать как абсолютно бестолковыми предметами, мы выразим неуважение прежде всего им.

Что-то их влекло к Диме, что-то они от него получали. Ничего хорошего в дисбалансе (а они, конечно, попадали в минус) нет и быть не может, как и в любовной аддикции. Однако, ничего трагического и непоправимого - тоже. Нельзя недооценивать вред аддикций, но нельзя и демонизировать настолько, чтобы люди начали бояться любви. Бояться любви вредней, чем попасть в аддикцию. Для многих женщин Димы это был опыт, в котором они получили не только страдания, но и определенную пользу для себя. Вполне допускаю, что для многих пользы было меньше, чем вреда. Иначе не называла бы Диму людоедом, пусть и образно. То есть: "плохо ли вел себя Дима?" - "конечно плохо, любое насилие - это всегда плохо", "виноват он в этом?" - "в какой-то мере, поскольку люди только думают, что могут полностью владеть собой", "был от него всегда только вред?" - "нет, не только, была и польза". Это что касается моральных аспектов и обсуждать их честно говоря не хотелось и не хочется, потому что речь идет о конкретном человеке, а не вообще об явлении, и осуждать конкретного человека, надев судейские мантии, в моем блоге не нужно. Для этого есть другие места.

Почему Диме удавалось приносить многим женщинам пользу? Во-первых, потому что он талантлив в том, что доносил до них. Возможно, даже гений (редкий случай, не правда ли?) Во-вторых, потому что женщины были с ним в слиянии. Если бы Дима отлавливал женщин на улицах и насильно заставлял меняться, эффекта не было бы никакого, при всем его таланте. Меняло женщин слияние. Они допускали Диму на место родительской фигуры, своего супер-эго или даже эго, поэтому влияние получалось изнутри. Они принимали новый паттерн, легко его впитывали, а потом, получив в социуме одобрение и разные бонусы, закрепляли его и интегрировали. Это становилось их живой частью. На этом процессе были построены все духовные посвящения, инициации, ученичество. Через авторитет и полное доверие к замещающей родительской фигуре.

Опасности этого вполне очевидны. Личность не постепенно что-то усваивает, проводя через фильтры собственного рассудка, а в нее сразу встраивается целая новая структура. Будет эта структура полезна или вредна, личность не знает, она доверительно принимает в себя то, что дает ей авторитет. Да, это опасно. Да, этого нужно избегать и, по возможности, уберегать от этого детей и подростков. Но да, иногда это может оказаться полезным. Смотря что встроится. Метод экстремальный. Использовать его широко нельзя. Но его использовали с древности и продолжат использовать, просто потому что это работает, а еще потому, что это происходит само собой, когда возникает слияние.

Физическое насилие, которое иногда использовал Дима (хотя, по-моему, болтает больше), особого значения в его ситуации не имело. Без слияния оно не дало бы никакого эффекта, а только страдания. А на фоне слияния оно не воспринималось как унижение, оскорбление, травма. По большому счету это было что-то вроде болезненного ритуала. Почему никогда нельзя прибегать к таким ритуалам? Потому что без слияния человек, по отношению к которому совершается насилие, становится вечным врагом такого "учителя", а если слияние есть, то он станет врагом позже, сразу же, как только выйдет из слияния. Столько врагов, сколько у Димы, есть мало у кого. Его ненавидят почти все, даже те, кто вроде бы уважают. Хорошо еще, что ему вполне комфортно в роли "плохого парня", другой человек на его месте мог бы и заболеть от такого потока ненависти и осуждения. Некоторые женщины, правда, благодарны ему, поняв, что он довольно много им дал, но это небольшой процент. То есть вставать на подобный путь очень опасно со всех сторон.

Не сливайтесь слишком ни с кем, а лучше формируйте собственный стержень (тогда слияние безопасно), а если хотят слиться с вами, тем более люди без стержня, избегайте этого, иначе наживете врагов. И конечно, не применяйте по возможности никакого насилия, ни эмоционального, ни тем более физического, даже во благо. Хотя когда речь о спасении близкого, например, тут каждый решает сам, что делать и какие нормы нарушать. Здесь не может быть догм.

А в завершение, чтобы разбавить эту мрачную тему, расскажу романтичный эпизод из истории о принцессе и людоеде.

Когда Нина и Дима познакомились, и Дима сразу же убедил ее уехать к нему домой (посмотреть его картины), Нина согласилась и отправилась на дорожку в туалет. В туалете с ней переговорили сразу несколько женщин, по очереди, рванув за ней тут же. Ей сказали, чтобы она никуда не ездила с Димой ни в коем случае, он изнасилует ее, ограбит, приворожит, у него дома пыточные инструменты, он извращенец, алкоголик, черный маг, он заразит ее спидом, у него дома несколько жен, которые убьют Нину, как только увидят, и так далее. Нина никогда не слышала столько ужасных вещей про одного человека. Но она была бы не она, если бы подчинилась чужой воле. Она поехала с Димой, потому что до этого уже так захотела.

Дима держал ее руку в своей теплой руке, от которой к плечу Нины шли токи ("сумасшедшее ощущение, - говорила она, - я не могла выдумать, я ведь тогда еще не влюбилась"), от него исходило такое сильное тепло, что с каждой минутой Нине все больше хотелось к нему прильнуть. Поэтому она села в такси на переднее сиденье, чтобы быть подальше. Они доехали до дома Димы, вышли, но он пошел не к подъезду, а в магазин. "Не нужно покупать спиртное, тебе и так хватит" - сказала Нина, подспудно все-таки опасаясь это легендарное чудовище. "У меня презервативы закончились" - сказал Дима. "Нет! Ты что! - испугалась Нина и покраснела. - Я лучше домой поеду". Дима сказал, что не будет ничего покупать, они пойдут смотреть картины, как договорились.

Квартира Димы очаровала Нину сразу, не меньше, чем он. Нет, все-таки меньше, но тоже очень. Она никогда до этого не видела настолько красивого и уютного дома, хотя был в нем и беспорядок, но художественный. И каждая вещь была образцом стиля. "Хочу остаться здесь!" - появилась у Нины навязчивая мысль, и она разозлилась на себя. А еще испугалась, что действуют обещанные чары черного мага.

Дима нашел какую-то бутылку вина и открыл. Но Нина строгим голосом потребовала, чтобы он не пил, иначе она поедет домой. Дима удивленно на нее посмотрел, но согласился. Дальше он стал демонстрировать ей картины и рассказывать про каждую так, что Нине показалось, что это самый образованный и умный человек в ее жизни. С открытым ртом, замерев и боясь вдохнуть, чтобы рассказчик не замолчал, она слушала и слушала бы дальше. Это была какая-то смесь из мифов, исторических анекдотов, литературных новелл, смесь захватывающая, хоть и с обилием непристойных моментов. Опомнилась Нина только когда поняла, что она уже несколько минут самозабвенно целуется с Димой, причем они почему-то сидят на полу. Нина поняла, что если это будет продолжаться, а секса не будет, ей станет плохо, и честно сказала об этом Диме. Дима спросил, почему нет. Она сказала, что ей рассказали про него, что он болен, якобы он заразил не одну женщину в тусовке.

Дима встал с пола, открыл бутылку, налил себе запрещенное строгой госпожой Ниной вино и стал рассказывать ей, что все женщины, которые побежали за ней в туалет, все - его бывшие любовницы, и каждая из них периодически к нему пристает или звонит и предлагает встретиться. Нина, конечно, поверить не могла, она качала головой. Более того, ей стало неприятно, что Дима так говорит про женщин. Возможно с кем-то из них у него что-то и было когда-то, но вот так, чтобы все они бегали за ним до сих пор, конечно такого быть не могло. Нина почувствовала холодок разочарования - перед ней был обычный пьяница и дешевый хвастун. Дима почувствовал, что Нина не верит и огорчена. Тогда он предложил ей назвать любую из тех, кто советовал ей ни в коем случае не ездить к нему, и он позвонит этой женщине, пригласит встретиться и она согласится приехать либо тут же (12 ночи), либо на следующий день. Нина в ужасе кинулась в прихожую обуваться, Дима останавливал ее и уговаривал проверить. Нина рвалась уехать. Тогда Дима закрыл ей дорогу и спросил, кто говорил Нине про спид, именно про спид. Нина назвала имя. Дима позвонил этой женщине и спросил, не хочет ли она увидеться с ним прямо сейчас. Потом он дал трубку Нине. Нина услышала, что женщина говорит, что увидеться хочет и да, может прямо сейчас, потому что мероприятие закончено, а спать ехать неохота. Дима дал отбой.

Нина, правда, все равно сразу уехала, Дима не стал ее удерживать, но попросил ее телефон и сказал, что позвонит ей завтра. На следующий день, к вечеру, Дима позвонил ей и спросил, хочет она, чтобы он принес ей справку, что у него нет спида или хватит просто презервативов? Так как Нина думала о нем, не переставая весь день, она сразу же пригласила его приехать, сказав, что никакой справки конечно не нужно. Дима приехал и протянул ей справку. Он сказал, что встретился с той женщиной прямо ночью и повел ее в ночную лабораторию, где сдал кровь и попросил ее оплатить и освидетельствовать, что справка будет нелиповой. Женщина была смущена и шокирована этим странным свиданием, что-то бормотала, извинялась, а Дима всю дорогу рассказывал ей, что он с первого взгляда влюбился в Нину, что это самая прекрасная женщина из всех, кого он видел, что это его будущая жена, и чтобы она рассказала всем, насколько Дима влюблен.

Узнав эту безумную историю, Нина долго хохотала и конечно тут же по уши влюбилась в Диму. А что, у нее разве был выбор?


Tags: Спасатели
Subscribe

Posts from This Journal “Спасатели” Tag

  • Лошадь в короне

    Есть одна разновидность короны Спасательницы, очень распространенная у нас в стране. Связано это с тем, что женщины у нас часто зависимые, но при…

  • Бунт спасательниц

    Когда вы разбираете письма "спасательниц" или свои "спасательские" истории рассказываете, вы очень часто употребляете такие слова, как "он к ней…

  • Добренькие

    В слове "добренький" суффикс намекает на то, что речь идет о фальшивой доброте, притворной, показной. Когда добренькие люди начинают…

  • 30 comments
  • 30 comments

Comments for this post were locked by the author