Эволюция (evo_lutio) wrote,
Эволюция
evo_lutio

Categories:

Плюсы свободной любви

Две героини моих историй, Вера и Нина, не будучи друг с другом знакомы, обе просили меня написать о плюсах свободного брака. Они сказали что-то вроде: про минусы полигамии ты много пишешь, но напиши про плюсы тоже, должны ведь быть плюсы.

Само собой, плюсы можно найти во всем. Особенно, если хорошо поискать.

Я давно обещала рассказать о Симоне де Бовуар и ее гражданском (суррогатном, как они это называли) муже Сартре. В разное время Симона высказывала разные версии того, что происходило в их отношениях, некоторые биографы говорят, что она специально "запутывала следы" и развлекалась таким образом, потешаясь над буржуазной публикой. Но так как история отношений этой пары подробно запечатлена в многочисленных письмах (особенно когда Сартр был призван на войну), фактов известно довольно много. И биографических исследований тоже много. Неплохое исследование, например, недавно вышло на русском языке . "Секс и философия" Эдвард и Кейт Фуллбрук.

Инициатором свободного союза в большей степени была сама Симона. Хотя в то время это было в порядке вещей в рядах богемы, мечтавшей основательно перетряхнуть все буржуазно-респектабельные нормы. Симона и Сартр были философами, всю свою жизнь изучавшими феномен свободы. Могли ли они отказаться от рассмотрения этого феномена изнутри, в своих собственных отношениях? Где границы свободы, насколько человек зависит от Другого, где он действительно распоряжается собой, а где путает вынужденность с собственным выбором? Два этих гениальных ученых не могли лишать себя шанса исследовать это все на себе.

Еще в самом начале отношений с Сартром Симона много писала о своей сексуальной аддикции. Она описывала настоящую нимфоманию. Она имела сексуальные связи с малознакомыми и даже незнакомыми мужчинами. "Тело предает меня, - жаловалась она. - Я не могу контролировать свой огонь. Я не владею собой". Не все одержимые - гении, однако настоящие гении очень часто страдают от одержимости какими-то страстями. Такова конструкция их личности, пропускающая через себя огромный поток. Впоследствии с помощью усердного труда (физкультуры и работы) Симоне удалось преодолеть аддикцию, и она начала контролировать себя намного лучше.




Во время аддикции Симона очень переживала, что не может описывать все свои сексуальные связи Сартру, ей было слишком противно. Тем самым она нарушала договор, который они заключили в самом начале отношений. Они договорились об обоюдной сексуальной свободе, а еще о том, что они никогда ничего не будут друг от друга скрывать. Их отвязность в силу физической неверности должна была компенсироваться привязанностью в силу абсолютного доверия и честности. А еще тем, что они всегда будут друг для друга на первом месте.

Сартр последнее условие всегда соблюдал (а Симона нет) Всех своих любовниц он подбирал по принципу физической привлекательности, но никогда не пытался искать подобную Бовуар по уму. Впрочем, это было, наверное, и невозможно. Симона была слишком умна (умней самого Сартра, на самом деле). Ольга Козакевич, интеллектуалка, которая долго жила вместе с Симоной и Сартром, ошибочно считается любовницей Сартра (и Симоне ошибочно приписывается ревность, Симона никогда не была ревнива), Ольга была постоянной любовницей самой Симоны, а Сартру отказывала долгие годы. Задетый Сартр пытался ухаживать и за Ольгой, и за ее сестрой Вандой, когда Ольга ему многократно отказала. Но и Ванда тоже отвергала Сартра.

Вообще, ситуация Бовуар и Сартра показывает, что когда супружеская пара договаривается о свободной любви, и оба в равной степени стараются этой свободой пользоваться, мужчина чаще всего оказывается в менее выгодном положении. Сарт пытался ухаживать за многими женщинами, но вступал в реальные связи мало с кем, мало соглашались, в основном он состоял просто в романтических переписках. Для Бовуар проблем не было, она вступала в связи почти со всеми, кто ей хотя бы немного нравился. Можно сказать, что такой договор менее выгоден для мужчины, если только он не обладает намного более сильным сексуальным шармом, чем его жена. О Сартре этого сказать было нельзя.

Симона подробно рассказывала почти обо всех своих связях в письмах Сартру, не обходила никакие интимные подробности, спрашивала у него советов, как манипулировать любовниками. Сартр тоже делился с ней своими приключениями на стороне (которых было во много раз меньше). В какой-то момент (и очень надолго) у Симоны появился мужчина, который стал ей важен не менее, чем Сартр, а то и более, хотя это было нарушение их договора. Сартр писал, что легко соглашался на треугольники, где он имеет очевидное преимущество с точки зрения влечения женщины, но никогда не мог терпеть треугольники, где преимущество было у другого.

Жак Бост - возлюбленный Бовуар, не только талантливый журналист, но и настоящий красавец (а фото Сартра все видели?), вызывал ревность Сартра, потому что в какой-то период жизни Симона честно признавалась, что читает его письма первыми и переживает за него (на войне) даже больше, чем за Сартра. Честность и садизм искренность признаний Симоны подкупает, неправда ли?

Главная идея философии Бовуар - обретение субъектности с помощью равного другого. Симона считала, что человек обретает субъектность, осознает и осмысливает, то есть обретает эту субъектность, только взаимодействуя с другим человеком, которого он считает равным себе и который считает равным его. Никак иначе обрести субъектность невозможно.

Интересно, что свои отношения с Сартром Симона всегда считала по-настоящему субъектными, а объектом себя ощущала рядом с Ольгой Козакевич (их близкой с Сартром подругой и ее любовницей). "Ольга смотрит на меня как на объект, чужими глазами" - не раз писала она.

Сартр несколько раз пытался отказаться от прав на свободу со своей стороны. "Я чувствую себя мерзавцем, - писал он. - Больше никаких интрижек". Но Симона никогда не просила его об этом и никогда не собиралась прекращать свои интрижки.

Вклад Симоны де Бовуар в философию и другие гуманитарные науки сложно переоценить. Есть немало экспертных мнений, что лучшие романы Сартра написаны при ее непосредственном участии, а основные его философские идеи были высказаны сначала ею.

Когда речь идет о фигурах такого масштаба, пользу может принести не только свобода в браке, но и вообще любая девиация, любой психологический экстрим. Все может быть использовано такой громадиной-турбиной как благодатное топливо и полезный материал.

Но если человек не собирается посвятить свою жизнь исследованию какого-то философского феномена или написанию глубоких психологических произведений, могут ли пригодится ему свободные отношения в браке?

В принципе, человеку может пригодится абсолютно все. Смотря как это будет вписано в его жизнь, что он сможет получить благодаря этому, а что утратить.

Моя героиня Нина считает свободный брак необходимым для Димы. Сама она, как говорит, не нуждается ни в какой сексуальной свободе, а его свободы хочет и для себя, и для него. Она приводит в пример их знакомую пару, художницу и реставратора, которые живут в свободных отношениях много лет. На взгляд Нины, это идеальные отношения. Иногда у них бывают недоразумения и даже ссоры, но все это довольно легко разруливается, не сложней, чем в их паре. Ей кажется, что благодаря свободным отношениям художница находится в очень хорошей творческой форме, много творит, ее картины продаются, а ее муж имеет много заказов. Если бы эта пара замкнулась в своем семейном гнездышке, ревнуя друг друга к любому флирту и даже общению на стороне, они бы очень много потеряли, а возможно уже расстались, не выдержав плена и духоты.

Дима считает, что Нина путает самопрезентацию этой самовлюбленной парочки и реальное положение вещей. Он убежден, что на самом деле два этих человека - просто друзья (и про Сартра с Симоной он говорит - "она была подругой Сартра просто"), и ни о какой любви нет речи. Он говорит, что знает эту пару давно, и однажды, еще до знакомства с Ниной, этот реставратор влюбился. Он сейчас же расхотел свободный брак, захотел бросить свою жену и потребовал от своей возлюбленной немедленного развода с ее мужем и моногамных отношений. Но возлюбленная со своим мужем разводиться не захотела, поэтому реставратор остался в своем свободном браке. Нина не согласна с версией Димы и говорит, что он все интерпретирует в пользу собственничества. Нина считает, что собственничество Димы не ей мешает быть свободной, а прежде всего ему самому, и ее это огорчает.

Вера, героиня другой истории, тоже приводит в пример какие-то знакомые парочки со свободными отношениями. Она считает (вынужденно как мы помним, но сейчас убеждена, что это - ее выбор) такие отношения не только возможными, но имеющими много преимуществ. Например, она говорит, что избавившись от ревности, перестала ненавидеть женщин, которых в тайне недолюбливала всегда, как класс. А теперь обрела любовь к ним и миру.

Нина говорит, что будет чувствовать себя намного лучше, если окружающие женщины (а в силу работы Дима общается с очень многочисленной модной тусовкой) перестанут считать ее ревнивым цербером, не пускающим никого к телу мужу, а поймут, что она достаточно свободная и уверенная в себе женщина. Также Нина говорит, что для нее очень важно, чтобы Диму привязывала к ней не физическая близость, которую нарушить можно в любой момент ("если бы он пил, нарушал бы обязательно, он не мог себя контролировать пьяный" - говорит она) а духовная связь. Она верит в то, что Дима - ее половинка, родственная душа, у них настоящая любовь, неразрывная связь, на которую никак не могут подействовать никакие физические измены. И она считает оскорбительным ставить любовь в прямую зависимость от такой ерунды, как займется ее муж с кем-то сексом или нет.

Дима не считает секс ерундой, а считает самым важным, что между ними с Ниной происходит. Не единственным важным, но самым важным. А Нина несогласна. "Оказывается умственный тип - это самые настоящие б**ди, - удрученно говорит Дима. - Они сношаются исключительно в душу, а тело не имеет значения, и поэтому они готовы разбрасываться этим телом."

Давайте и вы назовите для моих героинь плюсы свободного брака? Минусы тоже можно называть, но все-таки давайте и про плюсы тоже. Потому что с минусами как-то все более очевидно, а вот с плюсами нет. Попробуем?

Subscribe
  • 146 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
  • 146 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Comments for this post were locked by the author